Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
Издательство приглашает к сотрудничеству редакторов, корректоров имеющих опыт работы с научными и переводными текстами.

Отношения с США. Проблемы взаимной и общей безопасности. Введение. - Отвечая на вызов времени. Внешняя политика перестройки: документальные свидетельства.

Отвечая на вызов времени. Внешняя политика перестройки: документальные свидетельства.
По записям бесед Горбачева с зарубежными деятелями и другим материалам
2010 г.
500 Р
375 Р

Накануне прихода Горбачева к руководству страной отношения между СССР и США были самым острым и проблемным «участком» советской внешней политики и мировой политики в целом. Именно они составляли стержень «холодной войны». «Разрядка» 1970-х годов не изменила сути противостояния двух сверхдержав. Помимо идеологического противоборства, СССР и США противостояли друг другу в ряде региональных конфликтов и в гонке ракетно-ядерных и обычных вооружений. С началом размещения советских ракет средней дальности СС-20 и американских «Першингов-2» и крылатых ракет в Европе разрядка была, по существу, похоронена.

Две главные черты характеризовали советско-американские отношения в начале 1980-х годов:

— практически полное отсутствие доверия;

— доминирование в повестке дня милитаристского компонента. В лучшем случае это позволяло худо-бедно регулировать гонку вооружений и договариваться о «потолках» — хотя и чрезвычайно высоких — систем вооружений.

Новое советское руководство исходило из того, что без кардинального улучшения советско-американских отношений оздоровления мировой политики не произойдет. И хотя такое понимание, в общем, было и у предшественников Горбачева, принципы нового мышления создавали для них новую концептуальную основу. Речь идет об идее взаимной безопасности, изложенной в докладе Горбачева ХXVII съезду КПСС: «Безопасность, если говорить об отношениях между СССР и США, может быть только взаимной, а если брать международные отношения в целом — только всеобщей. Высшая мудрость не в том, чтобы заботиться исключительно о себе, а тем более в ущерб другой стороне. Нужно, чтобы все чувствовали себя в равной безопасности, ибо страхи и тревоги ядерного века порождают непредсказуемость в политике и конкретных действиях. <...> Мы придаем важное значение состоянию и характеру отношений Советского Союза и США. У наших стран немало точек соприкосновения, есть объективная потребность жить в мире друг с другом, сотрудничать на равноправной и взаимовыгодной основе».

Вывести отношения из штопора, в который они попали на рубеже 70—80х годов, можно было только сломав логику порочного круга, в котором недоверие питало гонку вооружений, а гонка вооружений еще более усиливала недоверие. Поэтому именно вопросы ограничения и сокращения вооружений оказались на первом плане в советско-американских отношениях с самого начала перестройки и занимали в них центральное место на протяжении длительного периода.

Большое значение имело налаживание механизма разработки наших переговорных позиций. До Горбачева вопросы военной политики решались военным руководством и прежде всего министерством обороны вместе с министерством иностранных дел во главе с А.А. Громыко, который доминировал в проведении внешнеполитического курса и в приемах дипломатии. Государство практически не имело военной доктрины и высшее политическое руководство военной сферой имело во многом формальный характер. Министерство обороны диктовало и режим деятельности межведомственной комиссии по наблюдению за переговорами по разоружению.

По инициативе Горбачева руководителем межведомственной комиссии (так называемой «большой пятерки») был назначен секретарь ЦК КПСС Л.Н.Зайков, имевший большой авторитет ввоенных ивоенно-промышленных кругах, осознававший необходимость вывести из тупика переговоры по разоружению.

Роль аппарата комиссии Зайкова выполняла межведомственная рабочая группа («малая», или «нижняя пятерка»), в состав которой входили эксперты, в том числе представители исследовательских институтов, конструкторских бюро и предприятий военной промышленности. Демократический и творческий характер работы «пятерок» способствовал выработке реалистических позиций, на которые опирался Горбачев в своем взаимодействии с американским руководством*.

Каковы самые главные этапы развития советско-американских отношений в период перестройки?

Советско-американская встреча на высшем уровне в Женеве (ноябрь 1985 года). Основной итог встречи был отражен в совместном советскоамериканском заявлении, где, в частности, говорилось: «Обсудив ключевые вопросы безопасности, стороны, сознавая особую ответственность СССР и США в деле сохранения мира, заявляют, что ядерная война никогда не должна быть развязана, в ней не может быть победителей. Признавая, что любой конфликт между СССР и США мог бы иметь катастрофические последствия, они также подчеркнули важность предотвращения любой войны между ними — ядерной или обычной. Они не будут стремиться к достижению военного превосходства».

Рейкьявик (октябрь 1986 года) — решающий рубеж, важнейшая веха в советско-американском переговорном процессе по стратегическим наступательным вооружениям. Американцам были представлены совершенно конкретные предложения уже не об ограничении, а о сокращении всех частей «триады» СНВ — межконтинентальных ракет наземного базирования, ракет на подводных лодках и стратегической авиации (50-процентном!). Стороны были близки к соглашению, но оно не состоялось из-за нежелания американской стороны отказаться от своей «стратегической оборонительной инициативы» (СОИ) — программы использования космоса в военных целях. Но оба лидера смогли убедиться, что каждый из них искренне хочет предотвратить ядерную катастрофу. «Энергетические полюса» сблизились, и вспыхнула искра доверия, даже личной симпатии. Это позволяло рассчитывать на то, что с этим президентом можно достичь перелома в гонке вооружений, ослабить, если не совсем устранить конфронтацию. На состоявшейся сразу после встречи пресс-конференции М.С. Горбачев заявил: «При всем драматизме Рейкьявика это не поражение, это прорыв, мы впервые заглянули за горизонт».

Визит Горбачева в Соединенные Штаты (декабрь 1987 года). Выход на широкие круги американского общества. Проявление понимания и сочувствия к политике Горбачева — как в официальных кругах, так и среди населения. Изменение «образа СССР» в его глазах, стирание «образа врага». Подписание Договора о ракетах средней и меньшей дальности (Договор о РСМД), впервые в истории ликвидировавшего целый класс ядерного оружия, — крупнейший шаг к устранению угрозы ядерного конфликта.

Визит Рейгана в Москву (май—июнь 1988 года). Полное включение личностного фактора. Обмен ратификационными грамотами к Договору о РСМД. Хотя из-за сопротивления правого крыла администрации не удалось подписать Договор о стратегических вооружениях, его основные положения были согласованы и фактически действовали. Во время прогулки по Кремлю и Красной площади в ответ на вопрос, считает ли он СССР «империей зла», Рейган сказал: «Нет. Я говорил о другом времени, другой эре». Новая атмосфера отношений на уровне обеих наций.

Встреча Горбачев—Рейган—Буш на Губернаторском острове в НьюЙорке после выступления Горбачева в ООН (декабрь 1988 года). Рейган передает эстафету конструктивных отношений с Советским Союзом Джорджу Бушу, избранному новому президенту США. Выступая с трибуны ООН, Горбачев в заключительной части своей речи отдал должное прогрессу в налаживании отношений между СССР и США. Во всем мире, сказал он, «смогли вздохнуть с облегчением благодаря изменениям к лучшему в отношениях между Москвой и Вашингтоном». Прозвучавший с трибуны ООН призыв Горбачева к структурной перестройке международных отношений — на основе права, а не силы, к деидеологизации международных отношений, — вызвал большой резонанс во всем мире.

После «паузы», взятой в начале президентства Буша «для прояснения ситуации», — приезд нового госсекретаря США Бейкера в Москву (май 1988 года), быстрое включение фактора доверия и готовность американской администрации идти дальше.

Встреча Горбачев—Буш на Мальте (начало декабря 1989 года). Признание, что СССР и США больше не являются «противниками», объявление о прекращении «холодной войны» и конфронтации. Публичная поддержка новой администрацией политики перестройки.

Неоднократные контакты (в первые месяцы 1990 года) по телефону с Бушем и на встречах в Москве с Джеймсом Бейкером в связи с объединением Германии. Споры, но уже не в конфронтационном стиле. Достижение компромисса по германскому вопросу во время визита Горбачева в Вашингтон (май-июнь 1990 года). Продвижение по проблемам СНВ и решающий сдвиг в переговорах об обычных вооружениях в Европе.

Совместные действия в связи с агрессией Саддама Хусейна против Кувейта (август 1990 — февраль 1991 года). Встреча Горбачев—Буш в Хельсинки (сентябрь 1990 года). Помимо договоренности в отношении Саддама Хусейна, Буш впервые масштабно поставил здесь вопрос о «новом мировом порядке» после «холодной войны», который был основательно обсужден.

— Официальный визит президента Буша в СССР (конец июля 1991 года). Подписание Горбачевым и Бушем Договора об СНВ. Обсуждение в НовоОгареве проблем всеобщей, планетарной безопасности.

Другие главы из этой книги
  • Глубокая внутренняя перестройка, происходившая в СССР в 1985—1991 годах, потребовала кардинального изменения курса советской внешней политики, что имело далеко идущие последствия для всего мирового развития. Предлагаемая вниманию читателей книга состоит в основном из архивных материалов, хранящихся...
  • Внешняя политика перестройки стала ответом на фундаментальные изменения в мире в последней четверти XX века. Они потребовали нового осмысления мировой ситуации и новых подходов во внешнеполитической деятельности. На протяжении многих лет в основе советской внешней политики лежала идея противоборства...