Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

Предисловие - Роль наркобизнеса в политэкономии конфликтов и терроризма

За десятилетие, прошедшее после окончания «холодной войны», уровень внешних военных угроз национальной безопасности России снизился, а сами они приобрели более фрагментарный, но одновременно более диверсифицированный и многовекторный характер. Определенные изменения претерпело и само понятие национальной безопасности, которое все шире стало включать экономические, технологические, экологические, гуманитарные и другие аспекты. Для многих стран, в том числе для России, изменилось и соотношение внешних и внутренних угроз безопасности, а главное, возрос удельный вес так называемых новых, или нетрадиционных, угроз — таких, например, как транснациональная преступность, наркотрафик и терроризм. Несмотря на то, что в конце XX в. подобные угрозы безопасности все еще было принято считать «мягкими», или «нетрадиционными» — в противовес так называемым жестким, т. е. преимущественно военным, угрозам, — по степени прямого вреда населению на современном этапе они вполне сравнимы с «традиционными» угрозами.

Одной из наиболее острых и масштабных нетрадиционных угроз для безопасности России, а также ее ближайших соседей и партнеров по СНГ в 1990-е гг. стала наркоугроза. За эти годы поток наркотиков через территорию России и рост их потребления внутри страны приобрели критические масштабы. С распадом СССР, в условиях развала системы пограничного контроля на бывших советских рубежах и ее практического отсутствия на прежних внутригосударственных (межреспубликанских) границах, а также затяжного социально-экономического кризиса и сложного процесса становления политико-государственных институтов, Россия и другие постсоветские государства прочно вошли в ряды так называемых транзитных стран в мировом «разделении труда» в сфере наркобизнеса. Большая часть поступающих на территорию нашей страны «жестких» наркотиков зарубежного, в основном афганского, происхождения, и около половины всего объема этих наркотиков предназначается для дальнейшего транзита. Однако любая транзитная страна становится и страной-потребителем наркотиков, и Россия здесь не исключение. Сохраняя роль транзитной страны, особенно для переправки афганских опиатов в европейские страны, Российская Федерация сама стала крупнейшим в Европе рынком сбыта героина. Около трети российских наркоманов, численность которых может составлять от 3 до 4 млн человек, используют героин, изготовленный почти исключительно на основе афганского наркосырья [1]. При этом только за первые три года XXI в. объем поступающего в Россию героина афганского происхождения вырос в 4 раза [2].

Характер и масштабы стоящей перед Россией наркоугрозы требуют как широких усилий по ее предупреждению, так и жестких мер по борьбе с наркотиками. Однако эти усилия объективно ограничены тем, что основные источники поступления наркотиков в Россию (и через российскую территорию — далее на запад) находятся за пределами наших границ, в основном в Афганистане, и связаны с более широкой региональной теневой экономической системой с центром в Афганистане, сложившейся за последние десятилетия XX в. Понятно, что до тех пор, пока в этом регионе не будут подорваны основы и условия функционирования и развития опийной экономики, даже максимальные совместные усилия российского государства и общества в борьбе с наркоугрозой могут привести лишь к некоторому ограничению транзита афганских опиатов через российскую территорию и их предложения на внутреннем рынке.

Важную роль в формировании региональной теневой экономической системы с центром в Афганистане и в его переходе на расширенное производство опиатов в последние десятилетия XX в. сыграл затяжной вооруженный конфликт на территории этой страны. По мере развития производства и торговли наркотиками в Афганистане роль наркобизнеса как ресурса вооруженного противостояния, а также как одной из стратегий выживания целых слоев сельского населения в условиях экономического кризиса, усугубленного последствиями конфликта, постоянно возрастала. Взаимосвязь наркобизнеса и конфликта характерна не только для Афганистана, но и для всех основных районов мирового наркопроизводства, в каждом из которых функционирует региональная теневая экономика, центром которой является та или иная конфликтная или постконфликтная зона. Эта взаимосвязь, хотя и в не столь тесной и ярко выраженной форме, распространяется и на локально-региональные конфликты в странах, по территории которых проходят основные маршруты наркотрафика.

Характер и тип взаимосвязи наркобизнеса и конфликтов — прежде всего в районах наркопроизводства, а также в транзитных странах — продолжает вызывать много вопросов. Между тем, не прояснив характера этой взаимосвязи, трудно вести эффективную борьбу с возделыванием наркокультур, производством и торговлей наркотиками в конфликтных или постконфликтных зонах в основных наркопроизводящих регионах мира и в районах прохождения основных маршрутов наркотрафика. Под влиянием глобальной кампании по борьбе с терроризмом, развернувшейся после событий 11 сентября 2001 г., внимание к характеру и масштабу связи между наркопроизводством и наркотрафиком, с одной стороны, и локально-региональными конфликтами, с другой стороны, еще более усилилось, особенно в рамках международных усилий по борьбе с финансированием терроризма.

Поиску ответа хотя бы на часть вопросов, связанных с ролью наркобизнеса в политэкономии конфликтов и терроризма, и решения основных проблем борьбы с производством и незаконным оборотом наркотиков в районах вооруженных конфликтов и в постконфликтных зонах и посвящена эта книга.

Работа выполнена на средства Фонда Дж. и К. МакАртуров (научно-исследовательский грант № 03-77943-000-GSS за 2003–2004 гг. в разделе «Мир и безопасность»). Неоценимую поддержку в работе над книгой оказал также отечественный Фонд содействия российской науке (грант ФСОН в номинации «молодые ученые — кандидаты наук Российской академии наук» за 2004 г.). Особая благодарность — руководству Института мировой экономики и международных отношений РАН и лично директору Центра международной безопасности ИМЭМО РАН А. Г. Арбатову за предоставленную возможность сосредоточиться на работе над данной проблематикой, а также директору Центра международных и политических исследований, проф. МГИМО А. И. Никитину, поддержавшему проект на его начальной стадии.

Москва, декабрь 2004 г.

Примечания

1. Всемирный доклад о наркотиках: 2004. Краткий обзор. Доклад Управления по наркотикам и преступности ООН. — Т. I. Анализ. — М.: УНП ООН, 2004. — С. 10.

2. International Narcotics Control Strategy Report. — Washington D. C.: U. S. Dep. of State Bureau for International Narcotics and Law Enforcement Efforts, 2003. — P. IX—103.