Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

Введение - Влияние мировых войн XX века на латиноамериканское общество

В данной работе автор не ставит перед собой цель рассмотреть проблемы, непосредственно связанные с военными действиями в годы Первой и Второй мировых войн. Об этом уже написано много исследований. В книге поднимаются вопросы, недостаточно освященные в отечественной исторической науке: восприятие мировых войн в странах Латинской Америки, влияние процессов, происходивших в Европе, на социальное, экономическое и политическое развитие государств, находившихся по другую сторону Атлантики. Многие из затрагиваемых проблем до сих пор вызывают интерес и становятся все актуальнее, в том числе и для нашей страны, которая в результате мировых войн понесла наиболее тяжелые потери. Все еще до конца не ясны вопросы, касающиеся бегства и спасения германских нацистов от заслуженного наказания после войны. Почему и каким образом Латинская Америка стала пристанищем для них? Особый интерес автора привлекли малоизученные проблемы проникновения немцев на территорию Латинской Америки еще задолго до начала Первой мировой войны, а также во время Второй мировой войны и после нее. Это позволило немцам создать здесь надежный плацдарм для работы гитлеровских агентов во время Второй мировой войны и организовать бегство нацистов в Латинскую Америку после войны.

Нельзя не отметить, что проблематика участия России в Первой мировой войне длительное время не получала достаточного внимания со стороны отечественных историков, политологов, социологов и специалистов по смежным дисциплинам, оставаясь в тени изучения двух революций и Гражданской войны. К тому же следует отметить, что именно революционные процессы в России нашли полномасштабное освещение в зарубежной прессе, а в последующем и в научной литературе. Известия о Февральской и Октябрьской революциях достигли даже такого далекого континента, как Латинская Америка.

На страницах латиноамериканской печати появилось большое количество статей, авторы которых стремились выяснить, каким образом различные социальные группы латиноамериканских стран относились к изменениям в революционной России. Еще во время Первой мировой войны многие корреспонденты уделяли огромное внимание влиянию зарождавшейся в России коммунистической идеологии и стремлению пришедшей к власти партии большевиков во главе с В. И. Лениным на практике реализовать идеи социальной справедливости.

Не меньшее внимание латиноамериканские корреспонденты уделяли росткам окончательно оформившегося уже после Первой мировой войны европейского фашистского движения. Не будет преувеличением сказать, что противостояние между международным коммунистическим движением и фашизмом было определяющей чертой новейшей истории 1918—1945 гг. Вопреки мнению ряда отечественных исследователей, рассматривающих фашизм как чисто европейское явление, необходимо отметить, что влияние этой крайне агрессивной и человеконенавистнической идеологии наблюдалось во многих странах Америки, Азии и Африки. Фашистские идеи и методы действительно пользовались значительной популярностью и находили массу сторонников во всем мире. Эти движения стали предметом обсуждения в различных странах Европы и за ее пределами [1].

В наше время, когда уже прошло более 100 лет после окончания Первой мировой войны, а 1 сентября 2019 г. будет отмечено 80-летие начала Второй мировой войны, многие эксперты говорят об угрозе третьей мировой войны, которая по своим последствиям может стать гораздо страшнее прошлых войн. Причины, которые могут привести к взрыву совершенно неожиданно, множатся. На сегодняшний день это обострение отношений между странами, гонка вооружений и введение западными государствами в обход решений Совета безопасности ООН экономических и политических санкций, Брексит, Украина-Крым-Донбасс, Сирия, Венесуэла, нежелательная иммиграция, наркотрафик и многое другое. Вряд ли следует подробно описывать всю напряженность существующей международной обстановки. Она и так хорошо известна. Все эти проблемы заставляют задуматься о сущности войны, о том, как ее избежать. Многое можно предусмотреть, разбираясь в опыте прошлых войн. Поэтому ученые различных стран вновь и вновь возвращаются к более глубокому и тщательному исследованию событий эпохи мировых войн и их основным итогам и последствиям.

Долгие годы исследователи значительно большее внимание уделяли изучению Второй мировой войны, которая принесла человечеству самые катастрофические разрушения и страдания. Даже в международной латиноамериканистике влияние Второй мировой войны на происходившие на континенте процессы получило гораздо большее освещение в сравнении с событиями 1914- 1918 гг. Французский исследователь О. Компаньон был прав, констатируя, что прочтение научной литературы по истории Латинской Америки первой половины ХХ века может привести исследователя к выводу: «Первая мировая война, похоже, не оказала никакого влияния на Латинскую Америку». Историк связывает сложившуюся ситуацию с традиционным подходом к латиноамериканскому региону, как «к периферии мира, где господствуют европейские и североамериканские центры» [2].

Однако в последнее время ситуация стала кардинально меняться. Исследователи многих стран начали изучать малоизвестные события в регионах, отдаленных от мест боевых сражений. Ряд европейских ученых уделяет особое внимание анализу взаимоотношений между Старым Светом и Латинской Америкой в первой половине ХХ века, считая это научное направление одним из приоритетных в современной историографии [3].

Тем не менее наиболее ценными и интересными стали работы молодых латиноамериканских исследователей, которые с особым энтузиазмом изучают историю своих стран того периода. Так, молодой аргентинский ученый Эмилиано Гастон Санчес подробнейшим образом изучил все местные источники времен Первой мировой войны. С 2012 г. он публикует основательные статьи, в которых представил ясную картину восприятия войны не только аргентинским обществом, но и народами других стран Латинской Америки. Сквозь призму аргентинской действительности стало возможным увидеть и понять обстановку в других странах, не принимавших участие в войне.

Даже если сравнить ситуацию в Аргентине и в Бразилии, которая, наряду с рядом государств Карибского бассейна, приняла непосредственное участие в боевых действиях на фронтах Первой мировой войны, следует признать — общее положение, проблемы и реакция на них в обществе очень схожи, а участие в войне для них мера вынужденная и не столь серьезная. В основном оно состояло в продаже и доставке продовольственных продуктов обеим воюющим сторонам, что было даже выгодно, хотя и не безопасно. С начала войны Бразилия, как и Аргентина, объявила о нейтралитете, но ближе к ее окончанию, а именно 26 октября 1917 г., после того, как Германия стала топить ее мирные торговые суда, Бразилия объявила войну Германии.

Приведенные ведущим российским исследователем истории Бразилии Л. С. Окуневой в одной из ее статей данные свидетельствуют, что отношение бразильцев к войне имеет общие черты с ситуацией в Аргентине. «В Бразилии знали о ходе войны и с ужасом следили за ней, оценивая ее как грандиозную бойню с миллионами погибших. Войну рассматривали как „крупнейшую катастрофу в истории человечества“». Далее Окунева пишет о внутренней реакции населения, о возмущении и бурных выступлениях народа, «нападениях на отели, клубы, рестораны, редакции газет, принадлежавших выходцам из Германии» [4]. В книге будет показано, что подобного рода события происходили и в Аргентине, и в других странах Латинской Америки, независимо от того, участвовали они в войне или нет. Именно этим обстоятельством обусловлен интерес автора данной монографии к Аргентине, в которой ярко проявились процессы, происходившие в латиноамериканских странах во время Первой мировой войны.

В последние годы в России также проявили большой интерес к проблемам мировых войн прошлого века. Особо хотелось бы выделить труды Военного учебно-научного центра Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина» (г. Воронеж). Научные сотрудники этого заведения уже с 2015 г. ежегодно проводят круглые столы (в 2015 и 2016 гг.) [5] и серьезные научно-теоретические конференции (в 2017 и 2018 гг.) [6] по актуальным проблемам истории мировых войн ХХ века. Выпущенные ими книги по материалам этих конференций представляют большую ценность для специалистов и всех интересующихся этими проблемами [7]. Участие в этих конференциях принимают ученые из разных городов, научных заведений и исследовательских центров России. Всю работу по проведению конференций ведет кандидат исторических наук А. А. Богдашкин при поддержке и помощи сотрудников и руководства Военно-воздушной академии. Его статьи, публикуемые в этих изданиях, имеют высокий научный уровень и подают пример всем участникам по-новому взглянуть на события давно прошедших лет [8]. В 2019 г. Военно-воздушная академия провела конференцию (14–15 мая) на тему, очень близкую к проблематике Второй мировой войны, которая также давно волнует всю мировую общественность, — «Фашизм, неофашизм и их преступная практика».

Споры о сущности фашизма ведутся давно. Еще на VII конгрессе Коминтерна были даны первые определения фашизма, долгие годы господствовавшие в отечественной историографии [9]. Серьезный вклад в изучение фашизма в мире внес российский научный журнал «Берегиня. 777. Сова» во главе с главным редактором, бывшим депутатом Государственной Думы Федерального собрания РФ, д.и.н., профессором Р. Г. Гостевым. Трудно найти другое такое издание, дающее столь широкую картину различных мнений на эту проблему. На его страницах три года подряд (2014,

№ 4 (23), 2015, № 3 (26), 2016, № 4 (31)) публиковались научные статьи российских исследователей [10] и ученых почти из 20 стран мира, которые открыто высказывали свои точки зрения по предложенной тематике: концептуальные представления о фашизме и правом радикализме в различных частях света. В статьях, представленных в журнале, наметились новые взгляды на сущность фашизма в связи с изменением ситуации в мире.

В Латинской Америке проблема фашизации обострилась в 70-80-е годы ХХ века, особенно после военного переворота в Чили в 1973 г. и прихода к власти реакционной военщины во главе с Пиночетом. Военно-диктаторский режим в Бразилии действовал с 1964 г. В 1973 г. диктаторский режим был установлен в Уругвае. В 1976 г. военная хунта пришла к власти в Аргентине. Под властью военных режимов находились многие страны. Тогда и усилились споры о том, кого из диктаторов считать фашистами. Как справедливо отмечает современный бразильский исследователь Одилон Кальдейра Нету, «вскоре после установления данных диктатур… в политической науке начинаются дебаты о природе феномена авторитаризма». Многие исследователи «склонялись к их характеристике как фашизоидных режимов» [11].

Нельзя не отметить влияние латиноамериканских событий на происходивший в этот же период процесс перехода от диктатуры фашистского толка к демократии в Португалии и Испании. Испанский политолог Р. Дуран подчеркивает, что в период демократических преобразований после смерти Ф. Франко профсоюзы Испании выражали особое беспокойство по поводу возможности повторения в их стране «аргентинского сценария». В период революции гвоздик 1974—1975 гг. в Португалии также звучали призывы к умеренности, дабы не повторить чилийскую трагедию 1973 года. «Несмотря на то, что демократы в Португалии признавали различия между своей армией и чилийской…, они также отдавали себе отчет в существовании определенных элементов, которые могли бы соблазниться „фашистами“, „псевдо-революционерами“, противниками демократизации» [12]. Это обстоятельство также придает дополнительную актуальность изучению политических процессов в Латинской Америке.

Несмотря на то, что значительная часть современных исследователей пришла к выводу, что рассматривать латиноамериканские режимы 1960-х — 1980-х гг. в качестве «мутации фашизма» непродуктивно, многие из них отмечают: «также неверно было бы игнорировать влияние на политическую культуру этих режимов правого экстремизма профашистской ориентации» [13].

Особо острые споры велись вокруг известных президентов Бразилии (Жетулиу Варгас, 1930–1945 и 1951–1954), Аргентины (Хуан Доминго Перон, 1946–1955, 1973–1974) и Чили (Карлос Ибаньес, 1927–1931, 1952–1958) [14]. Дискуссии о том, считать их фашистами или нет, продолжаются до сих пор. Они несколько приутихли, когда в Латинской Америке начался «левый поворот». Теперь же, когда ситуация изменилась с приходом к власти право-ориентированных лидеров, эта проблема начинает серьезно беспокоить общество. Ряд зарубежных исследователей даже высказывает мнение, что взгляды вступившего в должность 1 января 2019 г. президента Бразилии Жаира Болсонару очень близки к фашистским: он хвалит военную хунту, правившую в Бразилии с 1964 до 1985 гг., презирает коренные народы как «паразитов», беженцев из других стран называет «отребьем» человечества и т. д. [15] Обвинения в фашизме неоднократно высказывались и относительно нынешнего президента США Дональда Трампа. Однако к подобного рода заявлениям следует относиться с большой осторожностью, поскольку, как это нередко бывало и раньше, такие обвинения служат орудием в политической борьбе и не всегда соответствуют действительности.

Тем не менее, некоторые исследователи предпринимают попытки анализа современных популистских движений правого толка. Наиболее известной в настоящее время является книга американского исследователя аргентинского происхождения Федерико Финкельштейна «От фашизма к популизму в истории» [16]. В ней автор старается понять, что такое фашизм и что такое популизм, каковы их связи в истории и теории, и как мы должны учесть их существенные различия? Что это значит, когда ученые называют Дональда Трампа фашистом или относят его к популистским политикам, которые могут быть и левыми, и правыми? Финкельштейн считает, что популизм хорошо приспособился к современности и размывает границы между фашизмом и демократией. Однако подобного рода вывод также является предметом дискуссий.

Все эти новые веяния будут изучать историки уже следующего поколения, опираясь на то, что было сделано зарубежными и российскими исследователями в этой области.

Примечания

1. Fascism outside Europe: The European Impulse against Domestic Conditions in the Diffusion of Global Fascism / Ed. by S. U. Larsen. N.Y., 2011.

2. Compagnon O. ‘Si loin, si proche…’. La Première Guerre mondiale dans la presse argentine et brésilienne // L’envers de la médaille. Guerres, témoignages et représentations / Dir. por J. Lamarre et M. Deleuze. Laval, 2007. P. 77.

3. См., напр., труды бельгийского историка, профессора Льежского университета Ф. Ракшона: Raxhon Ph. 1914–1918: quand l’Argentine découvrait une Belgique meurtrie // El retorno de los galeones: literatura, arte, cultura popular, historia / Dir. por K. Vanden Berghe; M. Vandermeulen. Bruxelles, 2011 и др.

4. Окунева Л. С. Участие Бразилии в двух мировых войнах ХХ века // Феномен мировых войн в истории ХХ века: материалы Всероссийской научно-теоретической конференции (г. Воронеж, 11–12 мая 2017 г.). Воронеж, 2017. С. 118–119.

5. Богдашкин А.А., Теплухин В.В. «Круглый стол» в Воронеже, посвященный 70-летию Великой Победы // Новая и новейшая история. 2015. № 4. С. 212–213; Они же. «Круглый стол» по проблемам Второй мировой и Великой Отечественных войн // Новая и новейшая история. 2016. № 5. С. 239–240.

6. Богдашкин А.А., Теплухин В. В. Конференция в Воронеже по истории мировых войн // Новая и новейшая история. 2017. № 6. С. 209–211; Они же. Конференция, приуроченная к 100-летию окончания Первой мировой войны // Новая и новейшая история. 2018. № 6. С. 208–210.

7. Актуальные проблемы истории Второй мировой и Великой Отечественной войн: по материалам работы круглого стола (г. Воронеж, 10–11 марта 2015 г.). Воронеж, 2015; Актуальные проблемы истории Второй мировой и Великой Отечественной войн: по материалам работы круглого стола (г. Воронеж, 20—22 апреля 2016 г.). Воронеж, 2016; Феномен мировых войн в истории ХХ века: материалы Всероссийской научно-теоретической конференции (г. Воронеж, 11–12 мая 2017 г.). Воронеж, 2017; Итоги и последствия Первой мировой войны: взгляд через столетие: сборник статей Всероссийской научно-теоретической конференции (г. Воронеж, 16–17 мая 2018 г.). Воронеж, 2018.

8. Богдашкин А. А. Дискуссии историков об экономических причинах Второй мировой войны // Актуальные проблемы… Воронеж, 2015. С. 40–51; Он же. Промышленный коллаборационизм периода Второй мировой войны в странах Западной Европы: историографические дебаты // Актуальные проблемы… Воронеж, 2016. С. 55–85; Он же. Крупный бизнес Германии и происхождение мировых войн: почему и о чем спорят историки? // Феномен мировых войн… С. 19–35; Он же. Американская историография о последствиях Первой мировой войны и формирования послевоенного устройства для крупного бизнеса Германии, Франции и Италии // Итоги и последствия Первой мировой войны… С. 9–45.

9. Подробнее см.: Богдашкин А. А. Советская и постсоветская историография о причинах установления фашистских диктатур в странах Западной Европы // Берегиня. 777. Сова. 2014. № 4 (23). С. 41–69.

10. Наиболее фундаментальные труды о сущности фашизма как международного явления были написаны крупнейшим отечественным историком и политологом А. А. Галкиным: Галкин А. А. Фашизм как общественный недуг // Берегиня. 777. Сова. 2014. № 4 (23). С. 11–21; Он же. Размышления о политике и политической науке. М., 2004; Он же. Память и опыт (к 70-й годовщине Великой Победы) // Актуальные проблемы… Воронеж, 2015. С. 9–39 и др.

11. Кальдейра Нету О. (Нео)фашизм и диктатуры в странах латиноамериканского южного конуса: от старых взглядов к новым представлениям // Берегиня. 777. Сова. 2016. № 4 (31). С. 247. О дискуссии в отечественной историографии см.: Окунева Л. С. Об одной давней, но столь актуально звучавшей дискуссии (к 40-летию дискуссии «К проблемам современных правоавторитарных режимов на страницах журнала „Латинская Америка“») // Берегиня. 777. Сова. 2016. № 4 (31). С. 41–71.

12. Дуран Р. Переход к демократии на Иберийском полуострове // Берегиня. 777. Сова. 2014. № 1 (20). С. 138.

13. Кальдейра Нету О. Указ. соч. С. 253.

14. Trindade H. Fascism and Authoritarianism in Brazil under Vargas // Fascism outside Europe… P. 470–476; Paxton R. O. The Anatomy of Fascism. N.Y., 2004. P. 192–197.

15. См., напр.: Finchelstein F. Jair Bolsonaro’s Model Isn’t Berlusconi. It’s Goebbels // Foreign Policy. 2018. Oct., 5; Pereira Brandão W.N. M. Fascismo no Brasil: uma ameaça aos direitos humanos quilombolas // Capa. 2018. v. 1. No. 1.

16. Finchelstein F. From Fascism to Populism in History. Oakland, Calif., 2017.