Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
«День Финляндии» на Флаконе

Предисловие - Монгольская цивилизация: история и современность. Теоретическое обоснование атласа.

Непосредственная цель предлагаемой работы — разработка концептуального содержания атласа монгольской цивилизации. Данная монография призвана помочь систематизации основополагающих гуманитарных знаний об истории и современности Монголии как важнейших скрепах цивилизации, охватывающей обширные пространства Внутренней Азии.

Начало этой работе было положено в 2003 г. моим самовольным включением в переписку президентов академий наук России и Монголии Ю. С. Осипова и Б. Чадраа (1939–2016) с идеей разработки силами международного коллектива ученых атласа «Монголия: страна и цивилизация». Эта идея, «в принципе», была поддержана с обеих сторон, но финансирование ее осуществления из-за резкого обвала масштабов сотрудничества двух стран и, как следствие, академий наук осуществлялось до недавнего времени «по остаточному принципу» и из внешних источников. Главное, удалось спасти эту идею от бесследного исчезновения и даже предпринять публикацию ряда работ и добиться проведения научных мероприятий по названной теме. Не в последнюю очередь это было достигнуто благодаря предоставленной мне и моим коллегам в Институте социологии РАН возможности работать над этой темой в рамках плановых смежных тем, касающихся проблем социально-политического развития российских регионов, а также благодаря спонсорской помощи посольства Монголии в России (Л. Хангай) и монгольской нефтяной компании «Петровис» (Ж. Оюунгэрэл, С. Давааням).

Дополнительная поддержка из Монголии была вызвана особой важностью для этой страны разработки темы, связанной с перспективой создания фундаментального Национального Атласа. Академическое советско-монгольское издание Национального Атласа МНР (1990) устарело, а предстоящие издания Национального Атласа новой Монголии (первое издание уже осуществлено Монгольской академией наук в 2009 году) предполагают тщательное изучение и проработку вопроса о положении страны в современных политических реалиях — после распада социалистического лагеря. Причем речь идет о положении в мире страны, имеющей оригинальное цивилизационное устройство и пытающейся придерживаться равновесных отношений с резко отличающимися от нее и друг от друга своими гигантскими соседями. Сейчас время ускоряется и уже стоит вопрос о новом издании Национального Атласа Монголии, в котором должен, наконец, быть дан ответ на вопрос о конкретном месте страны в мироустройстве, с указанием цивилизационного пространства, частью которого Монголия может считаться.

Эта задача по-прежнему актуальна после случившегося развала блока МНР с СССР и, конечно, неразрешима без тесного международного сотрудничества ученых, прежде всего, трех стран: Монголии, России и Китая. Пока налажено интенсивное и плотное сотрудничество и взаимопонимание коллег в российско-монгольском коллективе. Уже начато обсуждение вопроса о подключении к сотрудничеству в разработке этой темы коллег из Китая и других стран, что позволяет надеяться на то, что удастся, наконец, показать согласованный учеными разных стран облик цивилизации, в состав которой входит Монголия. Разработка международными усилиями атласа монгольской цивилизации откроет дополнительные горизонты для нового издания Национального Атласа Монголии.

Получается, что будущий выход атласа монгольской цивилизации требует появления целого течения в соответствующей историографии трех стран — Монголии, России и Китая. В первых двух из этих трех стран, между которыми поделена Внутренняя Азия и которые вовлечены в позиционирование монгольской цивилизации, целенаправленная стимуляция этого процесса уже началась.

В практическую плоскость работа перешла в 2009 г. с выходом (правда, весьма ограниченным тиражом и без поступления в продажу) моей монографии «Монгольский полюс политического устройства мира», представлявшей, прежде всего, концепцию и методологию исследования Монголии как ядра цивилизации богатых древней и современной историей и культурой народов Внутренней Азии — региона, охватывающего целиком Монголию и частично Россию и Китай.

Эта книга и ряд других работ были написаны в рамках совместных международных проектов Российского гуманитарного научного фонда и Министерства образования, культуры и науки Монголии: «Политические и социальные трансформации России и Монголии в глобальном контексте (сравнительный анализ)» (2007–2009, руководитель с монгольской стороны — директор Института философии АН Монголии академик Г. Чулуунбаатар); «Создание концептуальной основы и разработка содержания Национального атласа устойчивого развития Монголии» (2010–2012, руководители с монгольской стороны — директор Института истории АН Монголии академик Ч. Дашдаваа [1949–2015], затем директор Института международных исследований АН Монголии академик Л. Хайсандай). Нынешняя книга написана в ходе работы над проектом «Монгольская цивилизация: история и современность (разработка атласа)» (2013–2015, руководитель с монгольской стороны — президент АН Монголии академик Б. Энхтувшин [1952–2016]). Руководя этими совместными проектами с российской стороны, мне удалось сделать свои наработки по атласу монгольской цивилизации достоянием большого числа читателей, обрести в новых работах соавторов с их идеями и материалами.

Так, в нашей совместной с профессором В. С. Тикуновым работе «Монгольский мир: методы исследования», вышедшей в 2014 г., были представлены технологические аспекты исследования, основные методы моделирования и геоинформационные технологии, которые являются базой для географического, экономического и социально-статистического изучения монгольской цивилизации. Синергетический эффект соединения этих технологий с гуманитарными знаниями позволит свести картографические, аэрокосмические, текстовые и иллюстративные материалы в единую гипермедийную систему. Посредством этой системы можно будет воспроизводить графику, гипертекст, трехмерное моделирование, ситуационную осведомленность, которые покажут максимально полную и комплексную картину цивилизации Внутренней Азии (монгольской цивилизации).

Предлагаемая работа, которая в значительной мере дополняет предыдущие исследования (с учетом накопленных новых знаний), анализирует проблемы и особенности исторической, геополитической и цивилизационной идентификации и позиционирования Монголии в сложном и противоречивом мироустройстве. В целом дается теоретическое обоснование необходимости изучения монгольской цивилизации в одном ряду с хрестоматийными мировыми цивилизациями с целью создания соответствующего атласа.

Первые попытки обозначения кочевого мира Внутренней Азии в качестве таксономически равноправной остальным крупнейшим мировым общностям цивилизации, т. е. попытки положительного ответа на вопрос, существует ли монгольская цивилизация, были сделаны в зачитанной мною серии докладов и кратких сообщений в начале 1990-х гг., в том числе в Улан-Баторе на VI Международном конгрессе монголоведов в 1992 г. и в Москве на Владимирских чтениях в 1993 г. Это было время, когда даже сама по себе «примерка» на монгольских кочевников понятия «цивилизация» без какого-либо уничижительного эпитета из теоретического арсенала классиков цивилизационного подхода — Н. Я. Данилевского, О. Шпенглера и А.Дж. Тойнби — выглядела в глазах далеких от кочевого мира Монголии цивилиографов не просто оригинально, но воспринималась как чуть ли не кощунственный вызов сложившимся в науке представлениям о сути указанного понятия.

Но у коллег-монголоведов и номадологов идея возражений почти не вызвала, и сегодня проблематика цивилизационной идентичности Внутренней Азии в контексте древней и современной монгольской истории, т. е. идентичности всего группирующегося вокруг этой истории мира, привычно присутствует уже во многих работах российских и зарубежных авторов. Характерны в этом смысле даже просто названия книг, разделов, статей. Например, в книге «Монгольская империя и кочевой мир» (Улан-Удэ, 2004) это разделы: «Введение. Кочевники, монголосфера и цивилизационный процесс» (Базаров Б.В., Крадин Н.Н., Скрынникова Т.Д.); «Цивилизация Золотой орды» (Кульпин Э.С.); «Монголы в мирсистемной истории» (Холл Т.); «Средневековые монголы: экологические и социальные перспективы» (Флетчер Дж.); «Монгольская модель кочевой империи» (Барфилд Т.); «Мухаммед и Чингисхан в сравнении: роль религиозного фактора в создании мировых империй» (Хазанов А.М.).

В вышедшей через десять лет книге «Монгольский мир: между Востоком и Западом» (Новосибирск, 2014) названия разделов становятся еще более приближенными к теме цивилизационной идентичности Монголии: «Монголия в мировом сообществе цивилизаций и народов» (Попков Ю.В., Тюгашев Е.А.); «Цивилизационный статус Монголии и ее вклад в укрепление евразийского единства» (Иванов А.В.); «Улан-Батор на перекрестке цивилизаций Запада и Востока» (Баасансурэн Д., Маналжав Г.).

Из разрозненных названий работ, схватывающих суть идентичности Внутренней Азии и ее позиционирования в мире, бросаются в глаза следующие (см. оригинальные названия англоязычных работ в ссылках в конце Введения): «Конец номадизма? Общество, государство и окружающая среда во Внутренней Азии» (Caroline Humphrey and David Sneath. Durham: Duke University Press, 1999); «Цивилизационная геополитика и этнокультурные традиции народов Центральной Азии и Алтай-Байкальского региона» (Абаев Н.В., Кызыл, 2006); «Россия-Монголия: культурная идентичность и межкультурное взаимодействие» (под редакцией В. М. Диановой. СПб., 2011); «Где находится Восточная Азия? Перспективы регионализма Центральной Азии и Внутренней Азии» (Uradyn E. Bulag. Japan Focus. 2005); «Институциональный дизайн политических процессов в российских регионах Внутренней Азии и Монголии» (Дагбаев Э.Д., Улан-Удэ, 2011); «Существует ли Центральная/Внутренняя (Евр)Азия и является ли Монголия ее частью?» (Christopher P. Atwood), причем это статья в книге с примечательным названием: «Картографирование Монголии: позиционирование Монголии в мире с геологических времен до наших дней» (by Paula L. W. Sabloff. Pacific Affairs, 85(3), September 2012). И это только основная часть работ по данной проблематике.

В самой новой Монголии ответ на вопрос о месте этой страны в мироустройстве прозвучал раньше выхода в свет всех этих публикаций — в 1994 г. В тот год Великий государственный хурал (парламент) утвердил Концепцию национальной безопасности, которая ввела понятие «монгольская цивилизация» в базисные основы внутренней и внешней политики государства как важнейшее системообразующее понятие.

Таким образом, совершенно неожиданно вопрос о месте монгольского мира в цивилизационном мироустройстве вышел за рамки сугубо научной сферы, распространившись на практическую область современной международной политики. Политическая подпорка теоретического вопроса и сыграла, видимо, роль мотиватора появления целого течения в историографии — работ по цивилизационной проблематике истории Монголии.

По сути, теория и практика сплелись в комплексном позиционировании в мире монгольской цивилизации, т. е. всего региона Внутренней Азии с привязкой его к Монголии как единственному легитимному в политическом плане ядру этой цивилизации. Особенно наглядно это проявляется в наши дни, когда по инициативе монгольской стороны на последних саммитах ШОС возник абсолютно новый, трехсторонний, формат взаимодействия России, Китая и Монголии, т. е. формат, учитывающий сложное переплетение трех локальных цивилизаций.

С момента выхода Атласа МНР — совместного фундаментального труда ученых АН СССР и АН МНР — прошло четверть века. Именно столько времени прошло и с того момента, как на политической карте мира появилось сменившее Монгольскую Народную Республику новое государство — Монголия. Думается, что насущной задачей этого нового, уже внеблокового, государства, равно как и его соседей по цивилизационному общежитию — России и Китая, является развернутое обоснование цивилизационной идентичности народа, которого это государство представляет. Решение этой задачи предполагает создание усилиями международного коллектива ученых Атласа монгольской цивилизации.