Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
Издательство приглашает к сотрудничеству редакторов, корректоров имеющих опыт работы с научными и переводными текстами.

О королях, битвах, походах. Швейцария – это не только часы и сыр

История Швейцарии
Райнхардт Ф.
Пер. с нем.
2013 г.
300 Р
«Независимая газета» EX LIBRIS
22.08.2013
Максим Артемьев

Швейцария – тихая благополучная страна, с которой ничего не происходит уже лет двести. Таково общее знание среднего россиянина о благодатном альпийском уголке. Никто даже не вспомнит имени ни нынешнего, ни предыдущих премьер-министров Швейцарии – лишнее доказательство торжества филистерских добродетелей и спокойной размеренной жизни. Но каким образом это многоязычное государство возникло и не разваливается? Почему 75% населения говорят по-немецки, но частью Германии Швейцария не является? Отчего франкоязычная Женева – не во Франции? И как случилось, что такая маленькая страна – конфедерация? На эти закономерные вопросы ответить обычному читателю уже сложнее. История Швейцарии теряется в дымке неопределенности. Вроде бы страна есть, а откуда она взялась – непонятно.

Профессор Фрибургского университета Фолькер Райнхардт берется разъяснить существующие у россиянина неясности. Несмотря на свой небольшой объем – 140 страниц, получился весьма информативный труд, насыщенный фактами. Что представляется особенно ценным и привлекательным – автор пишет в старой доброй парадигме добротного исторического труда, не в современном новомодном духе. Сегодня на Западе уже не принято вести рассказ о королях, битвах, походах. Политкорректность требует повествования о положении женщин, о повседневном бытии гомосексуалистов в Средние века, об экономике крестьянской семьи и прочих правильных, но скучных вещах. Достаточно посмотреть «Историю Швеции», вышедшую в той же серии «Национальная история» этого же издательства.

Райнхардт, словно вопреки духу времени, ведет речь именно о политической истории – битвах, союзах, интригах, распрях, в которых рождался Швейцарский союз. Возникший в 1291 году как объединение трех «лесных» кантонов, он в течение двух-трех веков объединил вокруг себя прилегающие альпийские и приальпийские земли, став одним из интереснейших государственных проектов тогдашней Европы. Союз маленьких городских и кантональных республик оказался чрезвычайно живучим и устойчивым формированием – при всей первичной рыхлости и непрочности конфедерации. Великие империи и державы, в борьбе с которыми швейцарцам приходилось отстаивать свою независимость, рухнули, а Швейцария укреплялась и увеличивалась в размерах. Наследие Вильгельма Телля не зря привлекало к себе внимание и Шиллера, написавшего одноименную драму, и Гете, трижды посетившего страну и внимательно изучавшего ее нравы, обычаи и устройство.

В известном смысле образование Швейцарии было таким же политическим потрясением, как восстание Нидерландов в XVI веке или Война за независимость американских колоний в XVIII веке. По следам Гете ездил в Цюрих, а затем в Женеву и молодой Николай Карамзин, чьи описания красот и людей Швейцарии являются одними из наиболее примечательных мест в «Письмах русского путешественника». Для всех этих знаменитых писателей Швейцария представлялась замечательным образцом естественного существования людей, близких к природе и сильных простотой своего незамысловатого государственного устройства.

И в XX веке Александр Солженицын был впечатлен примечательной традицией швейцарских деревень на сходах под открытым небом сообща решать вопросы своего устройства – форма народной демократии, которую он рекомендовал и для России, но был не услышан и высмеян «прорабами перестройки». Традиция сходов впоследствии переросла в швейцарскую особенность – проводить по всем важным вопросам общенациональные референдумы. Правда, подобная плебисцитарная демократия могла играть в иных случаях и реакционную роль – благодаря ей Швейцария вплоть до 1971 года не давала права женщинам голосовать, а в кантоне Аппенцель-Иннерроден женщины смогли (и то по решению суда) избирать на местных выборах только с 1990 года.

Райнхардт показывает, как традиции демократии, поиска консенсуса смогли справиться с многочисленными вызовами времени, например, с религиозным расколом XVI века, когда одни кантоны остались католическими, а другие пошли за реформаторами. Никакие богословские разногласия не смогли расколоть Швейцарский союз ни тогда, ни в XIX веке, когда в 1847 году вспыхнула последняя война на швейцарской земле, тут же, впрочем, прекращенная с минимальными потерями.

Автор подробно рассказывает о такой старинной традиции швейцарцев, сохраняющейся в минимальной степени и до сегодняшнего дня, как наемничество. Правда, в Россию швейцарские вояки попали уже не в качестве уважаемых наемных солдат-профессионалов, а в качестве подневольных рекрутов наполеоновской армии, отчего, возможно, в русском языке их этноним стал обозначением привратника, сугубо мирной профессии. Самая краткая глава посвящена XX веку – вот уж когда история, что называется, остановилась. Обе мировые войны обошли нейтральную с 1815 года Швейцарию стороной, хотя и заставили ее население изрядно поволноваться. Самым большим событием столетия для страны стало, помимо предоставления избирательных прав женщинам, создание нового кантона – Юра, все также в мирных договорно-плебисцитарных традициях.

Из недостатков книги можно отметить отсутствие сведений по истории ныне составных частей Швейцарии, а прежде – независимых республик – Женевы и кантонов Граубюнден и Вале. Они вошли в состав конфедерации на рубеже XVIII–XIX веков, а до того жили собственной жизнью, в иных аспектах не менее интересной, чем Швейцария. Стоит заметить, что удивительным образом Женева – недавнее приобретение, стала для россиян символом альпийской республики, находясь постоянно на слуху.