Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

Предисловие - Дипломат чичеринской школы. Сборник памяти дипломата-китаиста В.Я. Воробьева

Дипломат чичеринской школы. Сборник памяти дипломата-китаиста В.Я. Воробьева
Новинка
под ред. А.Д. Дикарева, А.В. Лукина и Н.С. Степанова
2018 г.
800 Р
600 Р

Пусть даже человек от природы
и обладает прекрасными свойствами
и мудростью — он должен еще получить
мудрого учителя и следовать ему,
он должен выбирать себе в друзья
хороших людей и дружить с ними.
Сюнь Цзы

Через несколько дней после того как друзья, коллеги и родственники на Новодевичьем кладбище простились с Виталием Яковлевичем Воробьевым, мне позвонила известный искусствовед Ирина Владиславовна Захарова. В ходе нашей долгой и грустной беседы она спросила: «Никита, ты ведь крестник Виталия, не хотел бы ты создать памятный материал к годовщине его смерти?» Ее неожиданная идея заставила меня погрузиться в воспоминания о жизни в Китае, в Пекине, где я родился в последний год «культурной революции» и где позже учился в советской и российской школе в период, когда шла нормализация отношений между Россией и Китаем. Получалось, что Виталий Яковлевич знал меня с самого рождения. Наши семьи дружили, поэтому я очень близко был знаком с его домочадцами и с ним самим. Наше общение было тесным и продолжалось до его последних дней.

Так сложилось, что к концу жизни у Виталия Яковлевича не осталось никаких прямых родственников. Его отец — генерал-лейтенант, Герой Советского Союза Яков Степанович Воробьев был известным человеком. Он принимал непосредственное участие в штурме Зимнего, был участником Гражданской и Великой Отечественной войн, а в конце 30-х годов ему довелось поработать военным советником в Китае. Наверное, этот факт в итоге повлиял на его сына Виталия, когда, при поступлении в Московский государственный институт международных отношений, тому пришлось выбирать направление своей профессиональной деятельности. Яков Степанович скончался, когда Виталий был еще студентом и на его молодые, но уже по-мужски крепкие плечи легла забота о младшей сестре и матери. Семья у Виталия Яковлевича была очень хлебосольной и гостеприимной. Многие принявшие участие в настоящем издании не раз сидели за уютным столом в гостиной квартиры на Фрунзенской набережной и вели разнообразные беседы за рюмочкой хорошего «шаосинского» вина…

Когда я был студентом экономического факультета МГУ, Виталий Яковлевич несколько раз удостаивал меня чести погостить в резиденции российского посла в Куала-Лумпуре. Свои поездки я совершал во время каникул и всегда летел туда не один, сопровождая либо маму Виталия Яковлевича, либо сестру. Он всегда очень переживал, как они сядут в самолет, погрузят вещи, а мне помогать им было очень приятно. Во-первых, приходить на помощь достойным женщинам испокон веков считалось почетным занятием, во-вторых, совершать долгий перелет всегда веселее в компании интересных собеседников. Юлия Степановна, мама Виталия Яковлевича, рассказывала мне много поучительных историй из своей фронтовой жизни. Наталья, его сестра, была блестящим химиком, и ее отношение к этой науке побудило меня серьезнее отнестись к изучению предмета в школьные годы. Во время одного из кратких визитов в Малайзию мне посчастливилось поучаствовать на тот момент в достаточно новом мероприятии для российской дипломатии, а именно в церемонии вручения верительных грамот (консульского патента) почетному консулу России в штате Пенанг и на острове Лангкави господину Тео Сенгли. Это было очень торжественное событие, на котором присутствовала вся элита штата, а также представители посольства России и их родные. Пенанг — единственный штат Малайзии, где большинство населения составляют не коренные народы Малайзии, этот остров заселен преимущественно китайцами. Поэтому для посла Воробьева это было раздолье. Он мог себе позволить разговаривать как на китайском, так и на английском языках, что добавляло особый шарм послу России. Он виртуозно сыграл на фортепьяно несколько популярных музыкальных произведений, что привело публику в неистовое восхищение.

Виталий Яковлевич очень любил своих родных и заботился о них. К сожалению, перед назначением его Чрезвычайным и Полномочным Послом РФ на Филиппинах скончалась дорогая его сердцу сестра Наташа. Перед последней командировкой в Пекин на 95-м году жизни его покинула мама, несравненная Юлия Степановна.

Осознавая многогранность и масштабность личности Виталия Яковлевича Воробьева, используя собственные контакты и знакомства с людьми, занимающимися российско-китайскими дипломатическими отношениями или просто его друзьями, я осмелился внести посильную лепту в выход в свет этого памятного издания.

Однажды, когда мы жили в Посольстве в Пекине, я стал свидетелем разговора своего отца с Виталием Яковлевичем, во время которого отец рассказал, как ему пришлось приструнить одного высокопоставленного собеседника, сказав тому, что не надо хамить, разговаривая с «дипломатом ленинской школы». Хотя это были времена перестройки, но на собеседника слова отца произвели отрезвляющие влияние. Выслушав рассказ, будущий посол Воробьев заметил: «Ты, Сережа, дипломат ленинской школы, а я дипломат чичеринской школы». В дальнейшем он мне не раз говорил, что считает себя последователем именно «чичеринской школы дипломатии», так как, по его мнению, именно при Народном комиссаре иностранных дел СССР был перенят лучшей опыт дореволюционной дипломатии и заложена основа многогранной советской школы международных отношений.

Общеизвестна роль Виталия Яковлевича в улучшении и укреплении связей между СССР, а затем и РФ с КНР. Особое значение имело его участие в процессе решения пограничных проблем, которыми он занимался долгие годы. Первое время он был рядовым сотрудником, а затем стал главой российской делегации по переговорам о границе между двумя государствами.

Пристального внимания заслуживает оценка его усилий по созданию, а в дальнейшем успешному функционированию и развитию Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Многие известные китаеведы написали воспоминания об именитом китаисте Виталии Яковлевиче Воробьеве, поделившись своими впечатлениями об этой яркой, выдающейся и одаренной личности.

Отдельно хотел поблагодарить посла РФ в КНР А. И. Денисова и посла КНР в РФ Ли Хуэя за прямое и деятельное участие в подготовке, создании и выходе в свет этого материала, посвященного памяти В. Я. Воробьева.

Особую признательность заслуживают М. М. Белый, И. В. Захарова, А. В. Лукин, сделавшие все возможное и невозможное для публикации данной книги. Огромное спасибо всем авторам, поделившимся личными воспоминаниями о Виталии Яковлевиче Воробьеве — Человеке и Дипломате с большой буквы, — К. М. Барскому, В. А. Горохову, В. Ю. Захарову, Г. С. Логвинову, Д. Ф. Мезенцеву, Л. П. Моисееву, В. Я. Портякову, Чжоу Сяопэю, Е. Ю. Томихину, Е Цзюню, Пань Чжанлиню. Отдельно хочу поблагодарить редакто0 ров и корректоров Е. А. Степанову, А. Д. Дикарева, а также перевод0 чиков М. А. Павлова и Д. Ю. Таганова.

Н. С. Степанов,
старший научный сотрудник Института экономики РАН