Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

Кавказ и Каспий в древности - Кавказ и Каспий в мировой истории и геополитике XXI века

Входящие в ареал зарождения и развития человеческой цивилизации и расположенные на стыке Европы и Азии, Кавказ и Каспий на протяжении последних трех тысячелетий играли важную роль в процессе политического, экономического и культурного развития всех народов и стран, входящих в Центральноевразийский мегарегион. В геостратегическом отношении Кавказско-Каспийский регион являлся чрезвычайно удобным плацдармом для наступления как на Средний и Ближний Восток, так и в Центральную Азию, и далее в Индию. Ключевую же геополитическую роль в этом обширном регионе играл Кавказ, который, будучи окаймленным Черным, Азовским и Каспийским морями, представлял собой военно-стратегический плацдарм для продвижения с севера вглубь Среднего и Ближнего Востока, выхода к Восточному Средиземноморью и Персидскому заливу. К тому же Кавказ благодаря своему географическому положению, подобно огромному мосту, связывал Восточную Европу с Передней Азией. Через этот край шли пути из Центральной Азии в Причерноморье и Средиземноморье, из евразийских степей — на Ближний Восток. В то же время Кавказские горы часто служили естественным и весьма надежным барьером, огораживающим равнинные просторы Южной России от экспансии с южного направления и соответственно пространства Южного Кавказа — с северного.

На западном побережье Каспия, где горы Кавказа вплотную подходят к морю, оставляя лишь узкую прибрежную полосу, в древности пролегал знаменитый Прикаспийский путь — наиболее удобная дорога из Юго-Восточной Европы в Переднюю Азию, связывавшая на протяжении многих веков области обитания кочевников на Северном Кавказе с районами древнейшего земледелия на Южном Кавказе. Начиная с эпохи бронзы, по ней устремлялись воинственные племена степняков к благодатным земледельческим центрам юга. Именно контакты и взаимодействия степняков Севера с оседлым населением Востока, кочевников и земледельцев, сыгравшие столь большую роль в истории народов Кавказа и Передней Азии, явились одним из важнейших элементов экономической системы Древнего мира.

Прикаспийский путь превращается в главную артерию мощных этногенетических процессов, способствующих формированию впоследствии народов и этнических групп, живущих в современных кавказских государствах. «Никакая местность древнего мира не была так подвержена приливу и отливу разных народностей, как Северная Мидия (т.е. территория Азербайджана. — Авт.), — отмечал видный ученый-востоковед XIX в. Мирза КаземБек, — Кавказский перешеек, с тех пор как древний мир помнит себя, был постоянным театром политических событий: народы разных рас и разной смеси постоянно делали свои вторжения то с юга и юго-востока к северу и северо-западу, то с севера к югу и юго-востоку, следственно проходы между Каспием и Черным морями не знали отдыха от народных передвижений, и теперешние лингвистические смеси по всему протяжению Кавказских гор, равно как и исторические названия „ворота Кавказские, Каспийские, Албанские“ и прочее, вполне свидетельствуют о несомненности изложенного. Северная же Мидия лежала у подошвы Кавказа; народные потоки должны были в этих приливах и отливах впервые наводнить ее».

На протяжении многих столетий этим путем прошли древнеиранские племена из степей Восточной Европы на территорию Иранского плоскогорья (не позднее IX в. до н.э.), позднее по нему на Южный Кавказ и Переднюю Азию проникали скифы, массагеты, сарматы, аланы, гунны, савиры, хазары и многие другие кочевые обитатели евразийских степей. Не случайно, что именно в наиболее узком и стратегически важном месте прикаспийской трассы в период начала скифского вторжения в Переднюю Азию уже в конце VIII — начале VII вв. до н.э. возникла крепость Дербент со своими мощными фортификационными сооружениями.

Об этих «Каспийских» или «Албанских» воротах содержатся сведения в трудах Геродота (V в. до н.э.), Страбона (I в. до н. э. — I в. н.э.), Плиния Старшего (I в.), Птолемея (I–II вв.), Кассия Диона (II в.) и других греко-римских историков и географов.

Аналогичные процессы наблюдались и на западном, черноморском побережье Кавказа, когда по Меотидо-Колхидскому пути, а также через Главный Кавказский хребет — по Дарьяльскому проходу в VIII–VII вв. до н.э. племена киммерийцев и скифов, обитавшие на Северном Кавказе, устремлялись на юг, вторгаясь в пределы Ассирии, Урарту и Мидии.

В целом же, как Кавказ, так и Черноморье, и Каспий издревле, еще со времен Гомера, привлекали к себе внимание интеллектуальной и военно-политической элиты Древнего мира. В ассирийских клинописях периода правления Ададнерари III (810–783 гг. до н.э.) Каспий упоминается как «Великое море восхода Солнца». Слухи о несметных богатствах Кавказа, видимо, и послужили основой древнегреческого мифа об аргонавтах, отправившихся морским путем в далекую и таинственную Колхиду за золотым руном. Легендарный Гомер считал, что Земля на западе простирается до Атлантического океана, а на востоке — до «Пруда Солнца» — Каспийского моря. По мнению древнегреческого поэта, «Пруд Солнца — залив глубокой и плавно текущей всемирной реки Океана».

Уже Геродот в V в. до н.э. обладал достаточно достоверными сведениями о размерах Каспийского моря, отмечая, что это замкнутый водоем, не связанный ни с каким другим морем. Причем как сам Геродот, так и более поздние античные авторы неизменно подчеркивали чрезвычайно пеструю полиэтничность «Страны гор». «Много разных племен обитает на Кавказе», — отмечал «отец истории» Геродот. Об этом же содержатся сведения в трудах античного географа Страбона (I в. до н.э. — I в. н.э.), историка Корнелия Тацита (55–117) и др.

Природные богатства края, который к тому же являлся районом разносторонних контактов между Восточной Европой и Передней Азией, служили одним из важных причин и объектов экспансии античных государств Средиземноморья. На Кавказ и Каспий были устремлены взоры Александра Македонского, Помпея, Цезаря, Нерона и других сильных мира сего античного Запада.

Уже с VI в. до н.э. начинается древнегреческая колонизация Северного Причерноморья. На обоих берегах Боспор-Киммерийского пролива (Керченского) возникает ряд городов-колоний — Фанагория, Германасса, Кепа и др. Около 480 г. до н.э. эти города объединились в одно Боспорское царство со столицей Пантикапей.

Северный Кавказ, где в основном обитали синдомеотийские племена, с IV в. до н.э. становится важнейшим поставщиком «нефти Античного мира» — хлеба в Афины. В свою очередь, достаточно тесные экономические и политические связи Боспора с автохтонными племенами приводили и к их культурному взаимодействию. Меоты заимствовали ряд достижений материальной и духовной культуры Античного мира, а боспоряне переняли у местных племен тактику ведения боя, некоторые виды вооружения и снаряжения, более удобные в условиях Северного Кавказа, чем греческие. В то же время в Ичкерии и Дагестане в этот период влияние греческих колоний Северного Причерноморья было практически не ощутимо.

Что же касается северных и восточных областей Прикаспия, то в середине I тыс. до н.э. здесь обитали занимавшиеся кочевым скотоводством племена, которых Геродот и другие античные авторы называли скифами, а в ахеменидских клинописных текстах — саками. Преемниками саков были сложившиеся в III–II вв. до н.э. племенные объединения усуней, занимавших территорию Семиречья, племена, входившие в государственное образование Канчюй, расселенные в районах Каратау и среднем течении Сыр-Дарьи, а также племена аланов, кочевавших от западных берегов Аральского до северных берегов Каспийского морей. Эти племена имели экономические, политические и культурные связи с Китаем, Мавераннахром, Поволжьем. Через земли усуней проходили караваны по одному из ответвлений Великого шелкового пути. На территории же современного Туркменистана в середине I тыс. до н.э. наиболее экономически развитыми были Маргиана и Парфия. На юго-восточном побережье Каспийского моря находилась область Гиркания, а к северу, в степях, обитали кочевые племена массагетов и дахов. B VII–VI вв. до н.э. Маргиана входила в состав Бактрии, а Парфия и Гиркания — Мидийской державы. B VI–V вв. до н.э. эти территории входили уже в состав Ахеменидской империи. Впоследствии после завоеваний Александра Македонского над этими территориями установили свой контроль сначала Парфия, а с III в. — Сасаниды.

Тем временем, выдержав натиск теллурократических континентальных сил Востока в лице Ахеменидской империи в длительных греко-персидских войнах (495–449 гг. до н.э.), благодаря самому мощному по тем временам флоту, талассократический эллинистический Запад уже через сто с небольшим лет начинает контрнаступление в восточном направлении, продолжавшееся несколько столетий.

Другие главы из этой книги
  • В современную эпоху формирования нового миропорядка после самой крупной, по мнению В.В. Путина, геополитической катастрофы ХХ в. — распада СССР и всей мировой социалистической системы, одним из основных «театров военных действий» в процессе геостратегического противостояния атлантизма...