Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
«День Финляндии» на Флаконе

Эпилог - Шесть карьер Михаила Александровича. Жизнь тенора

В день американской трагедии 11 сентября 2001 г. ведущий крупнейшей нью-йоркской радиостанции NPR (National Public Radio) Фред Чайлд обратился к слушателям с просьбой написать в редакцию, какие из транслируемых в эти скорбные часы произведений они считают наиболее целительными для души. Ответ слушателя Криса Мэнсела: «Никакая музыка не трогает меня больше и не кажется более уместной, чем „Кевакарат“ в исполнении квартета „Кронос“ из их альбома „Вечерние молитвы“. Голос кантора Михаила Александровича вызывает у меня слезы каждый раз, когда я его слышу. Когда звучит эта музыка, в моем сознании поднимаются клубы пыли, которые выросли и рванулись вслед за теми, кому удалось уцелеть и вырваться из Всемирного торгового центра к солнцу и спасению, чтобы снова погрузить их во мрак. Я думаю о детях возраста моей дочери, которые погибли в захваченных лайнерах» [1].

Музыка, порожденная человеком, как преданное дитя, возвращается к родителю в нужный момент, чтобы утешить и исцелить.

Композитор, написавший эту музыку, родился в 1960 г. в аргентинском городе Ла-Плата в семье, которую накрыла черная тень Катастрофы. Его корни — в Восточной Европе. В доме говорили по-русски. Освальдо Голихов вспоминал, как, работая над «Кевакарат», он видел перед собой своего прадеда. «Он все время молился или что-то чинил, его карманы были вечно набиты какими-то отвертками. А я, глядя на него, размышлял: трое из его детей погибли, что заставляет его еще молиться? И зачем он все ремонтирует?»

Думая об этой истории, я вижу перед собой русского тенора, гражданина мира Мишу Александровича, которого тоже учили, что Всевышний возложил на евреев миссию исправления мира — «тикун олам». Он прошел сквозь самый смертоносный период истории человечества от страны к стране, от культуры к культуре, спасаясь и спасая. С помощью изысканного искусства певец врачевал чувства и выпрямлял души, спресованные и согбенные, изуродованные и дезориентированные.

Живя вне времени, он оставался самым современным художником для нескольких поколений, ибо сумел передать им психологическую глубину их эпохи, ее страсть, ее поэзию, ее индивидуальность. Мир музыки, выстроенный Александровичем, — это мир равенства и единства. И у каждого поколения — свои права на него, свое место в зрительном зале.

Примечания

1. См.: http://www. npr. org/programs/pt/features/911_mail.html

Другие главы из этой книги
  • Раскаленным июльским днем 1914 г. в Парме подходил к концу международный конкурс начинающих, неизвестных широкой публике и критикам певцов. Сто пять кандидатов: 32 тенора, 19 баритонов, 6 басов, 40 сопрано, 6 меццо-сопрано и 2 альта из Италии,...