Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
Издательство приглашает к сотрудничеству редакторов, корректоров имеющих опыт работы с научными и переводными текстами.

Предисловие - Российское общество и вызовы времени. Книга первая

Российское общество и вызовы времени. Книга первая
под ред. Горшкова М.К., Петухова В.В.
2015 г.
600 Р
450 Р

Взаимодействие и взаимовлияние процессов, происходящих в различных сферах жизнедеятельности людей, — важнейшая закономерность функционирования современного общества. В особых формах данная закономерность проявляется в условиях социальных трансформаций со свойственными им переходными общественными состояниями. Для постсоветской России это имеет принципиальное значение, поскольку первое десятилетие реформ было связано с радикальной ломкой устоявшихся в прежние периоды экономических, социальных, политических и духовно-нравственных отношений, резким падением уровня жизни населения, периодически возникающими проявлениями массового недовольства. 2000-е годы положили начало преодолению системного кризиса, выходу России на траекторию стабильного развития, возрождению и укреплению ее международного авторитета и влияния в мире. Однако 2014-й год породил череду новых вызовов и угроз для российского общества, связанных с обострением международной обстановки, резким изменением конъюнктуры на нефтяных и финансовых рынках, а, соответственно, с вынужденным переходом российского государственного бюджета на режим экономии. Качественно новые условия макросреды функционирования и развития российского социума предъявляют новые повышенные требования к качеству и эффективности государственного управления. Но не менее высокие требования предъявляются и к научным исследованиям трансформационных процессов, происходящих в стране, к созданию систематически действующего научного обеспечения механизма обратной связи власти и общества на основе социологического мониторинга динамики социальных изменений с учетом новых реалий, определяющих характер текущих социально-экономических, политических, социокультурных и этнорелигиозных отношений. Тем самым, социология не просто на словах, а в контексте реальных проблем и необходимости их решения, приобретает статус средства социальной диагностики, а также неотъемлемой части социальной статистики, необходимой в управленческом процессе для объективной оценки состояния и динамики социальных явлений и процессов, прогнозирования последствий принимаемых политико-управленческих решений.

Какая же социология способна ответить на явно возрастающую потребность ее включения в систему научного обеспечения государственного управления? Вопрос этот не надуманный, а продиктованный тем, что за годы развития публичной социологии в стране (факта, безусловно, позитивного) во многих умах, в том числе управленческого аппарата, сложилось довольно устойчивое мнение о том, что чуть ли не любой социологический опрос имеет одну и ту же научную ценность и практическую значимость. Однако это далеко не так. Существует немало отличий в тех подходах и методах, которые используются разными социологическими центрами и сугубо научными, академическими институтами (лабораториями) при проведении массовых опросов. Центры, нацеленные на регулярное производство социологических данных, связаны, главным образом, с получением зондажной, оперативной, описательной информации, рассчитанной на выявление реакции общества на то, что происходит «здесь и сейчас». Такой подход имеет свою ценность, уже хотя бы потому, что отвечает на потребность общества и управленческих структур знать, каково состояние общественного мнения по тому кругу проблем, которые выдвинулись в актуальную «повестку дня».

Что же касается академической социологии, то она не может этим ограничиваться. Ее «конек» — не «скользить» по поверхности исследуемых явлений и процессов, а проникать в их суть. А для этого необходимы социологические исследования иного типа, а именно — аналитические исследования, нацеленные на выявление причинно-следственных связей изучаемых явлений и процессов, исследования — одновременно и описательные, и глубинные, при этом — комплексные, многоаспектные, учитывающие реальные контексты повседневной жизни россиян.

Очевидно, что при таком подходе есть основания претендовать не просто на получение «социологического среза» общества (как часто определяют результаты массовых опросов), а на нечто гораздо большее. У исследователей появляется возможность видеть общество, чувствовать его дыхание не в плоскостном отображении, а в голографическом, объемном виде. Ну, а такой — на выходе — социологический продукт отличается гораздо более высокими потребительскими качествами. С большой пользой для дела материалы подобных исследований могут использоваться не только в научном осмыслении общества, в котором мы живем, но и в социально-экономическом планировании, в государственно-политическом управлении (в особенности, при выработке моделей государственной стратегии в различных сферах общества).

Именно такой подход был положен в основу проекта Института социологии РАН, нацеленного на многоаспектное изучение трансформационных процессов в российском обществе и получившего поддержку в 2014 г. Российского научного фонда. Программой проекта предусматривается проведение общенациональных социологических исследований аналитического и мониторингового типа, позволяющих выявлять и устойчивые, и меняющиеся характеристики российского социума в контексте новых реалий времени.

Первое такое исследование было проведено в октябре—ноябре 2014 г. Его цель состояла в осуществлении социологического анализа взаимовлияния социально-экономических, политических, социокультурных и этнорелигиозных факторов на социальные трансформации в пореформенной России. При этом контекстный подход в исследовании российской повседневности дополнялся выявлением особенностей состояния и динамики массового сознания с учетом новых внешнеполитических условий функционирования российского общества.

В процессе реализации цели исследования решались следующие основные задачи:

  • социологическое измерение текущего социально-экономического положения населения и его влияния на массовые оценки россиянами общественной ситуации и социальных перемен в стране;
  • выявление степени удовлетворенности российских граждан различными аспектами своей жизни в контексте взаимоотношений общества и власти;
  • анализ динамики ценностных ориентаций и мировоззренческих ориентиров россиян в этнокультурном и религиозном контекстах;
  • выявление восприятия образа «Русского мира» в российском самосознании, оценка влияния на него событий на Украине;
  • социологическая диагностика внешнеполитических ориентаций российских граждан в условиях обострения отношений России с США и ведущими странами Западной Европы;
  • выявление степени готовности российского общества противостоять новым вызовам и угрозам и др.

Объем выборочной совокупности исследования составил 4000 респондентов, репрезентирующих взрослое население страны в возрасте 18 лет и старше, в разбивке по возрастным когортам.

Репрезентативность социологической информации обеспечивалась использованием модели многоступенчатой районированной выборки с квотным отбором единиц наблюдения (респондентов) на последней ступени. При этом на первой ступени выборки районирование осуществлялось по территориально-экономическим районам Российской Федерации в соответствии с принципами, разработанными и применяемыми Росстатом для контроля социально-экономических показателей в динамике. В соответствии с данными Росстата, выборочная совокупность была сегментирована по двум показателям: возраст и тип поселения.

Вторая ступень выборки включала выделение типичных субъектов РФ в составе каждого территориально-экономического района. Структура районирования — два мегаполиса и 19 иных субъектов РФ.

Мегаполисы: Москва и Санкт-Петербург.

Территориально-экономические районы:

  1. Северный район — Архангельская область.
  2. Северо-Западный район — Новгородская область.
  3. Центральный район — Московская, Рязанская, Ярославская, Тульская области.
  4. Волго-Вятский район — Нижегородская область.
  5. Центрально-Черноземный район — Воронежская область.
  6. Поволжский район — Республика Татарстан, Саратовская область.
  7. Северо-Кавказский район — Ростовская область, Ставропольский край, Северная Осетия.
  8. Уральский район — Свердловская, Челябинская области.
  9. Западно-Сибирский район — Кемеровская, Новосибирская области.
  10. Восточно-Сибирский район — Красноярский край, Иркутская область.
  11. Дальневосточный район — Хабаровский край.
  12. Республика Крым.

Третья ступень выборки: внутри субъектов РФ осуществлялось дальнейшее районирование, которое заключалось в расчете статистических квот по степени урбанизированности, по 5-ти типам поселений: мегаполисы; административные центры субъектов РФ; административные центры районов; поселки городского типа; села.

На четвертой ступени выборки, то есть при непосредственном отборе интервьюерами респондентов для опроса по заданным квотам соблюдались квоты по основным социально-профессиональным признакам респондентов, а также возрастные пропорции по пяти возрастным когортам: 18–30 лет; 31–40 лет; 41–50 лет; 51–60 лет; 60 лет и старше.

Далее дается анализ социологических данных, полученных в ходе осуществления первой волны социологического мониторинга состояния и динамики российского общества в контексте новых реалий времени.

Общенациональное исследование и подготовка материалов научной монографии выполнены рабочей группой в составе: М. К. Горшкова (руководитель исследования, предисловие, глава 4.2, заключение, общая редакция), А. Л. Андреева (главы 3.3, 4.3), Л. М. Дробижевой (глава 3.1), И. М. Кузнецова (глава 2.3), С. В. Мареевой (главы 1.1, 2.2), М. М. Мчедловой (главы 2.4, 3.2), В. В. Петухова (зам. руководителя исследования, главы 4.1, 4.2), Р. В. Петухова (глава 4.1), Н. Н. Седовой (глава 4.3), И. Н. Трофимовой (глава 2.1), Н. Е. Тихоновой (главы 1.2, 1.3, 1.4).

Научный редактор — Е. Н. Кофанова.