Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
«День Финляндии» на Флаконе

Вступительное слово к русскому изданию - Обзорный доклад о модернизации в мире и Китае (2001-2010)

Обзорный доклад о модернизации в мире и Китае (2001-2010)
под общей редакцией Н.И. Лапина
Пер. с англ.
2011 г.
350 Р
270 Р

В наше время недостаточно рассматривать модернизацию в духе ХХ столетия: только как процесс перехода от традиционных обществ к современным. Конечно, это классическое ее понимание сохраняется по отношению к традиционным обществам. Но в контексте глобализации возникли планетарные экологические риски, угрозы национальной безопасности стран в век ядерного оружия, разрывы между условиями жизни трех-четырех миллиардов бедных/нищих людей и одного «золотого миллиарда». В условиях этих и иных фундаментальных рисков обостряется конкуренция между странами и обществами за успешное развитие. Поэтому процессы модернизации происходят и в современных обществах, но они приобретают иной характер и требуют новых подходов к их изучению.

Модернизация в XXI веке есть комплексный способ решения политических и управленческих, экономических и социальных, культурных и личностных задач, которые в полном объеме стоят перед государствами, обществами и индивидами в контексте внутренних и внешних угроз и рисков; это совокупность процессов технического, экономического, социального, культурного, политического развития общества (страны и ее регионов). Целевые функции современной модернизации: безопасность государства и общества, устойчивое функционирование всех их структур, включая повышение условий жизнедеятельности населения (качества жизни) не ниже среднего состояния, достигнутого странами того мегарегиона человеческого сообщества, к которому относится данное общество. Достижение этих целей той или иной страной требует отчетливого знания состояния и динамики ее модернизации в сравнении с другими странами.

В Китайской академии наук создан и активно работает Центр исследования модернизации, а в его составе — Группа по изучению стратегии модернизации Китая. Директор Центра и руководитель Группы — профессор Хэ Чуаньци; имеется представительная группа советников; издается электронный журнал на английском языке Modernization Science Newsletter, главным редактором которого также является Хэ Чуаньци. Систематизированные результаты исследований опубликованы в 2001–2010 гг. в виде 10 ежегодных докладов. Их содержание подытожено в обзорном докладе «China Modernization Report Outlook (2001–2010)». Настоящая книга представляет собой перевод этого доклада под названием «Обзорный доклад о модернизации в мире и Китае (2001–2010)».

Книга состоит из двух частей. В первой части изложены концепция и систематизированные (ранжированные) данные о состоянии и тенденциях модернизации в 131 стране мира, включая Россию. В первой главе Хэ Чуаньци предлагает проверить красивую мифологическую и одновременно философско-историческую гипотезу о типах сообществ людей, живущих в долине длинной реки Янцзы (третья в мире по протяженности), являющуюся моделью исторических эпох человеческой цивилизации. Автор приглашает читателя совершить путешествие от верховьев этой реки, находящихся на западе страны, высоко в Тибете, к среднему, затем нижнему ее течениям и, наконец, к ее устью на востоке Китая, при впадении в залив Желтого моря, недалеко от Шанхая. При этом он прослеживает типы сообществ людей, ныне живущих по всему течению реки. Перед взором путешественника предстает картина четырех исторических эпох, которые перетекают одна в другую, воплощаясь в смене типов обществ: первобытного общества — аграрным, из которого возникает индустриальное общество, а из него вырастает информационное общество, основанное на знаниях. Эта картина проиллюстрирована рисунками и снабжена таблицами статистических данных, которые подтверждают исходную гипотезу.

Во второй главе профессор Хэ Чуаньци излагает свою концепцию модернизации как одного из видов глубоких изменений цивилизации, начавшихся с промышленной революции XVIII века. Вначале автор приводит анализ основных стадий всемирного процесса модернизации, затем рассматривает эволюцию теорий модернизации, возникших с середины ХХ века, оценивает вклад каждой из них и прослеживает эволюцию их совокупности вплоть до начала XXI века. Большое внимание он уделяет проблеме стадий модернизации, которые представлены в существующих теориях модернизации, и этапам исторического развития самих теорий — от классических до новейших: теории экологической, рефлексивной, продолжающейся модернизации и т. д. К новейшим концепциям Хэ Чуаньци относит и собственную теорию вторичной модернизации, основные положения которой были впервые опубликованы в 1998 году.

Ключевой характер имеет выделение автором двух стадий модернизации: первичной («первой модернизации», «first modernization») и вторичной («второй модернизации», «second modernization»). Каждая стадия связана с соответствующей эрой цивилизационного процесса: первичная модернизация — с индустриальной эрой, вторичная — с информационной эрой, или эрой знаний. Каждая стадия включает четыре фазы эволюции: начало, развитие, расцвет, переход к следующей стадии. Хэ Чуаньци называет и третье состояние — интегрированную модернизацию, которую понимает как координированное развитие первичной и вторичной модернизации.

Подытоживая, автор отмечает, что модернизация является частью межстрановой конкуренции: страны стараются обогнать друг друга и достичь высокого уровня по мировым меркам. Вместе с тем модернизация затрагивает и жизнь отдельных людей, отношение к ней характеризует их личный выбор; если кто-то не принимает ее, то уровень его жизни будет все более отставать от уровня жизни людей, участвующих в модернизации.

Используя эту концепцию, китайские специалисты обобщили в мировом масштабе статистические данные, взятые из авторитетных международных источников. Их систематизация и анализ представлены в третьей главе, автором которой является Чжан Фэн (Управление планирования и стратегии, Китайская академия наук).

Для каждой из двух стадий модернизации создана своя модель количественной оценки, включающая свой набор индикаторов и их стандартных значений; для оценки фаз каждой стадии используется лишь часть индикаторов соответствующей стадии. А процесс и метод оценки, по сути, идентичны для обеих стадий и достаточно просты. Результатом оценивания служат итоговые индексы и значения фаз каждой стадии модернизации.

Характеризуя модель количественной оценки первичной модернизации, Чжан Фэн отметил, что она разработана с учетом индикаторов, которые были предложены известным американским профессором А. Инкелесом. Учитываются 10 индикаторов, которые характеризуют три области жизни индустриального общества: экономическую, социальную, уровень знаний. В качестве стандартных для этой стадии модернизации были приняты средние значения индикаторов, которые были достигнуты к 1960 году в 19 наиболее развитых индустриальных странах. Отношение фактического значения индикатора к стандартному (в процентах) в каждой из 131 страны в тот или иной год принимается за значение оценочного индикатора; в качестве максимального учитывается значение не более 100% (если оно больше, то также считается равным 100% — это значит, что по данному индикатору в этой стране полностью осуществлена первичная модернизация). Для оценки фаз данной стадии модернизации используются 4 экономических индикатора: 2 из числа 10, учитываемых в общей модели, и 2 дополнительных. Фазовым интервалам их фактических величин формально придаются значения от 1 до 4.

Модель оценки вторичной модернизации относится к информационному обществу, основанному на знаниях. Автор отмечает, что эта стадия модернизации началась лишь около 30 лет назад, ее характерные черты еще формируются. Поэтому методы и индикаторы ее оценки впоследствии могут быть скорректированы. На данном этапе учитываются 16 индикаторов, характеризующих 4 области жизни информационного общества: инновации в знаниях, передача знаний, качество жизни, качество экономики. Для оценки фазовых значений данной стадии модернизации используются всего 2 индикатора: доля добавленной стоимости и доля занятости в материальной сфере экономики (их нет среди 16 индикаторов, учитываемых в общей модели данной стадии модернизации). Фазовым интервалам фактических величин придаются значения от 0 до 3. Определить фазу вторичной модернизации можно только для стран, которые как минимум вошли в переходную фазу первичной модернизации. Вместе с тем есть страны, которые на 100% завершили первичную модернизацию, но еще не вступили в начальную фазу вторичной модернизации.

Интегрированная модернизация понимается как совокупное состояние двух ее стадий, фиксирующее характер их взаимной координации в данной стране (или регионе) и отличие от передового мирового уровня такой координации. В модели оценки интегрированной модернизации учитываются 12 индикаторов: 10 из них используются в моделях первичной и вторичной модернизации, а 2 введены дополнительно: доля занятых в сфере услуг в общей занятости и эффективность использования энергии. Фазы и фазовые значения интегрированной модернизации не рассматриваются.

С помощью описанной выше методики китайские специалисты ежегодно определяют три вида индексов модернизации для каждой из стран, численность населения которых более одного млн. человек, при наличии надежных статистических данных. В 90-е годы такие данные отсутствовали для ряда восточно-европейских и других стран. Поэтому на первых этапах исследований количество изучаемых стран составляло 108. Однако затем повысилось качество статистики в прежде не учитывавшихся странах. Это позволило включать в исследование уже 131 страну — в них проживают 97% всего населения нашей планеты. Поскольку неизбежен временной лаг на получение и обработку данных, последней датой большинства данных, анализируемых в обзорном докладе 2010 года, стал 2006 год.

Результаты подлинно всемирного исследования свидетельствуют о том, что в 2006 году 12 стран (из 131) еще не начинали модернизацию, оставаясь на уровне традиционного аграрного общества; 90 стран находились в стадии первичной модернизации; 29 стран уже вступили во вторичную модернизацию. Интервалы между индексами вторичной модернизации исследователи приняли как основание для выделения четырех групп стран по уровню их развития. Средний индекс вторичной модернизации для всего мира в 2006 году был равен 51. Поскольку самый низкий индекс был равен 12, то исследователи приняли такие (примерно равные) интервалы для двух групп стран ниже среднего уровня развития: 12–29 и 30–51. А поскольку самый высокий индекс был равен 109, то были приняты следующие интервалы для групп стран выше среднего уровня развития: 52–79 и 80–109. В результате оказалось, что в современном в мире (131 страна) имеются: 49 низко развитых стран (38%), 37 предварительно развитых (28%), 25 среднеразвитых (19%) и 20 развитых стран (15%). В целом эти результаты представляются достаточно убедительными.

Согласно этим расчетам, Китай оказался в числе предварительно развитых стран и имеет следующие индексы и места: по первичной модернизации — 87% и 68-е место, по вторичной — 40% и 70-е место, по интегрированной — 38% и 75-е место. Большой заслугой исследователей является то, что они не ограничились получением индексов модернизации по стране в целом, а определили индексы стадий и фаз модернизации для каждого из 34 регионов. В 2006 году 3 провинции Китая оставались неразвитыми, 22 — предварительно развитыми, 4 — среднеразвитыми, а 5 провинций вошли в стадию вторичной модернизации и относились к развитым (Пекин, Шанхай и 2 специальных административных района — Гонконг (Сянгон), и Макао (Аомынь), а также Тайвань).

Вторая часть книги представляет собой совокупность резюме и оглавлений 10 ежегодных докладов. В каждом докладе рассмотрена одна из ключевых тем процесса модернизации, а также приведены и проанализированы данные о состоянии всемирной модернизации (первичной, вторичной, интегрированной) на соответствующий год. Их тематика обобщенно представлена в предисловии Хэ Чуаньци к настоящему изданию.

Уже в первом ежегодном докладе (2001 год) авторы так охарактеризовали три варианта стратегии модернизации Китая. «Согласно первому, нам следует продолжать стремиться к завершению первичной модернизации и затем перейти к вторичной. Второй вариант заключается в одновременной реализации как первичной, так и вторичной модернизаций. Согласно третьему, можно прямо сейчас перейти непосредственно к вторичной модернизации. Настоящий доклад обосновывает мнение о недостаточной эффективности первого подхода и невозможности осуществления третьего. Следовательно, нам остается только второй вариант».

Подобные стратегические выводы имеют большое значение для любой страны. Посмотрим на предпосылки тех или иных выводов для России. В таблицах о всемирной модернизации, представленных в главе 3 первой части «Обзорного доклада», приведены обобщенные данные о России: индекс первичной модернизации составляет 97% и соответствует 41-му месту; индекс вторичной модернизации равен 66% (31-е место в мировом списке); индекс интегрированной модернизации — 59% и 37-е место соответственно. Однако обобщенных данных недостаточно для конкретных выводов. По просьбе редактора русского издания, профессор Хэ Чуаньци прислал специализированные таблицы значений индикаторов первичной, вторичной и интегрированной модернизации России в 2006 году, а также данные о динамике трех индексов модернизации России с 2000 по 2006 год. Эти таблицы опубликованы в качестве приложения к главе 3 первой части настоящей книги.

В соответствии с методологией китайских коллег, мы дополнили таблицы фазовыми значениями первой и второй стадий модернизации (на основе данных российской статистики). Оказалось, что на стадии первичной модернизации России три индикатора (отношение добавленной стоимости в сельском хозяйстве к ВВП, занятости в сельском хозяйстве к общей занятости и к занятости в промышленности) свидетельствуют о «фазе расцвета» данной стадии, а четвертый индикатор (отношение добавленной стоимости в сельском хозяйстве к добавленной стоимости в промышленности) — о начале перехода к вторичной модернизации. Среднее фазовое значение первичной модернизации = 3,5 (максимально возможное значение = 4). Следовательно, первичная модернизация в России находится в фазе расцвета и в начале перехода к вторичной модернизации.

В целом по России 8 из 10 учитываемых индикаторов первичной модернизации реализованы на 100%, их средний индекс повысился с 91% в 2000 г. до 97% в 2006 г. (см. приложение к главе 3, таблица 4). При таком темпе роста (1% в год) в России уже к 2010 г. должна была реализоваться первичная модернизация на 100%. Но этого не случилось, потому что движение сдерживают две тяжелые «гири»: низкий доход на душу населения и упавшая ожидаемая продолжительность жизни населения; избавление от этих «гирь», даже при очень больших усилиях, вероятно не ранее 2015 года.

Согласно расчетам китайских специалистов, индекс реализации вторичной модернизации в России в 2000–2004 гг. поднялся с 57% до 66%, а затем оставался на этом уровне в 2005 и 2006 гг. Из четырех групп параметров этой стадии модернизации две группы (передача знаний и качество жизни) имеют достаточно высокие индексы (по 82%). Из 8 индикаторов этих параметров 3 имеют значения 100% и более: это доля студентов среди соответствующих возрастов населения; распространенность телевидения; число врачей на 1000 жителей. Но качество жизни омрачено высокой детской смертностью (индекс составляет 44% от стандартного значения), а передача знаний — малой распространенностью сети Интернет (31%). Безрадостная картина сложилась в двух других группах параметров: инновациях в области знаний (51%) и качестве экономики (46%).

Первый из них снижен из-за малой доли жителей, получающих патенты (21% от стандартного значения), а второй — из-за низкого уровня ВНП на душу населения (16% от стандарта вторичной модернизации). В целом из двух индикаторов фазовых значений вторичной модернизации в России один (отношение добавленной стоимости в материальной сфере к ВВП) свидетельствует о ее подготовительной фазе, а второй (доля занятости в материальной сфере) — о ее начальной фазе. Задача выхода России даже в фазу развития вторичной модернизации, не говоря уже о ее расцвете, представляется весьма сложной, а для ее решения требуется значительное время.

Индекс интегрированной модернизации для России (59%) означает 37-е место среди 131 страны и 16-е место среди 25 среднеразвитых стран, к которым она отнесена. Из трех групп параметров этого индекса, включающего 12 индикаторов, в России наиболее высокое значение имеет социальный индекс — 75%, что достаточно высоко для среднеразвитых стран. Из четырех его индикаторов медицинские услуги в 1,6 раза превышают стандартное значение (100% и выше). Близка к стандартному значению доля городского населения (93% от стандарта). Но существенно отстает ожидаемая продолжительность жизни (83%) и катастрофически низка экологическая эффективность, измеряемая эффективностью энергетической сферы, точнее, соотношением ВВП на душу населения и потребления энергии на душу населения. Низкий уровень этого соотношения (24% от стандарта) служит главным тормозом дальнейшего повышения социального индекса в России, а достижение 100%-й его реализации — задача длительного времени, решение которой требует роста эффективности энергозатрат в несколько раз.

Еще сложнее оценить состояние экономической сферы России. В целом ее индекс по нормам интегрированной модернизации составляет лишь 53%. В рамках этого индекса значения выше среднего имеют индикаторы сферы услуг: доля занятых в этой сфере (83%) и ее доля в добавленной стоимости (77%). Но очень низок показатель ППС на душу (36%) и катастрофически низок уровень ВНП на душу (16%). Рост этих показателей требует структурных изменений экономики и качественного повышения доли оплаты труда в добавленной стоимости.

Совсем плоха в России ситуация в области эффективности знаний — 49% (от стандарта). С одной стороны, здесь на 100% (и более) достигнута доля студентов среди молодежи соответствующих возрастов. С другой стороны, индекс финансирования затрат на исследования и разработки по отношению к ВВП составляет лишь 45%, число пользователей сети Интернет на 100 жителей составляет 31%, а число жителей, получающих патенты (на 1 млн человек), составляет 21%.

Наблюдается позитивная динамика индекса интегрированной модернизации России в 2000–2006 гг.: в этот период значения индекса выросли с 54 до 59, т. е. примерно на 1 пункт в год. Это может порадовать тех, кто склонен к простой экстраполяции: пусть медленно, но к середине XXI века Россия станет вполне модернизированной страной! Однако это не самоосуществляющийся прогноз.

На наш взгляд, результаты фундаментальных и прикладных исследований китайских специалистов свидетельствуют о том, что и в России важно различать две стадии модернизации — индустриальную (первичную) и информационную (вторичную), а также различные фазы их динамики в разных по экономическому и социокультурному уровню группах регионов (субъектов Российской Федерации). Требуются большие скоординированные усилия, направленные одновременно на скорейшее завершение первичной и развитие вторичной модернизации. Необходимо учитывать, что вторичная модернизация не может успешно развиваться без завершения первичной, т. е. без значительного повышения качества рабочих мест, улучшения благосостояния и здоровья населения, обеспечивающего рост продолжительности жизни. По сути, речь идет об интегрированной модернизации России — координации путей и результатов двух стадий модернизации.

Более конкретные ориентиры модернизационной политики предполагают фазовый анализ состояния модернизации в каждом регионе (субъекте Российской Федерации) и их типологию по соответствующим группам. Это позволит определить задачи институциональных изменений, направления и объемы инвестиций для каждой группы регионов. В результате можно будет надежнее прогнозировать эффективность использования финансовых ресурсов страны, определять потребности развития банковской системы и ее саморегулируемых организаций, возможности повышения их участия в процессах модернизации России и ее регионов.

Учитывая глубокое разрушение индустриального потенциала российской экономики в 1990-е годы, потребуется ввести в модель оценки стадий модернизации России дополнительный параметр (группу индикаторов), который охарактеризует состояние технологических укладов народного хозяйства, основных отраслей экономики и позволит оценить динамику ее конкурентоспособности. Нетрудно предположить, что деградировавшее состояние технологического параметра является третьей «гирей», связывающей движение России по пути завершения первичной модернизации.

Кроме того, необходима оценка социально-политических и гуманитарных ограничений, не позволяющих откладывать сроки завершения первичной модернизации. Чтобы получить такую оценку, требуется знать, как само население оценивает условия своей жизнедеятельности, т. е. знать состояние и динамику человеческих измерений модернизации. Теперь многие люди в мире, в том числе граждане России, сравнивают ключевые параметры жизни в своей стране с жизнью в других странах и по-своему действуют: изобретают новое или следуют рутинным навыкам труда, адаптируются или протестуют, эмигрируют в другие регионы или страны, спиваются или отдаются во власть наркотикам, убивают себя или других. Острота задач, стоящих перед политическими деятелями и всеми гражданами каждой страны, определяется человеческими измерениями модернизации или ее отсутствия, т. е. стагнации. Нерасчетливо рискует своей репутацией и карьерой, судьбой страны и ее граждан политический деятель, не углубляющийся в анализ модернизации и ограничивающийся общей ее характеристикой или видящий лишь техническое и экономическое ее содержание.

Опыт социологических исследований показал, что для действительного понимания характера успехов и неудач модернизации необходимы не только данные официальной статистики и оценки экспертов, но и социологические опросы населения страны и ее регионов.

Для России особую актуальность имеет проблема соотношения условий жизни ее населения с условиями в других странах того мегарегиона человеческого сообщества, который можно назвать Европейско-Российским мегарегионом (от Атлантического до Тихого океана). Острый характер этой проблемы — вызов, адресованный современной России. Конструктивный ответ на этот вызов могут дать дифференцированный анализ первичной и вторичной модернизации российских регионов, сбалансированная политика интегрированной модернизации всей страны в первой трети XXI века.

Материалы настоящей книги полезны для изучения процессов модернизации в России и субъектах Российской Федерации, повышения эффективности их регулирования. Книга предназначена для специалистов и всех интересующихся проблемами модернизации в России, Китае и других странах мира.

Н. И. Лапин, член-корреспондент РАН,
руководитель Центра социокультурных изменений Института философии РАН

Г. А. Тосунян, доктор юридических наук, профессор,
Президент Ассоциации российских банков

Другие главы из этой книги
  • С точки зрения развития науки и техники, история человеческой цивилизации представляет собой историю инноваций. Приблизительно более двух млн лет тому назад в результате революции, произошедшей в изготовлении орудий, человек выделяется из мира животных; человечество вступает в период развития первобытной...