Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
«День Финляндии» на Флаконе

Введение - История Латинской Америки (до ХХ века)

Когда мы слышим или произносим слово «Америка», то нередко подразумеваем Соединенные Штаты Америки, поскольку это государство давно уже занимает лидирующее положение в мире. И все же такая «географическая вольность» вызывает справедливое негодование тех, чья родина находится южнее Рио-Гранде, реки, разделяющей США и Мексику: «А мы — не Америка?», — спрашивают жители латиноамериканских стран. Конечно же — Америка, только для европейца и тем более североамериканца это другая Америка, так же как, например, для бразильца или эквадорца другой Америкой остаются Канада и США. Так уж случилось, что исторические судьбы «двух Америк» сложились по-разному: есть мир англо-американский и мир иберо-американский[1], хотя они неразрывно связаны между собой.

Латинская Америка — условное название региона, расположенного в Западном полушарии между северной границей Мексики и Антарктидой. Государственный язык большинства ее стран имеет общую латинскую основу. Более 60% населения говорят преимущественно по-испански, свыше 30% — по-португальски. Лишь в некоторых небольших государствах, главным образом островных, официальными являются французский, английский и голландский языки. Наибольшее воздействие на процесс формирования латиноамериканских наций оказали выходцы с Иберийского полуострова[2] — испанцы и португальцы, однако нельзя забывать об этническом и культурном влиянии индейцев и африканцев — ведь в Америке соединилось население трех континентов. Термин «Латинская Америка» стал широко употребляться с 30-х гг. XIX в.

Латиноамериканский регион сравнительно невелик. Его общая площадь составляет приблизительно седьмую часть суши земного шара, а численность населения совсем недавно превысила 500 млн. человек. Территорию Латинской Америки принято делить на субрегионы: Месоамерика, или страны Карибского бассейна (Мексика, Центральная Америка, часть побережья Южной Америки, острова Вест-Индии), Андские страны (Венесуэла, Колумбия, Перу, Боливия, Эквадор, Чили), страны Ла-Платы (Аргентина, Бразилия, Уругвай, Парагвай). Самое большое латиноамериканское государство — Бразилия: по площади и численности населения она занимает пятое место в мире. К крупным странам относятся также Аргентина, Мексика, Перу, Колумбия, Боливия, Венесуэла.

Политики, историки, экономисты на протяжении многих десятилетий пытаются выяснить, почему в США после Войны за независимость установилась демократия, наступил мир, началось процветание, а на остальной части континента аналогичные события ни к чему подобному не привели. Напротив, в освободившихся от гнета метрополий странах Иберо-Америки усиливалась внутренняя нестабильность, нарастала вражда между народами, а республиканские принципы и демократические институты служили лишь прикрытием для диктаторских режимов. Правда, справедливости ради следует заметить, что становление североамериканской демократии также оказалось делом непростым. На протяжении почти ста лет, между антиколониальной революцией 1775–1783 гг. и войной Севера и Юга, начавшейся в 1861 г., исключительным процветанием и тем более социальным миром США похвастаться не могли, да и после окончания гражданской войны стране пришлось преодолевать серьезные «трудности роста». Однако конечные результаты, которых достигли обе Америки даже не сегодня, а гораздо раньше, оказались несопоставимыми, порой прямо противоположными, как будто мы действительно имеем дело с совершенно разными мирами.

Но разве США и Латинская Америка — не ближайшие соседи, и разве в прошлом у них не было одинакового колониального статуса, а у их народов — общих европейских и уже — романских корней? Когда и почему разошлись пути двух Америк? На этот вопрос до сих пор нет однозначного ответа, да и вряд ли ученым когда-либо удастся найти устраивающее всех объяснение феномена «разных американских миров». Если же рассматривать отдельные страны Латинской Америки (и даже различные области одной страны), то и здесь можно обнаружить немало локальных особенностей развития. Чтобы во всем этом разобраться и понять, к чему пришел современный латиноамериканский мир, и главное — почему необходимо изучать его исторический путь и думать, сопоставлять, сравнивать...

Предлагаемая книга не содержит исчерпывающих ответов на множество общих и частных вопросов, которые могут возникнуть в ходе исследования богатого прошлого Иберо-Америки, американского материка в целом или сюжетов всемирной истории. Автор не ставил перед собой и другой невыполнимой задачи — осветить все без исключения сложные научные проблемы латиноамериканистики (тем более что настоящее издание имеет популярный характер). Мы обратимся к самым ярким страницам истории региона, попытаемся в общих чертах представить ее современную проблематику и помочь читателю лучше узнать и понять тот сложный и удивительный мир, который часто называют иберо-американской цивилизацией. Поскольку нам не удастся уделить должного внимания всем странам региона, в качестве «иллюстративного» исторического материала будут использованы наиболее интересные сюжеты из прошлого тех республик, в которых та или иная тенденция развития проявилась особенно полно. Отметим, что речь пойдет о континентальной Латинской Америке: островные государства, в том числе Куба с ее необычайно сложной, даже трагической судьбой, заслуживают отдельного повествования.

Сто лет назад знаменитый немецкий историк и социолог Макс Вебер, исследуя общественные отношения минувших веков и современного ему XIX столетия, применил категорию «идеального типа». Этот метод стал для него важнейшим инструментом познания истины, способом определения генетической связи совершенно различных на первый взгляд явлений. Рассматривая все стороны жизни человеческого общества, прослеживая взаимозависимость множества исторических событий, Вебер выстраивал некую теоретическую конструкцию, или схему (которую сам же называл «утопией»), а затем старался определить, насколько реальность совпадает с «идеальным типом» либо отличается от него.

Если попытаться использовать этот прием при изучении прошлого Латинской Америки, то создать определенную «модель», вернее, наметить общую, магистральную линию развития региона вполне возможно, однако каждый исследователь неизбежно окажется в трудном положении — он увидит, что любая латиноамериканская страна нередко «отклоняется от линии», причем весьма существенно — и представители «верхов», и народные «низы» порой ведут себя совершенно необъяснимо. Ученые не могут и, вероятно, никогда не смогут прийти к единой точке зрения по целому ряду спорных вопросов латиноамериканской истории — иногда из-за сложности или недостаточной изученности какой-либо проблемы, а иногда по идеологическим или конъюнктурным соображениям. Читатель должен знать, что Латинская Америка еще не до конца «разгадана», даже если речь идет не о древних временах, а о прошлом или позапрошлом веке, и возможности для научного творчества здесь поистине безграничны.

* * *

На протяжении многих тысячелетий оба американских континента существовали изолированно от Евразии. Согласно данным археологических исследований, они были заселены около 40–50 тыс. лет назад. Следов обитания человекообразных обезьян и стоянок первобытных людей здесь не найдено. Видимо, первыми жителями Америки стали выходцы из Северо-Восточной Азии, перебравшиеся с Чукотки на Аляску через Берингов пролив (в то время — Берингов перешеек). Известно, что они охотились на крупных животных, которые могли попасть сюда тем же путем. Постепенно древний человек проник в центральные районы Северной Америки, а затем двинулся на юг — в Центральную и Южную Америку. Доказано, что азиатский маршрут заселения — не единственный, в более поздний период, очевидно, существовали связи между Южной Америкой и островами Океании, Северной Америкой и Европой.

На обширном, неосвоенном пространстве отважные переселенцы, охотники и собиратели, вступили в борьбу с дикой природой. Это противоборство оказалось длительным и суровым, вот почему индейские племена отстали в своем историческом развитии от народов Европы и Азии. Тем не менее жители древнейшей Америки во многом повторили их путь. Часть племен постепенно перешла от присваивающего хозяйства к производящему, то есть пережила неолитическую революцию, начало которой можно отнести к VII тыс. до н. э., однако на американских просторах долго сохранялся первобытнообщинный строй, сравнительно поздно распались родоплеменные связи и появились первые государственные образования.

Со временем хозяйственная жизнь индейцев развивалась и усложнялась. До появления европейцев они не видели лошадей, крупных тягловых животных и прочего домашнего скота, и потому была одомашнена лама, использовавшаяся для перевозки грузов. Со второй половины III тыс. до н. э. в Южной Америке, а позже и в более северных районах распространилось земледелие.

К середине II тыс. до н. э. на территории Америки образовались две обширные культурно-исторические области: одна — в Центральных Андах (Перу, часть современной Колумбии, Эквадор, Боливия, северные районы Чили), другая — на юге Северной Америки. Кочевые племена и родовые общины оседали на Андском нагорье и мексиканском побережье, где были плодородные почвы, благоприятный для земледелия климат, много рек и озер. В каждой из областей в разное время существовали (или сосуществовали) высокоразвитые индейские государства. На остальной территории жили первобытные племена, находившиеся на различных стадиях родоплеменных отношений. К концу XII в. н. э. все ранние государственные образования пришли в упадок и погибли, а на их месте образовались новые империи. Когда в Европе уже сложились централизованные феодальные государства и средневековая цивилизация достигла расцвета, в Америке уровень развития хозяйства и общественных отношений не вышел за рамки, характерные для деспотий Востока III–II тыс. до н. э. и древнегреческих полисов. Самыми мощными среди индейских империй были государства майя, ацтеков и инков.

С первых десятилетий XVI в. началась европейская колонизация американского материка, который стали называть Новым Светом в отличие от Старого Света — Европы. Для европейцев соприкосновение с Америкой явилось ее открытием, и долгое время в западной и отечественной историографии бытовал именно европоцентристский взгляд на суть этого великого события. Сейчас исследователи часто говорят о встрече двух культур, что с исторической точки зрения более справедливо. Действительно, в Новом Свете произошел синтез различных культурных традиций, общественных и экономических институтов. Для американских индейцев, как и для африканцев, «встреча культур» имела катастрофические последствия. На некоторых покоренных территориях Америки широко применялся труд рабов, и постепенно работорговля обескровила прибрежные районы «черного континента», надолго задержав развитие его народов.

Но можем ли мы умалчивать о других результатах знакомства индейцев и жителей Старого Света, как это нередко происходит? То, что прибывшие на американскую землю европейцы полностью преобразовали мир аборигенов, оспорить невозможно, однако мало кто решится однозначно ответить на вопрос — обернулась ли европейская цивилизация для коренных американцев непоправимой бедой или же все-таки благом? Как бы то ни было, испанцы и португальцы переправили из Европы в свои заокеанские владения лошадей, крупный рогатый скот, овец и свиней, и эти домашние животные вскоре превратились в основное богатство многих областей Америки. Индейцы узнали, что такое пшеница, вино и растительное масло, когда первые переселенцы привезли из Европы семена и саженцы неизвестных в Новом Свете растений, а затем сумели эти растения акклиматизировать и развести на огромных просторах «дикого» материка. Нельзя забывать и о том, что благодаря колонистам здесь распространились новые приемы земледелия и ремесла, появилось пастбищное скотоводство, началось использование более передовой техники добычи и обработки металлов.

В свою очередь переселение европейцев в Америку и образование громадных колониальных империй повлияли на судьбу их исторической родины, ускорив рост европейского капитализма. Существенно расширился кругозор уроженцев Старого Света, изменился их менталитет. Догматическое мышление жителя средневековой Европы было основано на классической философии и учении христианской церкви. С их помощью европейская действительность уже находила приемлемое для многих людей истолкование, но теперь обнаружилась иная реальность, которая нелегко вписывалась в рамки привычного греко-латинского мира. Наконец, европейцы познакомились с неизвестными в Старом Свете представителями фауны и флоры, и благодаря этому изменились их быт и рацион.

Они начали употреблять в пищу картофель, помидоры, кукурузу, пить горячий шоколад, курить табак, широко использовать природные красители и медицинские снадобья, в состав которых входили хина, кока, сарсапарель и другие лекарственные растения. Постепенно между Европой и Америкой было налажено регулярное сообщение, и это дало мощный импульс дальнейшему развитию морского транспорта и навигации.

История Латинской Америки делится на три основных этапа: доколумбова Америка (с древнейших времен до заокеанских экспедиций Христофора Колумба), колониальный период (XVI — начало XIX в.), период становления и развития политически независимых государств (от Войны за независимость колоний в первой трети XIX в. до настоящего времени). Итак, перед нами — далекое и не очень далекое латиноамериканское прошлое в его неразрывной связи с европейской и мировой историей.

Примечания

1. Иберо-Америкой принято называть испанские и португальские колонии в Америке, а также независимые страны Латинской Америки, население которых говорит на испанском или португальском языке.

2. Иберийский полуостров — древнее название Пиренейского полуострова.