Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
Издательство приглашает к сотрудничеству редакторов, корректоров имеющих опыт работы с научными и переводными текстами.

Предисловие к первому изданию - Структурное изменение публичной сферы: Исследования относительно категории буржуазного общества

Цель настоящего исследования — анализ типа «буржуазная публичная сфера».

Рабочий метод продиктован специфическими трудностями, связанными с предметом исследования. Его сложность не позволяет ограничиться специальными методами какой-либо конкретной области науки. Категория публичной сферы находится скорее на том широком поле, которое некогда определило взгляд, характерный для традиционной «политики» [1]. В границах же отдельных общественно-научных дисциплин предмет растворяется, исчезает. Проблематика, возникающая вследствие интеграции социологических и экономических, государственно-правовых и политологических, социально-исторических и идейно-исторических аспектов, вполне очевидна. При нынешнем уровне дифференциации и специализации общественных наук вряд ли кто-нибудь сумеет «овладеть» сразу несколькими дисциплинами — не говоря уже обо всех. Другое своеобразие метода объясняется необходимостью действовать одновременно социологически и исторически. «Буржуазную публичную сферу» мы понимаем как категорию, типичную для определенной эпохи. Она неотделима от уникальной истории развития «буржуазного общества», чьи истоки кроются в европейском

Высоком Средневековье. Ее нельзя в порядке обобщения идеального типа приложить к любой другой исторической ситуации — даже при наличии формально схожих констелляций. Мы, например, пытаемся показать, что о «публичном мнении» в точном смысле этого выражения можно вести речь только применительно к Англии конца XVII века и к Франции XVIII века. Вообще, мы рассматриваем «публичную сферу» как историческую категорию. Этим наш метод изначально отличается от подхода формальной социологии, чей продвинутый уровень подкреплен сегодня так называемой структурно-функциональной теорией. С другой стороны, социологическое исследование исторических тенденций находится в той стадии обобщения, когда однократные, уникальные события и процессы приводятся с оттенком предостережения, то есть могут интерпретироваться как примеры общественного развития, выходящего за рамки единичного случая. От строго исторического подхода такой социологический образ действия отличается, казалось бы, большей свободой в оценках исторического материала; в то же время он подчиняется не менее строгим критериям структурного анализа взаимосвязей, характерных для всего общества.

Наряду с этими двумя методологическими замечаниями мы хотели бы сделать еще одну оговорку, касающуюся самой проблемы. Наше исследование ограничивается структурой и функцией либеральной модели буржуазной публичной сферы, ее возникновением и изменением. Таким образом, оно относится к достигшим доминирования чертам некоего исторического формообразования [Gestalt] и пренебрегает другим, плебейским, вариантом публичной сферы, остававшимся как бы подавленным в ходе исторического процесса. На этапе Французской революции, который связан с именем Робеспьера, так сказать, на одно мгновение заявила о себе публичность, стряхнувшая свое литературное одеяние, — ее субъектом стали уже не «образованные сословия», а необразованный «народ». Эта плебейская публичная сфера так же скрытно продолжит существование в чартистском движении и прежде всего в анархистских традициях континентального рабочего движения. Однако и она сохранит ориентацию на интенции буржуазной публичности; в духовно-историческом плане она, как и последняя, тоже является наследием XVIII столетия. Поэтому следует подчеркнуть ее коренное отличие от плебисцитно-приветственной формы регламентированной публичности высокоразвитых диктатур индустриального общества. Формально у этих вариантов публичности есть некоторые общие черты. Но если первый характеризуется неграмотностью носителей, то второй — как бы постлитературностью. Этим они отличаются от литературно определенной публичной сферы, публику которой составляли резонерствующие частные лица. Хотя определенные плебисцитные формы проявления созвучны, это не может скрыть того, что те два варианта буржуазной публичной сферы, которые в нашем контексте рассматриваться не будут, относятся к разным ступеням исторического развития и выполняли разные политические функции.

Наше исследование стилизует основные либеральные элементы буржуазной публичной сферы и ее социально-государственные трансформации.

Я благодарю Немецкое научно-исследовательское общество за щедрую поддержку. За исключением § 13 и 14 работа была представлена в качестве докторской диссертации на философский факультет Марбургского университета.

Ю.Х.
Франкфурт, осень 1961 года.

Примечания

1. См.: Hennis W. Bemerkungen zur wissenschaftsgeschichtlichen Situation der politischen Wissenschaft // Staat, Gesellschaft, Erziehung. Bd. 5. S. 203 ff; dies. Politik und praktische Philosophie. Neuwied, 1963; см. также мою работу: Die klassische Lehre von der Politik in ihrem Verhältnis zur Sozialphilosophie // Habermas J. Theorie und Praxis. Neuwied, 1963. S. 13 ff.

Другие главы из этой книги
  • Вопрос о новом переиздании этой книги возник в связи с внешними обстоятельствами. Мои первые работы публиковало издательство «Luchterhand», за что я ему весьма благодарен. Теперь же оно сменило владельца, и мне пришлось искать другое издательство. Перечитывая свой...