Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
Издательство приглашает к сотрудничеству редакторов, корректоров имеющих опыт работы с научными и переводными текстами.

О правде истории. Ящик Пандоры открыт. Вместо предисловия - Метаморфозы нашего времени. Избранное

Метаморфозы нашего времени. Избранное
Громыко Ан.А.
2012 г.
250 Р
190 Р

Оценка исторических событий и людей, причастных к ним, особенно ответственных за судьбы государства, — дело сложное. Здесь важно избежать плоского, одномерного видения. Необходим объемный взгляд на историю. Он возможен при рассмотрении минувших дней, лет, не говоря уже о десятилетиях, с разных высот.

Говорят, что жизнь надо показывать такой, какая она есть. И это сущая правда. При этом, однако, любой ее исследователь сталкивается с вечной проблемой, которая является камнем преткновения для правдивого взгляда, — отбором фактов. Какие-то из них становятся историческими, повлиявшими на ход истории, а какие-то — нет. В отношении исторического события и политического деятеля можно так подтасовать факты, что контрреволюция становится революцией, злодей — героем, или наоборот.

Прямолинейностью взглядов на историю грешат те, кто находится в гуще самих событий, например защищает баррикады или, напротив, разгоняет толпы демонстрантов. Человек в оппозиции — это одно, а у власти — совсем другое.

Историю надо писать такой, какой она была, а не такой, какой ее хотелось бы видеть. Это легко сказать, но трудно сделать.

Налицо и другое важное обстоятельство. История ставит перед нами гораздо больше вопросов, чем дает ясных ответов. История — это не арифметика и даже не алгебра жизни. История человечества неисчерпаема, как и философия. Любая попытка дать единственно «правильный ответ» на историческое событие обречена на неудачу. Монополия на истину взрывает ее.

В стремлении к правде историка подстерегает и другая опасность. Даже к событиям вчерашнего дня у многих из нас отношение неоднозначное. В еще большей степени это относится к событиям далекого прошлого. По мере того как проходят годы, события постепенно затуманиваются дымкой неопределенности, становятся как бы «не в фокусе». Происходит это оттого, что каждое новое поколение историков пишет книгу жизни людей не в вакууме, а под воздействием своего времени, исторической предвзятости и укоренившихся идеологических установок.

Если на дворе время революции, то восприятие событий настоящего и прошлого окрашено в ее тона. Приход контрреволюции меняет палитру красок, которые историки не могут игнорировать. И тогда белое может стать черным, и наоборот. При диктатуре история низводится до положения служанки официальной версии. Только в условиях политической демократии появляется возможность не одномерного видения и оценок минувшего, а взгляда объемного и объективного, своеобразного «единства в многообразии». Именно такой подход наиболее продуктивен. Он означает, что историки и все те, кто пытается объяснить события прошлого, не занимают монопольного места на пьедестале истории, иначе верх снова берут конформизм, выкручивание рук правде...

XX век войдет в историю как время метаморфоз и катаклизмов. События развивались бурно и непредсказуемо. Происходили удивительные превращения с людьми и обществами.

В калейдоскопе событий заметна роль исторических личностей. Достаточно назвать такие имена, как В. Ленин, И. Сталин, Ф. Д. Рузвельт, А. Гитлер, М. Ганди, Мао Цзэдун, К. Аденауэр, Н. Хрущев, Д. Кеннеди, Л. Брежнев, Дэн Сяопин, Н. Мандела, М. Горбачев, Б. Ельцин, а теперь В. Путин и Д. Медведев. Результаты их правления привели к разным последствиям. Их можно оценить как положительно, так и отрицательно. Они были неоднозначны и противоречивы, как и сам XX век.

Даже не столько мнение историков, сколько мнение народа, причем устоявшееся, выносит окончательный приговор тому или иному лидеру. И он входит в историю как герой или антигерой. Труден путь лидеров к славе, легок в падении. Падать куда проще, чем подниматься.

Роль личности в истории меня всегда привлекала. Еще студентом и аспирантом я проникся убеждением, что нельзя объяснять жизнь людей с помощью только экономического и социального анализа, диалектики и марксистского «закона соответствия». В истории велико влияние субъективного фактора, и часто оно решающее. Историю делают люди: как народные массы, так и элита общества, особенно ее лидеры.

Заметный след в истории XX века оставил президент США Джон Кеннеди. С ним произошла метаморфоза. Рыцарь холодной войны стал трезвым политиком, сторонником нормализации отношений с Москвой. Вместе с Хрущевым Кеннеди остановил сползание мира к ядерной войне. Наметилась перспектива плодотворного мирного сотрудничества.

Удивительная метаморфоза произошла и с президентом США Рональдом Рейганом. Он понял, что войти в историю как обличитель «империи зла», — а такое название приписывалось им СССР, — несолидно. И вот осенью 1984 года на встрече с советским министром иностранных дел Андреем Громыко он сначала доверительно, а затем и публично объявляет себя сторонником широкого сотрудничества с Москвой, вплоть до совместного управления международными делами.

Самую яркую метаморфозу XX века явил собой советский комсомолец и коммунист, «пламенный ленинец» М. Горбачев. Из лидера КПСС он стал ее могильщиком. Позднее заявил, что всю жизнь мечтал «похоронить коммунизм». Это тем более удивительно, что никакого коммунизма в СССР не было. Было все что угодно, но только не коммунизм.

Конечно, метаморфозы XX века случались не только с личностями, но и с государствами. США, например, из изоляционистской страны превратились в мессианское общество, несущее во все уголки земного шара свой образ жизни. Им противостоит Китай, который идет по пути социализма, приспособившись к рыночной экономике.

Полная метаморфоза произошла с Советским Союзом: он разрушен, его тело расчленено. Россия борется за свое выживание, ее народ всё меньше верит в добрые перемены, вымирая сотнями тысяч в год. Диалога между обществом и государством нет. Такие понятия, как «честь», исчезли из публичной политики. Налицо распад общества, обогащение одних, обнищание других. Зарплаты и пенсии у большинства людей аномально низкие. В тисках глобализации, когда владельцы крупных капиталов не стали национальной буржуазией, а превратились в компрадоров, России уготована доля сырьевого придатка глобального рынка.

На мировое сообщество надвигаются эрозия и исчезновение основной опоры международных отношений — суверенных государств, вырождение международного права, умаление роли ООН. Без них мир войдет, уже вошел, в эпоху анархии и беззакония. Проблемы экологии, разрушение жизнеобеспечивающего слоя Земли примут необратимый характер. В этих условиях разразятся войны за плодородные земли, ископаемые и особенно воду. Ящик Пандоры уже открыт.

Бренность мира для «нищих миллиардов» землян ощутима до боли. Правители «золотого миллиарда» не понимают, что власть и слава это еще не жизнь. Не о них ли писал тысячу лет назад персидский поэт Омар Хайям:

Этот старый дворец называется — мир.
Это царский, царями покинутый, пир.
Белый полдень сменяется полночью черной,
Превращается в прах за кумиром кумир.

(Перевод Г. П. Плисецкого)

Без знания и понимания истории мы становимся беспомощными детьми. Я много поездил по свету, встретил немало интересных людей. Хочу, чтобы Россия наконец стала страной, где в избытке духовность и изобилие для всех. Наш народ это заслужил.

Мы уйдем, а Луна и Солнце, Земля останутся. Хорошо бы сохранилось и человечество.

* * *

В данной книге я собрал те из своих работ, которые, как мне кажется, лучше всего показывают мое отношение к ключевым проблемам развития нашего мира. Редко, но в поздних работах я порой использую свои более ранние тексты. Как правило, это несколько параграфов. Так сохраняются целостность текста и преемственность мыслей.