Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
Летние скидки

Введение. Чем интересен испанский опыт? (В. Верников) - Два кита испанской экономики. Опыт развития малого и среднего бизнеса

Уважаемый читатель! Перед тобой — коллективная монография известных российских исследователей об экономике и социальной составляющей малого и среднего бизнеса Испании. И пусть тебя не удивляет название. Один из древних мифов гласит, что земной шар покоится на трех китах, которые своими спинами удерживают его в равновесии и не дают опрокинуться. Образно говоря, вся испанская экономика тоже держится на трех «китах» — малом, среднем и крупном предпринимательстве, которые, конечно же, не своими спинами, а своей структурой и занятыми в процессе производства людьми обеспечивают настоящее и будущее страны. И если с крупными промышленными предприятиями все более или менее ясно — алгоритм их функционирования в разных странах весьма схож, хотя и не одинаков, то «образ жизни» малых и средних субъектов экономики в каждой стране весьма своеобразен, не похож ни на какой другой, а нередко и уникален.

Эксперты ЕС уже в течение многих лет склонны оценивать всю структуру малого и среднего предпринимательства Испании почти как образцовую не только по форме ее организации, но и по результатам деятельности. Едва ли не главный аргумент для такой оценки — 72% ВВП, которые этот вид бизнеса дает. Но не остались без внимания усилия и помощь государства в развитии и совершенствовании законодательной, налоговой и бюджетной баз его функционирования. Именно поэтому опыт работы малого и среднего бизнеса Испании представляется нам не только интересным для всестороннего и глубокого научного анализа, но и чрезвычайно полезным и поучительным как для руководителей экономического блока правительства и региональных властей, так и для многих тысяч нынешних малых и средних российских предпринимателей, и тех, кто намеревается начать собственный бизнес.

Нет смысла пересказывать содержание монографии даже вкратце: каждая ее глава — это отдельное самостоятельное исследование, а все вместе они и позволят читателю создать для себя объемный портрет всей сферы малого и среднего предпринимательства. Вместе с тем считаем целесообразным предварить чтение книги некоторыми соображениями, не отмеченными по той или иной причине в главах, для более полного понимания весьма обширной панорамы испанского экономического пространства. Именно потому, что малые и средние предприятия, как бы ни был велик их вклад, — это еще не вся экономика Испании, кстати, восьмая в мире и одна из самых крупных в Европе.

Какая бы из двух ведущих политических партий не находилась у власти в Испании за последние тридцать лет, развитие малого и среднего бизнеса всегда оставалось приоритетом во внутренней политике. Аналитики разных убеждений на удивление единодушны в оценке усилий и социалистов, и народников в том, что касается развития этой сферы экономики. Разнятся их мнения лишь в том, кто и каких успехов добился на этом пути, что в немалой степени отражает политические симпатии и антипатии. Наименее ангажированные исследователи отдают предпочтение Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) хотя бы потому, что она гораздо дольше руководила страной и сделать ей удалось больше. Это подтверждает бесспорный факт изменившихся предпочтений избирателей в ходе двух последних парламентских выборов: многие мелкие и средние предприниматели и в городе, и в деревне, прежде поддерживавшие Народную партию, отдали свои голоса социалистам. Да и результаты опроса, проведенного в 2008 г. правительственным департаментом политики в сфере малого и среднего бизнеса, говорят о том же: 85% компаний этого сектора удовлетворены сложившейся системой взаимоотношений с государством, в первую очередь, кредитованием на льготных условиях и облегчением доступа к заемным средствам у банков.

В Испании крупных государственных предприятий традиционно было мало. Исторически преобладало сельское население, а городские ремесленники и наемные работники в сфере услуг чаще всего были недавними выходцами из деревни. Проблема занятости в Испании всегда была чрезвычайно острой. Экономическое развитие страны в послефранкистский период могло быть успешным лишь при налаженном успешном функционировании малого и среднего бизнеса, который до того существовал почти в зачаточном состоянии. Власти осознавали потенциал этого сектора экономики и делали ставку на его развитие, которая оказалась верной, в том числе и потому что на развитие госсектора денег в казне в течение многих лет вплоть до вступления страны в ЕС в 1986 г. попросту не было.

Безработица в Испании до демократических перемен была скрытой, а после 1975 г. приобрела откровенно катастрофические масштабы. Самые страшные цифры — до 10 млн незанятых пришлись на 80е годы, когда у власти находились правительства социалистов во главе с Фелипе Гонсалесом, которые повели решительную борьбу с безработицей всеми доступными на тот момент способами и средствами. В том числе всячески помогая малому и среднему бизнесу стать на ноги и развиваться после тяжело давшейся стране структурной перестройки промышленности (в испанской терминологии — reconversion). Однако, как это нередко бывает в истории, плоды нелегкой работы социалистов достались правой Народной партии, победившей на парламентских выборах 1996 г. и снявшей затем богатый урожай с уже начавшей давать результат экономической реформы.

К 2008 г., как свидетельствуют данные Института национальной статистики, почти 2/3 трудоспособного населения страны было занято в частном секторе и лишь чуть больше 20% — в государственном. К началу экономического кризиса в Испании сложилось вполне уравновешенное соотношение работающих и временно незанятых, но с перспективой их трудоустройства. Кризис 2009 г. резко обострил ситуацию: спад деловой активности, финансовый крах сотен крупных и средних фирм и тысяч малых вызвали логически объяснимый рост увольнений работников многих отраслей, в первую очередь, строительной, мебельной, сервиса и туризма и других.

Спасать положение, как и в прошлые годы, правительство начало с более тонкой настройки организационноправовой базы и бюджетнофинансового регулирования для сохранения и развития малых и средних предприятий, которые первыми ощутили на себе болезненные удары кризиса. Являясь в своем подавляющем большинстве семейными фирмами, они в то же время составляют свыше 75% всех зарегистрированных в стране предприятий. Вот почему существование почти 5 млн официальных безработных к концу 2009 г. в реальном секторе экономики означало деградацию его производственной базы и колоссальную нагрузку на пенсионную систему и социальное страхование.

В мае того же года правительство Х. Л. Родригеса Сапатеро, обжегшись на не вполне продуманных пожарных мерах выхода из сложившейся ситуации, всетаки смогло предложить стране новый комплексный план стимулирования экономики и занятости — так называемый «План И». Очевидно, что он является беспрецедентной для Испании программой государственной поддержки рыночного хозяйства всех субъектов, включая малое и среднее предпринимательство. Этот план работает, хотя и подвергается постоянной критике со стороны оппозиции. Впрочем, скорого результата ожидать не приходится — слишком затяжным и глубоким было падение не только испанской, но и всей европейской и мировой экономики.

Внимание и учет интересов малого и среднего бизнеса вовсе не означают его безбедного существования ни в прежние годы, ни тем более сейчас. Но он научился отстаивать свои интересы, на протяжении нескольких десятилетий создавая различные профессиональные союзы, объединения, ассоциации и другие общественные структуры. Самой крупной и представительной, обычно выступающей партнером на переговорах с властью является Испанская конфедерация малого и среднего бизнеса (CEPYME). Она входит структурной и самостоятельной единицей в мощную Испанскую конфедерацию предпринимательских организаций (СЕОЕ), которая вобрала в себя свыше миллиона компаний разных форм собственности всех секторов экономики.

Казалось бы, есть все основания считать эти и другие образования, в том числе и многочисленные региональные объединения, прямыми лоббистами интересов предпринимателей, на деньги которых они существуют. И тем не менее в Испании понятия лоббизма как такового официально не встретишь, политическая культура страны его табуировала, исходя из печального исторического опыта национального чиновничества. В отличие от многих других стран, где лоббизм воспринимается почти без негативной коннотации и состоит в цивилизованном влиянии на власть с помощью легальных и некоррупционных инструментов, в первую очередь, через общественные или корпоративные объединения граждан, являющихся элементами гражданского общества.

Трудно объяснить, почему названные выше и многие другие легальные выразители интересов миллионной армии испанских предпринимателей всегда рассматривались властью лишь как «скорая помощь» в моменты тяжелой болезни, но не как постоянный и равноправный участник диалога для решения накопившихся проблем малого и среднего бизнеса. Секрет Полишинеля в том, что лоббизм в стране существует дефакто, что к услугам лоббистов, по мнению экспертов и политиков, обращаются крупные корпорации, банки, агентства недвижимости или финансовые группы. По утверждению журнала «Tiempo», в 2009 г. в стране насчитывалось всего 50 профессионалов, занимающихся лоббизмом. «Эти люди всегда знают, куда звонить, с кем говорить и в какой именно момент прохождения того или иного закона в парламенте они должны вмешаться, чтобы защитить интересы своего клиента, хотя правовая сторона их деятельности никак не регламентирована. Это темная и сомнительная работа, у которой в Испании дурная слава, но которая все же делается за закрытыми дверями различными органами власти и частным бизнесом», — считает журнал.

В США — стране, давшей миру классическую модель лоббизма, напротив, лоббистские конторы действуют давно и абсолютно легально. Они весьма успешно выполняют миссию посредника между бюрократией и бизнесом еще с 30х годов прошлого века. Судя по американскому и мировому опыту, лоббизм способен приносить пользу, если он находится в правовых рамках. В России лоббизм тоже есть — его институты, к примеру, РСПП, отраслевые союзы, а также специально обученные люди в крупных компаниях. А вместе с ними или рядом — сотни погруженных в тень подозрительных личностей, обещающих «решить вопрос» на все 100%. Но «черный лоббизм», реализуемый по схеме взяток и откатов, — это коррупция и ни что иное. Процветает он именно потому, что в России до сих пор нет законодательного регулирования лоббистской деятельности.

Почему мы здесь так подробно говорим об этой, казалось бы, напрямую не связанной с испанским малым и средним бизнесом проблеме? Потому что цивилизованный лоббизм как один из инструментов защиты дела миллионов испанских тружеников пока слабо использует их Конфедерация малого и среднего бизнеса. Это надо иметь в виду, когда мы говорим об испанском опыте в этой сфере экономики. А о том, как тонко шлифовалась, совершенствуясь, многомерная система малого и среднего предпринимательства Испании, подробно рассказано в монографии.

Рассматривая тот или иной зарубежный опыт, мы неизбежно сопоставляем его с ситуацией в России. Поэтому авторы сочли полезным включить в книгу специальный раздел о развитии малого и среднего бизнеса в нашей стране. Власти многое еще предстоит сделать, чтобы малый и средний бизнес России не только стал привлекательным для миллионов предприимчивых российских граждан, но и был надежной базой инновационной экономики. Сравнение с Испанией пока не в нашу пользу, но надо уметь учиться на чужом опыте и на чужих ошибках. В развитой рыночной экономике и само государство должно стать хорошим предпринимателем.