Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

Введение - Российско-американское сотрудничество и противоборство. Значение для национальной безопасности России

На протяжении двух с половиной веков российско-американских отношений взаимодействие двух стран характеризовалось как сотрудничеством, так и соперничеством.

Исторически в многополярном мире Россия и США никогда не были противниками. Более того, Москва и Вашингтон становились партнерами и даже союзниками, когда их интересы совпадали, поскольку у них был общий противник (сначала Великобритания, а затем — Германия). Но в биполярной системе международных отношений, которая возникла после Второй мировой войны, они оказались антагонистами. Конфронтационные интересы СССР и США имели приоритетное значение. Советско-американское противоборство было центральной осью, стержнем мировой политики. Но даже в этих условиях у двух сверхдержав был совпадающий интерес — избежать ядерной катастрофы. Это вынуждало их сотрудничать, вырабатывать правила соперничества, чтобы не допустить взаимного самоубийства.

После окончания холодной войны ситуация радикально изменилась. Распад СССР позволил США попытаться стать единственной сверхдержавой в однополярном мире. Но эта попытка потерпела провал. В начале XXI века возобладала тенденция к формированию полицентричной системы международных отношений. Значительно усилилась роль новых центров силы (Китай, Индия и др.).

После 1991 года Российская Федерация и США неоднократно провозглашали стратегическое партнерство. Но это партнерство оказалось декларативным. Сотрудничество бывших противников носило ограниченный и асимметричный характер. В отличие от Советского Союза Россия не была сверхдержавой. Российская Федерация, встав на путь реформ, оказалась в ситуации глубочайшего кризиса. Вашингтон воспринимал Россию как региональную, а не глобальную державу, и не хотел считаться с интересами Москвы. Это проявилось, в частности, в решении о расширении НАТО за счет бывших союзников СССР и даже бывших советских республик, а также в выходе США из Договора по противоракетной обороне (ПРО).

Российско-американские отношения в последний период развиваются крайне сложно и приобрели характер затяжной конфронтации. Это противостояние имеет много общих черт с периодом холодной войны, несмотря на отсутствие идеологической несовместимости и глобального соперничества капиталистической и социалистической социально-экономических систем.

Но это не означает, что у России и США нет общих или параллельных интересов, которые позволяют им сотрудничать по ряду ключевых проблем международной безопасности.

Россия и США остаются ядерными сверхдержавами. На их долю приходится свыше 90% всех имеющихся в мире ядерных вооружений. В случае ядерной войны они в состоянии, как и в период холодной войны, уничтожить не только друг друга, но и все человечество. Как и в годы холодной войны, сохраняется система взаимного гарантированного уничтожения. На наши страны ложится общая ответственность поддержания стратегической стабильности. Поэтому предотвращение ядерной войны по-прежнему является главным общим интересом Москвы и Вашингтона. С ядерной угрозой связан и другой общий интерес — предотвращение распространения оружия массового уничтожения. Россия и США заинтересованы в сохранении и укреплении Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Россия и США не без успеха сотрудничали при дипломатическом урегулировании ядерной программы Ирана. Только благодаря российско-американскому сотрудничеству было ликвидировано химическое оружие в Сирии. Параллельные интересы двух стран обнаруживаются и в отношении решения ядерной проблемы Северной Кореи. Еще один общий интерес — борьба с международным терроризмом, который угрожает не только России и США, но и всему международному сообществу. «Исламское государство» стало впервые после Второй мировой войны общим врагом Москвы и Вашингтона, которые ведут вооруженную борьбу с ИГИЛ.

Существует и ряд других глобальных проблем, где у России и США имеются параллельные интересы, подталкивающие их к сотрудничеству. Это, в частности, касается изменения климата, международной преступности, глобальных эпидемий, энергетики. Но на практике позитивное взаимодействие Москвы и Вашингтона в решении этих вопросов невелико или вообще отсутствует, а в энергетической сфере наметилась острая конкуренция.

Неоднозначно взаимодействуют интересы России и США в подходе к региональным конфликтам. В годы холодной войны региональные конфликты неизбежно становились сферой советско-американского противостояния. После развала биполярной системы международных отношений Вашингтон сделал ставку на силовое решение региональных проблем несмотря на возражения Москвы — в бывшей Югославии, в Ираке, Ливии и т. д., девальвируя право вето, которым обладает Российская Федерация в Совете Безопасности ООН. В результате американцы втянулись в дорогостоящие многолетние войны на Ближнем Востоке, которые не привели к достижению поставленных политических целей, но обернулись перенапряжением сил США.

В Сирии Россия и США ведут вооруженную борьбу против общего врага («Исламское государство»), но поддерживают противоборствующие силы, которые оспаривают власть в стране. Вашингтон и Москва смогли договориться только о предотвращении конфликта между ними, но не стали военными союзниками. Наиболее острым оказалось столкновение интересов Российской Федерации и США на постсоветском пространстве. США отказываются признавать легитимность интеграционных процессов и институтов (СНГ, Евразийский экономический союз, Организация Договора о коллективной безопасности), которые возглавляет Россия.

Вашингтон поддерживает антироссийские круги в новых независимых государствах и отказывается признать бывшие республики Советского Союза сферой российских интересов. Эстония, Латвия и Литва были приняты в Североатлантический альянс, предпринята попытка втянуть в НАТО Грузию и Украину. Американская политика в немалой степени спровоцировала грузинско-российскую войну в 2008 году. В 2014 году США приветствовали государственный переворот на Украине и всячески поддерживают националистические власти в Киеве.

Хотя сами США применяют в одностороннем порядке военную силу в различных районах мира, они считают неприемлемым применение силы Москвой для защиты своих интересов.

Украинский кризис стал поводом для развязывания новой холодной войны, то есть воссоздания жесткой конфронтационной модели отношений между США и их западными союзниками, с одной стороны, и Российской Федерацией — с другой. Это противостояние негативно отражается и на международной безопасности в целом. Хотя российско-американские отношения не являются центральной осью глобального мира XXI века, без взаимодействия России и США поддержание устойчивости многополярного мира представляется крайне затруднительным.

На первый план в отношениях между Вашингтоном и Москвой вышли серьезные противоречия по многим политическим, военным и экономическим вопросам. Хотя новая конфронтационная модель, как отмечалось выше, существенно отличается от первой холодной войны, есть ряд сходных черт.

Во-первых, был возрожден «образ врага», существовавший в период первой холодной войны. Москву обвиняют в стремлении «восстановить советскую империю», разрушить созданный США и их союзниками миропорядок. Провозглашается тезис о непримиримости интересов России и США, Запада в целом. Этот тезис воспринят как правящей элитой, так и общественным мнением. Москва была обвинена во вмешательстве в политический процесс в США и в других странах Запада, а Вашингтон — в стремлении добиться «смены режима» в Российской Федерации.

Во-вторых, в средствах массовой информации развернулась истерическая кампания с использование пропагандистских стереотипов времен холодной войны. В общественном мнении уровень негативного восприятия друг друга, как свидетельствуют опросы, вернулся к началу 1980-х годов. Наметилось острое противоборство России и США в информационном пространстве.

В-третьих, оказались заблокированными механизмы политического взаимодействия. Российская Федерация была исключена из «Большой восьмерки». Была заморожена деятельность Совета Россия — НАТО и Российско-американской президентской комиссии, были в основном прекращены нормальные политические и военные контакты. В нарушение международного права произошла фактическая конфискация ряда дипломатических объектов России в США.

В-четвертых, были объявлены санкции против ряда российских юридических и физических лиц. Торговля и инвестиции стали использоваться как оружие для оказания давления на Москву. По существу, началась экономическая война против Российской Федерации. Экономические санкции были кодифицированы и законодательно закреплены Конгрессом США летом 2017 г. Это создает серьезную угрозу социально-экономической безопасности России.

В-пятых, развернулась новая гонка вооружений, начался рост военных расходов. Исчезла зона разъединения вооруженных сил России и НАТО, которая возникла после вывода российских войск из Восточной Европы в начале 1990-х годов. Военный баланс сил в Европе резко изменился в пользу Запада. Началось наращивание военной инфраструктуры Североатлантического блока вблизи границ Российской Федерации. Рост военной напряженности привел к опасным инцидентам в Черном и Балтийском морях.

В доктринальных документах Вашингтона вновь провозглашается доктрина «сдерживания» России. Распадается режим контроля над вооружениями, действовавший на протяжении нескольких десятилетий. США пытаются добиться подавляющего военного превосходства. В результате нарастает угроза военной безопасности Российской Федерации.

Российская тема во время избирательной кампании 2016 г. в США вышла на одно из первых мест в политическом соперничестве кандидатов Демократической и Республиканской партии. Победившего на президентских выборах Дональда Трампа его противники обвинили в «сговоре» с Россией. Беспрецедентная антироссийская кампания достигла пика в первый год пребывания Трампа у власти. Расследованием обвинений в адрес Трампа и его окружения занялись три комитета Конгресса, а также специальный прокурор Роберт Мюллер (Mueller). Под вопросом оказалась легитимность хозяина Белого дома. Хиллари Клинтон назвала его «марионеткой Путина» [1]. Трампу приходится считаться с реальной угрозой отстранения его от власти.

Возникла ситуация, когда российско-американские контакты на высшем уровне оказались затруднены. Отношения между двумя странами достигли низшей точки за последние три десятилетия. Нельзя исключать и еще большего обострения ситуации.

В коллективном исследовании «Российско-американское сотрудничество и противоборство. Значение для национальной безопасности России», подготовленном к 50-летию Института США и Канады РАН, рассматриваются ключевые проблемы современных российско-американских отношений.

Директор ИСКРАН В. Н. Гарбузов в своей главе рассматривает первые шаги администрации Дональда Трампа, его приоритеты в американской внутренней и внешней политике.

Доктор экономических наук В. Б. Супян исследует роль России и США в мировой экономической системе, а также состояние и перспективы российско-американских торгово-экономических отношений.

В главе, написанной членом-корреспондентом РАН, доктором исторических наук В. И. Кременюком, анализируется роль российско-американских отношений в формировании нового миропорядка. К сожалению, Виктор Александрович, скончавшийся после тяжелой болезни в сентябре 2017 года, не успел завершить работу над окончательной редакцией своего текста.

Старший научный сотрудник Н. В. Рогова в своей главе рассматривает роль Конгресса США в разжигании новой холодной войны.

Научный сотрудник Н. В. Степанова исследует стратегии национальной безопасности США и России.

Кандидат военных наук В. И. Есин рассматривает ядерную стратегию США и вопросы модернизации американских стратегических ядерных сил.

Старший научный сотрудник И. А. Петрова в своей главе проводит оценку современного состояния и перспектив развития систем противоракетной обороны США.

Кандидат технических наук П. С. Золотарёв анализирует возможные подходы к стратегической стабильности в многополярном мире.

Кандидат экономических наук С. Н. Бабич анализирует военный бюджет США, который финансирует новую гонку вооружений.

Кандидат политических наук П. А. Шариков рассматривает проблемы информационной безопасности в российско-американских отношениях.

Кандидат политических наук Н. А. Гегелашвили исследует российско-американские отношения на постсоветском пространстве.

Научный сотрудник А. С. Степанов анализирует непростые отношения в треугольнике США — Китай — Россия.

Научный руководитель Института США и Канады РАН
Академик РАН С. М. Рогов

Примечания

1. The Hill. November 18, 2017.