Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

Введение - Модернизация партийной системы Великобритании

Великобритания — одна из первых стран либеральной демократии, в которой возникли политические партии, а затем сложилась партийно-политическая система двухпартийного типа. История ее возникновения и утверждения растянулась с XVII по XIX в. За этот период протопартии — тори и виги — превратились в полноценные структурированные массовые партийные организации: Консервативную и Либеральную партии. В XX столетии британская партийно-политическая система претерпела значительные изменения после того, как место либералов заняли лейбористы, однако, по сути, осталась двухпартийной и по-прежнему продолжала опираться на присущие британской политической модели принципы сдержек и противовесов между ветвями власти, суверенитета парламента, мажоритарную избирательную систему.

Процессы, обусловившие переход Великобритании от индустриального к постиндустриальному типу развития: новые принципы экономической деятельности, социальная и классовая фрагментация, культурные сдвиги, различные проявления глобализации, — затронули все стороны жизни общества, включая партийно-политическую систему. С 70-х годов XX в. начался процесс ее модернизации. Он привел не только к крупномасштабным переменам в трех ведущих партиях (Консервативной, Лейбористской и Либеральной), но и к качественным изменениям самого характера системы, ее состава, структуры и динамики. Одним из проявлений кризиса двухпартийной системы стало то, что на общенациональном уровне механизм политического маятника, определявший долгое время чередование у власти двух партий, дал серьезные сбои: сначала на 18 лет к власти пришли консерваторы, затем доминирующую позицию заняли лейбористы.

В последней трети XX в. политическая система Великобритании, в том числе партийно-политическая система, оказалась перед необходимостью приспосабливаться к требованиям национального развития в условиях двуединого процесса глобализации и регионализации, европейской интеграции и размывания национального суверенитета. В результате начался процесс модернизации британской партийно-политической системы.

Политические партии как институт политической системы сформировались в своем современном виде не раньше XIX в. Их появление стало возможным благодаря сумме факторов. Во-первых, политическая система достигла высокого уровня дифференциации и специализации, при котором выработка и реализация политических решений могла осуществляться силами нескольких постоянно и целенаправленно действующих коллективных политических субъектов, занимающих разные платформы, в том числе идеологические. Во-вторых, стало неизбежным применение принципа ответственного и представительного управления. Ряды электората разрослись настолько, что властные структуры не могли игнорировать его волю и были вынуждены следовать требованиям и ожиданиям избирателей. И в-третьих, у партий появились внепарламентские массовые составляющие в виде местной сети партийных отделений и рядового членства.

В результате воздействия этих факторов на смену факциям, клиентелам, аристократическим кликам, коалициям нотаблей, политическим клубам и другим непостоянным элитарным образованиям пришли современные политические партии. При всем многообразии и непохожести этих партий к ним применимо следующее определение: политическая партия — это структурированное и идеологически мотивированное устойчивое объединение людей, стремящееся к политическому влиянию и контролю над государственной властью в целях реализации своей программы общественного устройства и мобилизующее население в свою поддержку.

Политические партии в своей совокупности и взаимодействии — центральный элемент партийно-политической системы (ППС), которая, в свою очередь, играет роль важного звена политической системы общества. Традиционным является определение партийной системы как политической структуры, состоящей из совокупности партий разного типа [1]. Однако в таком определении упущен важный момент: ППС не просто механическая сумма входящих в нее партий. Наличие нескольких партий в стране не есть достаточное основание для того, чтобы говорить о формировании партийной системы.

Во-первых, задачи, которые стоят перед политической партией и партийной системой, не совпадают. Если каждая политическая партия в отдельности стремится к завоеванию политической власти или к контролю над ней для выполнения воли своего электората, то партийная система призвана обеспечить эффективное делегирование воли народа политическим институтам и сбалансированное представительство интересов ведущих социальных групп в государственных органах власти.

Во-вторых, совокупность политических партий представляет собой разновидность партийной системы лишь тогда, когда они находятся в отношениях взаимозависимости и взаимовлияния, руководствуются формализованным или неписаным сводом правил политической борьбы (в том числе принципом ротации политических сил у власти и способностью идти на компромисс), устойчиво позиционируют себя в отношении друг друга по определенным кливажам (расколам), включая устоявшиеся идеологические ориентиры и группы электората. Только в этом случае «механическая сумма партий» превращается в динамичную структуру и возникает партийная система.

Исходя из вышесказанного, партийно-политическую систему можно определить как систему устойчивых взаимоотношений политических партий, обеспечивающую представительство электората и реализацию его воли государственными органами власти.

Политическая модернизация означает способность политической системы государства видоизменяться на новом этапе общественного развития. Эта способность проявляется в перестройке существующих политических институтов, включая партийно-политическую систему и государственное устройство страны, и в создании новых, в изменении алгоритмов действий политических элит и лидеров.

Применительно к рассматриваемому периоду британской истории политическая модернизация — это способность политической системы развитых государств адаптироваться к условиям постиндустриального общества на основе принципов плюрализма, толерантности и разнообразия культур, готовность политической элиты учитывать интересы и требования оппозиционных группировок. Новый виток политической модернизации Великобритании пришел на смену «первичной» модернизации (в отличие от «вторичной» модернизации, характерной для государств догоняющего типа развития), происходившей в государствах, перешедших от аграрного к индустриальному типу развития на базе внутренних, а не внешних импульсов [2].

В анализе партийно-политических процессов в современной Великобритании ключевое значение имеют понятия мажоритарной и плюральной демократии. При мажоритарной модели демократии с британской спецификой (вестминстерская модель) для политической системы свойственна концентрация исполнительной власти в руках однопартийного правительства, располагающего большинством в парламенте. Происходит частичное слияние функций законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. Партийно-политическая система носит четко выраженный двухпартийный характер. Выборы проходят по мажоритарному типу избирательной системы, которому присуща культура политического противостояния. Государственное устройство — унитарное. Краеугольный принцип конституционных отношений в условиях «неписаной конституции» [3] — суверенитет двухпалатного парламента, в котором доминирующая роль принадлежит нижней палате. Механизмы прямой демократии применяются в исключительных случаях.

Идеальному типу плюральной модели демократии свойственны такие принципы, как коалиционный характер государственного управления, четкое разделение законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти, многопартийная система (в отличие от двухпартийной), применение пропорционального типа избирательной системы на выборах, многовекторная модель партийной конкуренции. Государство имеет децентрализованное унитарное или федеративное устройство. Высший законодательный орган власти — двухпалатный парламент, в котором обе палаты имеют равное значение. Страна обладает кодифицированной конституцией и независимым Центральным банком. Широко используются механизмы прямой демократии.

Одна из разновидностей плюральной модели — консоциативная демократия [4] (демократия согласия, сообщественная модель развития) [5]. Она представляет собой альтернативу мажоритарной демократии в многосоставных, плюралистических обществах с фрагментированной политической культурой. Понятие «консоциативная демократия» может иметь и широкое, и узкое толкование. В узком смысле оно обозначает демократическое устройство общества, разделенного этнонациональными и сопутствующими им религиозными и культурными расколами. Это модель покоится на таких принципах, как квотирование по этнонациональному признаку при формировании исполнительных органов власти и пропорциональность при избрании законодательных, автономия и равенство общин, право вето для меньшинств.

В широком смысле это понятие обозначает новую степень зрелости демократического общества, когда политические элиты страны готовы отказаться от централизованной модели демократии, отражающей интересы большинства, и от монополии принципа прав индивида в пользу согласования интересов организованных крупных и мелких социальных слоев и сочетания прав индивида и общественных групп.

В данной монографии предложен анализ комплекса качественных изменений, происходящих в партийно-политической системе Великобритании, описываются новейшие тенденции в идеологическом оснащении партий, региональные партийно-политические подсистемы. Их развитие рассматривается в русле усиления федеративных элементов в государственном устройстве страны. Существенное внимание уделено классификации и деятельности малых партий. В то время как в нашей стране остро стоит проблема создания эффективной и устойчивой политической и партийной системы, эта монография имеет особое значение, так как в решении названной проблемы необходимо опираться на научно обоснованные представления о политической и партийной системе, функциях политических партий в современном обществе, зависимости между партийно-политической системой и разновидностью демократической модели развития.

Примечания

1. См., например: Политическая энциклопедия. М.: Мысль, 1999. Т. 2. С. 118.

2. Известная классификация предыдущих этапов политической модернизации Великобритании принадлежит Сэмуэлю Биру: старый торизм (XVII в.), старый вигизм (XVIII в.), к которому он относит начало эпохи модерна в Англии, либерализм и радикализм (XIX в.), коллективизм (XX в.). Позже к этой типологии Бир добавил постколлективистский этап, первыми признаками которого он назвал активизацию студенческого движения и кельтского национализма на рубеже 60–70-х гг. XX в: см.: Beer Samuel H. Modern British Politics. London: Faber and Faber, 1982. О волнообразном характере процесса модернизации см.: В. И. Пантин. Циклы и волны модернизации как феномен социального развития. М.: Московский философский фонд, 1997.

3. «Не кодифицированное» — более точный термин в применении к британскому конституционному праву, так как его значительная часть «записана»: парламентские акты (статутное право), судебные постановления (прецедентное право), правила, обычаи, устоявшаяся практика работы парламента и правительства (конвенции), королевские прерогативы, работы британских правоведов XIX в. (Альберт Дайси, Томас Мэй, Уолтер Баджет и др.), правовые акты ЕС, инкорпорированные в британское законодательство.

4. Сonsociational democracy.

5. Впервые разработана в западной политологии Арендом Лейпхартом, см.: Lijphart Arend. Consociational Democracy. World Politics, No 21, January 1969; Typologies of Democratic Systems. Comparative Political Studies, Vol. 1, No 1, 1968; Democracy in Plural Societies. New Haven: Yale University Press, 1977. В британской политической науке развита применительно к политическому процессу в Северной Ирландии Бренданом О’Лири, Джоном Макгари, Стефаном Уолфом и др., см.: McGarry John, O’Leary Brendan. Introduction: The Macropolitical Regulation of Ethnic Conflict. In: McGarry John, O’Leary Brendan (eds). The Politics of Conflict Regulation. London: Routledge, 2003; Wolff Stefan. The Institutional Structure of Regional Consociations in Brussels, Northern Ireland, and South Tyrol. Nationalism and Ethnic Politics, Vol. 3, No 10, Autumn 2004.

Другие главы из этой книги
  • The processes at the root of Great Britain’s transition from an industrial to a post-industrial society have influenced all aspects of life. Among them is the modernization of the country’s party system, which began in the 1970s. It led not only...