Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
«День Финляндии» на Флаконе

От редакторов - Фронтир в американской истории

Фронтир в американской истории
Тёрнер Фредерик Дж.
Пер. с англ.
2009 г.
250 Р
190 Р

Выдающийся американский ученый Фредерик Джексон Тёрнер вошел в историю науки как создатель фундаментальной концепции «фронтира» («границы»), без которой сегодня трудно представить осмысление не только американской, но и мировой истории. Особое значение имеет она и для понимания истории России в силу немалого числа параллелей в американской и отечественной истории. Парадоксально, но на русский язык широко известные работы Тёрнера никогда не переводились, оставаясь доступными только специалистам. Настоящее издание ключевых статей и выступлений историка о «фронтире» восполняет этот досадный пробел.

В 1893 г. профессор истории Университета штата Висконсин Фредерик Джексон Тёрнер представил на суд профессионального сообщества и широкой общественности концепцию «фронтира» («границы») в американской истории, выступив с докладом на заседании Американской исторической ассоциации в Чикаго во время Всемирной выставки. Позднее на протяжении четверти века ученый развивал эту концепцию, оказавшую огромное влияние на понимание истории США и развитие американской исторической науки на протяжении всего XX в. И поныне интерес к «фронтиру» и американскому Западу продолжает сохраняться далеко за пределами Соединенных Штатов.

Историк уделил также очень большое внимание проблеме регионального развития страны, разработав концепцию «секций», которую ряд исследователей оценивал столь же высоко, как и теорию «фронтира». Тёрнер стал одним из основателей «прогрессистской» школы американской историографии и по праву считается классиком исторической науки США. Он придавал важное значение изучению социально-экономических факторов, призывал историков заимствовать некоторые методы из смежных дисциплин.

Термин «фронтир» (от frontier — граница, рубеж) имел для Тёрнера прежде всего историческое значение и обозначал приграничную полосу либо область так называемых «свободных земель» во внутренних районах североамериканского континента, которая на протяжении всей истории страны вплоть до конца XIX  в. осваивалась белыми поселенцами и постепенно перемещалась («подвижная граница») в ходе территориальной экспансии на Запад, достигнув Тихоокеанского побережья. Постепенно этот термин прочно вошел в научный и обществено-политический словарь и приобрел более широкое толкование как область или сфера, открывающая новые возможности.

В центр своей концепции «фронтира» Ф.Дж. Тёрнер поставил Запад, сыгравший, по его убеждению, ключевую роль в формировании особенностей, которые придали США в целом и прежде всего американской демократии кардинальное отличие от других стран и форм государственного устройства. Историк утверждал, что американская демократия вышла из девственных лесов Америки, а не была ввезена в Новый Свет из Европы с ее классовыми, национальными, религиозными, пограничными и прочими конфликтами и войнами. В социальном плане «фронтир» был «предохранительным клапаном», который давал Соединенным Штатам уникальный шанс смягчить социальную напряженность в обществе. Тёрнер считал, что на «границе» формировались и постоянно воспроизводились идеалы свободы и демократии.

Исследователи последующих поколений подправляли концепции историка. Например, они показали, что на западные земли устремлялись и создавали там свои хозяйства по преимуществу не пролетарии восточных штатов, как полагал Тёрнер, а малоимущие или не получившие наследства от родителей фермеры обжитых районов. Было также признано, что ядром формирования американской политической демократии были все же восточные штаты, а ее архетипом, как и основным архетипом всей американской цивилизации, являлось англосаксонское наследие. Можно указать и на другие недостатки Тёрнера, например, тенденцию абсолютизировать роль Запада в качестве географического фактора. На этот недостаток хотелось бы обратить внимание по той причине, что он присущ и ряду российских исследователей, пытающихся в сравнительно-исторических трудах проводить параллель между свободными землями американского Запада и свободными землями Сибири и Дальнего Востока эпохи российской империи. В действительности Россия не смогла даже в малой мере извлечь из своих свободных восточных пространств такую пользу, какую извлекли из своих западных территорий Соединенные Штаты. Главная причина заключена в фундаментальном различии социально-политических основ двух обществ: феодально-монархическая Россия не могла дать своему населению тех возможностей в освоении свободных территорий, какие давали пусть и не всему, но значительной части своего народа радикально отличные по социальной природе Соединенные Штаты.

И все же при всех недостатках концепции Тёрнера сохраняют научное значение. Самое главное в том, что Запад действительно серьезно влиял на цивилизационное своеобразие США. Массовое переселение американцев на западные территории и обращение многих из них в самостоятельных собственников укрепляло демократические стороны американского капитализма, расширяло его социальную базу, обеспечивало ему преимущества, которых не было у других обществ западной цивилизации. Капитализм в сельском хозяйстве США развивался более динамично и успешно, нежели, например, в Англии, как и в большинстве других европейских стран, где нижние слои не располагали схожими возможностями продвижения в верхние социальные группы. Благодаря в первую очередь наличию «подвижной границы» на Западе, как она известна в исторической литературе, создавалась «подвижная граница» между классами. Важно отметить также, что в XIX в. многие американские рабочие, даже не имея возможности накопить деньги, чтобы переселиться на Запад в качестве фермеров, тем не менее, в своем большинстве мечтали именно об этом. Они разделяли то, что многие историки называют эгалитарным мифом: веру в возможность превращения в американских условиях в самостоятельного хозяина.

На рубеже XIX-ХХ вв. «фронтир» («граница») достиг своего естественного географического предела, но его цивилизационное значение не было исчерпано, ибо он сохранился в качестве социокультурного архетипа в американской национальной ментальности. В ней прочно укоренилось то представление, что каждый индивидуум должен иметь и имеет возможность преодолевать жизненные «фронтиры», не бояться «сниматься с места», если возможности имущественного или статусного роста исчерпаны или неудовлетворительны, устремляться на новые места, которые обещают новые, лучшие возможности. Все поколения американцев, даже после исчерпания географического «фронтира», демонстрировали гораздо большую, нежели другие народы, горизонтальную мобильность — в случае с гражданами США способность по несколько раз в жизни менять места проживания и трудовую деятельности.

Непосредственное знакомство с трудами одного из столпов американской историографии, давно ставшими достоянием мировой науки, будет полезно всем, кто, изучая прошлое, пытается понять сложные проблемы современности.

Доктор исторических наук, профессор В.В. Согрин
Кандидат исторических наук Л.М. Троицкая

Другие главы из этой книги
  • При переиздании этих очерков в виде сборника мне показалось, что лучше всего будет напечатать их в той форме, в которой они были опубликованы первоначально, лишь сделав некоторые небольшие исправления ошибок, вкравшихся в текст, и устранив допущенные в нескольких местах повторения текста в различных...