Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
Издательство приглашает к сотрудничеству редакторов, корректоров имеющих опыт работы с научными и переводными текстами.

Послесловие - Тур Хейердал. Биография. Книга II. Человек и мир

Тур Хейердал. Биография. Книга II. Человек и мир
Рагнар Квам мл.
Пер. с норв.
2011 г.
450 Р
340 Р

— Соболезную по поводу «рождественского снопа»*.

Таковы были слова Хельге Ингстада Туру после крушения. Он сидел в своем летнем домике на Скатёй возле Крагерё, когда услышал новость по радио. Он тут же переплыл бухту к лодочнику, на другую сторону, чтобы воспользоваться там телефоном и послать телеграмму.

Сноп или не сноп, но с помощью «Ра» Тур Хейердал показал, что древние египтяне имели суда, способные переплыть Атлантику. Но он не говорил, что они фактически делали это.

Как и предполагал Сантьяго Хеновес, критики уцепились за то, что «Ра» не смог преодолеть всю дистанцию и что поэтому тростниковая лодка не имела таких мореходных качеств, на которые рассчитывал Тур Хейердал. Изоляционисты, отрицавшие любые культурные связи между Старым и Новым Светом, по-прежнему могли улыбаться.

Тур Хейердал был недоволен, что «Ра» сошел с дистанции. Впоследствии он расценивал это путешествие как «единственную и неуверенную попытку построить и отправить в плавание судно, чьи очертания были известны лишь по тысячелетним рисункам на стенах погребальных камер». Будучи перфекционистом, он не мог внутренне согласиться с тем, что экспедиция свелась к неуверенной попытке.

После прибытия на Барбадос и в последующее время никто из участников экспедиции не говорил о новом путешествии на «Ра». Но когда в конце осени они снова все встретились в Египте, куда президент Анвар Садат пригласил их, чтобы вручить высокую награду за это достижение, идея о повторении эксперимента витала в воздухе. На практике они осуществили пробное плавание, на котором настаивал Бруно Вайлати. Было бы жаль отказаться от такого ценного опыта, которым они теперь обладали.

Из Египта они отправились дальше в Италию, где должны были получить награду за проявленные мореходные качества. Дискуссия о новом плавании продолжилась, и Тур хотел знать, действительно ли они были настроены на то, о чем говорили. Да, ответили они, особо подчеркнув сказанное.

Тур принял окончательное решение к Рождеству 1969 года. Он хотел показать скептикам, что может проплыть оставшуюся недостающую часть пути. Он стремился доказать, что они потеряли

«Ра» по причине конструктивной ошибки, а не из-за тростниковой лодки как таковой. Он хотел построить «Ра-II» и заново повторить путешествие.

У него было и третье основание. Его рапорт о нефтяных пятнах в Атлантике вызвал тревогу у Генерального секретаря ООН У Тана. С помощью новой экспедиции Тур собирался провести более основательное исследование, чтобы обозначить масштабы загрязнений.

С целью сэкономить время Тур захотел построить «Ра-II» в Сафи. Как и в прошлый раз, он заказал папирус на озере Тана в Эфиопии. Но, помня об оторвавшейся хвостовой части «Ра-I», он больше не доверял судостроителям из Чада. Он нанял четырех индейцев аймара с озера Титикака в Южной Америке. Они по-прежнему строили тростниковые лодки «по старинному образцу, с такой же загнутой кормой, как и нос». Они также по-другому вязали корпус, и, учитывая опыт первого «Ра», Тур нашел этот способ более надежным.

Индейцы начали строить «Ра-II» в начале марта 1970 года. В то же время Тур интенсивно работал над книгой о «Ра», описание первого путешествия надо было закончить до отправления в следующее. В конце апреля приехали члены экипажа, один за другим. Тур-младший тоже приехал в Сафи. Лед между отцом и сыном постепенно растаял.

24 апреля «Ра-II» был готов, и паша устроил прощальный ужин для индейцев с Титикаки. В тот же день Тур позволил международной прессе получить свою долю новостей. Проект так долго держали в тайне из опасения, что толпы журналистов затормозят работу по строительству судна, как это случилось у египетских пирамид.

«Ра-II» спустили на воду 7 мая. Как и в прошлый раз, Ивонн сыграла главную роль в подготовке экспедиции. Она все время была тем маслом, которое требовалось Туру, чтобы поддерживать машину на ходу.

За несколько дней до того, как они собирались поднять парус, Тур решил отправить Абдуллу домой. У него уже не было такого энтузиазма, как в прошлом году, и работа шла очень тяжело. Норман считал, что всему виной ревность. Абдулла будто потерял свое лицо, когда его друзей из Бола заменили индейцами из той части Титикаки, что лежит в Боливии.

В спешке Тур нанял марокканца Мадани Аит Уханни вместо Абдуллы. Мадани должен был брать пробы нефти. Он работал инженером на химической фабрики в Сафи и не имел опыта мореплавания кроме того, что в море его укачивало.

Чтобы усилить работу над тем, что должно было стать фильмом об экспедициях на «Ра», Тур увеличил команду еще одним фотографом. Его звали Кей Охара, он был японцем. Он ничего не знал о жизни на море. Но он фотографировал индейцев и их тростниковые лодки на озере Титикака.

Отплытие состоялось 17 мая. Через десять месяцев после того, как их подобрали на остатках «Ра-I», Тур и его команда отправились на «Ра-II».

Еще раз всемирно известный энтузиаст смог за удивительно короткое время организовать новую экспедицию.

«Ра-II» по размерам был на три метра короче «Ра-I». Рули управления хорошо укрепили. Экипаж состоял из восьми человек вместо семи. В остальном оснащение «Ра-II» было таким же, как и на «Ра-I». Но, к удивлению Тура, «Ра-II» больше впитывал воду, чем «Ра-I». Уже через несколько дней после отплытия они испугались, что лодка утонет. После трудной дискуссии с самого начала путешествия было решено, что весь лишний вес будет сброшен за борт. Чтобы максимально облегчить лодку, пришлось пожертвовать частью запаса питьевой воды. Это впоследствии привело к плохому настроению, потому что пришлось строго распределять воду, и об этом решении очень пожалели. Но такая ликвидация запасов помогла. «Ра-II» укрепился на воде и перестал тонуть.

В спокойные часы Тур читал корректуру книги о «Ра». Он также составил сто пять подписей к иллюстрациям. Все это было передано в Осло с помощью услужливых радиолюбителей. В издательстве директор Харальд Григ с нетерпением ожидал исправленную корректуру. Он готовил новый бестселлер и сделал все, чтобы выпустить книгу осенью. Но по-прежнему не хватало последней главы. Она должна была рассказать о путешествии на «Ра-II».

Тур Хейердал нашел Атлантику еще более грязной, чем во время первого плавания «Ра». Нефтяные пятна временами сгущались. Иногда вода становилась такой «жирной и грязной, что мыться было неприятно». 12 июня он отправил новый рапорт норвежской делегации в ООН о таком вызывающем опасения развитии ситуации. Он заявил, что речь уже не идет об отдельных пятнах тут и там, а о значительных акваториях океана между Африкой и Америкой, покрытых нефтяной пленкой.

«Ра-II» прибыл на Барбадос 12 июля после 57 суток плавания и преодоленной дистанции в 3270 морских миль. Тур Хейердал устранил тот пробел, что оставил «Ра-I», и доказал, что не тростник был тому виной.

Книга о путешествиях на «Ра» вышла в свет 6 октября 1970 года — в 56-й день рождения Тура Хейердала. Ее одновременно выпустили в свет в Норвегии, Швеции и Дании. Издательства подписали контракты об изданиях в большинстве европейских стран, кроме Советского Союза, США, Канады, Японии, Бразилии, Израиля, Индии и Турции. Только в качестве аванса за покупку авторских прав эти контракты принесли Туру Хейердалу 1,2 миллиона крон, или около 8 миллионов в пересчете на валюту 2007 года.

Но если публике книга понравилась, то она не нашла никакого сочувствия в научной среде, как и книги об экспедициях на «Кон-Тики» и на остров Пасхи. Теперь, как и раньше, Хейердала обвиняли в том, что он извращал науку. Дальше всех зашла датский египтолог Эллен Лиллесё. Она считала, что даже деревянный башмак способен переплыть Атлантику. Поэтому плавания на «Ра» ничего не доказали. Тур разделил ее точку зрения на плавательные способности деревянного башмака. Именно в этом и заключался смысл путешествия — показать, что даже примитивные транспортные средства способны переплыть океан от Африки до Америки, если это доступно деревянному башмаку.

Скептики считали научной истиной, что бальзовый плот не способен переплыть Тихий океан. Эту догму Тур Хейердал разрушил с помощью «Кон-Тики». Такой же истиной считалось, что тростниковая лодка не сможет пересечь Атлантику. В глазах Тура Хейердала эта догма потеряла право на существование после плавания на «Ра».

В книге о «Ра» Тур высоко оценил вклад всех участников. Они сделали не только все возможное, чтобы экспедиция удалась. Они показали также, что люди, принадлежащие к различным культурам и религиям, могут сотрудничать даже при самых тяжких испытаниях.

Однако человек, который, пожалуй, сделал больше всех для успеха экспедиции, не заслужил официального признания. Когда раздавались почести, автор не упомянул Ивонн Хейердал ни единым словом.

Путешествие на «Кон-Тики» запомнилось своей рискованностью и научным посылом. Вопрос о том, откуда произошли полинезийцы, не решен до сих пор. Путешествия на «Ра» тоже запомнились своей рискованностью, но не научным посылом. Никто больше не задается вопросом, плавали египтяне через Атлантику или нет.

Чем запомнились плавания на «Ра», так это нефтяными пятнами. Они изменили международное морское право. С этой точки зрения, возможно, именно плавание на «Ра» стало важнейшей из всех экспедиций Тура Хейердала.

Так считал и он сам.

* «Рождественский сноп» — в Норвегии есть традиция выставлять на Рождество злаковый сноп в качестве угощения для птиц. Автор телеграммы назвал так тростниковую лодку.