Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

Введение - Американская журналистика и постправда

Американская журналистика и постправда
Новинка
Кошкин П.Г.
2019 г.
400 Р
300 Р

Семь причин написания этой книги
Каждый имеет право на собственное мнение,
но не на собственные факты.

Дэниэл Патрик Мойнихэн,
сенатор от штата Нью-Йорк (1927–2003)

Эта книга посвящена современным аспектам американской журналистики: постправде, фальшивым новостям, объективности и колумнистике в эпоху развития цифровых технологий.

Что стало стимулом для ее написания? Пять взаимосвязанных проблем современной журналистики США, а именно снижение доверия к СМИ, рост информационного шума в Интернете, доминирование мнений над фактами, медийные войны между политиками и журналистами и стирание границ между оценочными комментариями и новостями. Две другие причины, подтолкнувшие автора начать работу над этой книгой, — тяжелейший кризис в российско-американских отношениях и значительный рост интереса к России со стороны американских журналистов после 2014 года.

В данной монографии автор надеется объяснить эти вызовы в современном и историческом контекстах, чтобы дать читателям объективное представление о том, как функционирует пресса США на примере газеты «Нью-Йорк таймс».

Снижение доверия к СМИ

Одной из причин написания этой книги стало значительное снижение доверия к традиционным американским СМИ. С 2001 по 2015 г. оно упало с 55 до 26% среди лиц возрастной группы от 18 до 49 лет и с 50 до 38% — среди респондентов от 50 лет и старше, говорится в докладе Института журналистики Рейтер при университете Оксфорда. Исследователи объясняют эту тенденцию ростом недостоверной информации в прессе, на радио и телевидении. Аудитория не доверяет журналистам, так как они часто распространяют фальшивые новости и неправильно истолковывают информационные поводы, утверждает автор отчета Ник Ньюман.

Этой же проблеме посвящена серия докладов аналитического центра «РЭНД» (RAND Corporation) про «увядание правды», выпущенных в 2018—2019 гг. Эксперты этого «мозгового центра» отмечают, что традиционные СМИ больше не являются авторитетами для аудитории, в то время как новостная журналистика становится субъективной, основываясь на эмоциях и личных предпочтениях.

Большое количество исследований на эту тему говорит о ее актуальности. Поэтому данная книга своевременна и необходима для понимания проблем современной американской прессы в эпоху постправды.

Информационный шум

Вторая причина, подтолкнувшая автора написать эту книгу, — недавние события в России и на постсоветском пространстве, а именно реакция отечественных и западных СМИ на падение малазийского боинга летом 2014 г. в Восточной Украине и убийство российского оппозиционного политика Бориса Немцова в Москве в феврале 2015 года.

Именно тогда стало понятно, что количество публикаций в мировой сети не означает их качество. Информационного шума в Интернете было так много, что было сложно разобраться в причинах случившегося не только неподготовленному читателю, но и опытным экспертам. Различные версии, комментарии и мнения переполняли онлайновое пространство, так что аудитория не могла ориентироваться в этом потоке бесконечных данных, распознавать скрытую пропаганду и отделять качественные медиаресурсы от некачественных.

Человеческий мозг физически не может обработать всю поступающую информацию, объем которой в современном мире стремительно растет с возникновением новейших технологий. В ходе конкурентной борьбы СМИ ищут сенсационные инфоповоды, позволяющие увеличить посещаемость сайтов, вовлечь аудиторию в процесс дальнейшего распространения и популяризации материалов. В результате сам пользователь иногда становится средством распространения журналистского сообщения. Зрители, слушатели и читатели одновременно производят и потребляют контент, не всегда отличающийся профессионализмом и достоверностью.

В худшем случае эта тенденция приводит к возникновению фальшивых новостей — заведомо ложной информации, умышленно распространяемой аудиторией и группами интереса для достижения политических или коммерческих целей. Поэтому главные вопросы, которые ставит перед собой автор этой монографии, — как сегодня ориентироваться в море данных и как распознавать фальшивые новости и закамуфлированную пропаганду?

Доминирование мнений над фактами

Третья причина написания этой книги — глобальная информационная кампания вокруг выхода Великобритании из Евросоюза и американских президентских выборов 2016 г. Западные и российские СМИ освещали эти события очень активно, но от огромного количества прочитанных материалов картина не становилась ясной, так как в текстах и видеосюжетах доминировали оценки, интерпретации и мнения, а не факты.

Именно тогда термин «постправда» вошел в активный обиход журналистов и специалистов по массовым коммуникациям. Под этим понятием подразумевается релятивизм и возрастающая роль эмоций и личных убеждений в информационном пространстве и политических процессах, а не фактов и научного знания.

В мире постправды нет места объективности и достоверности — здесь доминируют оценки, комментарии, слухи, байки, мифы и легенды. В этой системе координат отсутствуют твердая опора, определенность и авторитеты, зато есть зыбкость, недосказанность, научный нигилизм и отрицание.

Эпоха постправды напоминает смутное время в Древней Греции в V–IV веках до н. э., когда софистика абсолютизировала относительность знания, став главным инструментом в политической и риторической борьбе. «Человек есть мера всех вещей», — этот тезис, выдвинутый древнегреческим философом Протагором, принимается на вооружение и сегодня, так что под видом скептицизма и полемики отвергается истина и объективность.

Медийная война между Трампом и прессой

Четвертая причина, ставшая поводом для данной монографии, — это информационное противостояние между американскими журналистами и президентом США Дональдом Трампом, которое обострилось после его инаугурации 20 января 2017 года.

Одним из проявлений этой медийной войны стала публикация «Нью-Йорк таймс» о попытках американских спецслужб внедрять вредоносные программы в российскую энергетическую инфраструктуру. Трамп посчитал решение газеты опубликовать эту статью «государственной изменой» и опроверг публикацию, в очередной раз назвав журналистов «Нью-Йорк таймс» неудачниками. Вообще, эта газета неоднократно становилась объектом нападок американского президента и оппонентов из России, которые тоже обвиняли газету в распространении фальшивых новостей и леволиберальной пропаганды. Более того, Трамп называл «Нью-Йорк таймс» и другие мейнстримовые СМИ США «врагами американского народа», при этом он активно использовал новые медиа, в том числе социальные сети, чтобы дискредитировать своих оппонентов.

В данной книге делается попытка оспорить все эти утверждения. Автор предлагает альтернативное объяснение того, почему «Нью-Йорк таймс» систематически и целенаправленно критикует Трампа и Республиканскую партию, а также показывает, как издание корректирует свою информационную политику в условиях постправды и информационного бума.

«Факты священны, мнения свободны»

Таким образом, все эти события — крушение малазийского боинга в 2014 г., убийство Бориса Немцова в 2015 г., референдум о выходе Великобритании из ЕС, американские президентские выборы в 2016 г. и продолжающаяся информационная война между Трампом и прессой — стали лакмусовой бумажкой изменений в российской и западной журналистике. Их объединяет важная тенденция — смена журналистских ориентиров в онлайновой среде с беспристрастной подачи фактов на их более субъективное и персонализированное восприятие.

Другими словами, в эпоху цифровой революции границы между комментарием и фактом стираются, а новости смешиваются с мнениями. Все это дает повод упрекать американские газеты и их онлайновые версии в предвзятости и ангажированности. Но, как отмечает один из авторов

«Нью-Йорк таймс» Дэвид Карр, некоторые критики данного издания часто «смешивают редакционную полосу… со страницей новостей» и не видят разницы между ними. Эта проблема возникает, так как в мире постправды тезис «факты священны, мнения свободны» становится пережитком прошлого, что, однако, вредит качественной и ответственной журналистике.

Поэтому пятая причина написания данной монографии — это попытка напомнить и объяснить, почему сегодня как никогда важно разграничивать оценочные комментарии и новости, а также проиллюстрировать этот принцип на примере полосы мнений в «Нью-Йорк таймс».

Почему была выбрана именно эта газета? Она является эталоном качественно-массовой ежедневной прессы и всегда идет в ногу со временем, используя достижения цифровой революции в свою пользу. Сайт «Нью-Йорк таймс» лидирует по сетевому трафику: посещаемость превышает 300 млн визитов в месяц, а в январе 2019 г. их число достигло 326 млн. По этим показателям газета в разы опережает своих основных конкурентов — «Вашингтон пост» и «Уолл-стрит джорнал», ежемесячный трафик которых в среднем составляет около 160 и 65 млн визитов соответственно. В ноябре 2018 г. количество онлайновых подписчиков «Нью-Йорк таймс» — лояльных читателей газеты — превысило четыре миллиона, при этом более трех миллионов из них были платными пользователями сайта издания.

Эксперты считают данную газету «социально ответственной и достоверной», называют ее «лучшим брендом в своей области», способным «привлечь преданных читателей». Некоторые характеризуют «Нью-Йорк таймс» как «наиболее глубокое и всестороннее издание» с богатой историей и «независимым боевым духом». Другие уважают газету за то, что она выражает «различные философские точки зрения».

Аудитория газеты взыскательная и элитарная. Она объединяет не только политические элиты, которые принимают решения в вопросах внешней и внутренней политики, но и бизнесменов, экономистов, представителей академической среды, сотрудников аналитических центров. Более того, эту газету покупают не столько для того, чтобы узнать новости, а потому что хотят прочитать интересные и оригинальные мнения, найти интерпретацию событий.

На полосе «Мнения» «Нью-Йорк таймс» обычно публикует как штатных, так и внештатных авторов — экспертов, политиков и их советников, исследователей, журналистов из других изданий, иностранных активистов оппозиции или бывших сотрудников спецслужб. Их комментарии, наряду с колонками штатных обозревателей и редакционными статьями, формируют основу колумнистики, которая, как отмечают исследователи СМИ, является важнейшей составляющей качественной прессы в США.

По политическим взглядам авторы «Нью-Йорк таймс» преимущественно являются либералами и демократами. Среди них — бывший государственный секретарь Джон Керри, экс-президент Джимми Картер, бывший постоянный представитель США при ООН Саманта Пауэр. Однако на страницах газеты также публиковались консерваторы и республиканцы, такие как ныне покойный сенатор Джон Маккейн и бывший государственный секретарь Рекс Тиллерсон. В списке авторов издания — известные политики из других стран, например, бывший министр иностранных дел Германии и социал-демократ Франк-Вальтер Штаймайер, российский президент Владимир Путин, экс-президент Грузии Михаил Саакашвили и бывший премьер-министр Украины Юлия Тимошенко.

Если говорить о штатных авторах и редакторах «НьюЙорк таймс», то они в подавляющем большинстве тоже являются либералами-демократами. Однако на странице мнений можно встретить и представителей с умеренными политическими взглядами, центристов, независимых фигур и даже консерваторов. «Мы много работаем над тем, чтобы достичь большого разнообразия не только в темах колонок, но и в их идеологической подаче, — сказал редактор „Нью-Йорк таймс“ Серж Шмеман автору этих строк. — Например, Брет Стивенс защищает консервативные взгляды, а Томас Фридман — классический либерал».

В данной монографии колумнистика «Нью-Йорк таймс» рассматривается как раздел публицистики и как атрибут качественной журналистики с преобладанием авторского начала и с независимой позицией. Особое внимание уделяется концепции «Оп-эд», которая традиционно входит в состав раздела «Мнения» ежедневной американской газеты. Этот термин происходит от английского акронима «Op-Ed» (opposite to the editorial page), который означает «напротив передовицы» или «колонка внештатного комментатора».

Страница «Оп-эд» играет ключевую роль в «Нью-Йорк таймс» и других качественных изданиях США, предлагая точки зрения, не всегда совпадающие с оценками, высказанными в редакционных статьях и колонках штатных авторов. Именно такой редакторский подход провоцирует дискуссию, диалог между разными группами интереса. Это, в свою очередь, дает возможность «Нью-Йорк таймс» прямо или косвенно влиять на принятие решений политических и экономических элит.

Колумнистика «Нью-Йорк таймс» развивается под влиянием современных технологий и, в частности, Интернета. С появлением авторских блогов возник ее новый этап. То, что многие обозреватели и редакторы «Нью-Йорк таймс» ведут авторские блоги, несомненно, говорит о том, что блог воспринимается уже не как реплика-комментарий в СМИ или оперативная и срочная новость, не попавшая в печатную версию газеты, а как нечто большее — как полноценная колонка.

Новая холодная война

Шестая причина написания данной книги — это кризис в российско-американских отношениях, которые многие эксперты называют «новой холодной войной».

Если после 2014 г. говорили преимущественно об очередной гонке вооружений между державами, то в 2019 г. можно смело поднимать вопрос идеологического противостояния. Кто-то отрицает его существование, однако если смотреть на идеологию как на систему ценностей, политических идей и идеалов некой группы людей или государства, то Россия и США действительно продвигают свою идеологию применительно к международным отношениям. Москва уже озвучила концепцию многополярности, критикуя «гегемонию» США и предлагая в качестве альтернативы взаимозависимую полицентричность. Корни этой идеи следует искать в Мюнхенской речи Путина, которую он произнес в феврале 2007 года. В частности, российский президент назвал однополярную американскую модель «неработающей» — «не только неприемлемой, но и вообще невозможной», так как «в ее основе нет и не может быть морально-нравственной базы современной цивилизации». По сути, Путин продолжил известную концепцию о многополярности, сформулированную бывшим и ныне покойным министром иностранных дел Евгением Примаковым, который полагал, что на смену однополярной модели идет многополярная.

Однако США не соглашаются с таким подходом и пытаются сохранить свое лидерство в полицентричном мире, предлагая другие идеи. Америка уверена, что Россия является глобальной угрозой для западных институтов и систем ценностей. Согласно такой логике, Кремль вмешивается во внутренние дела Европы и Соединенных Штатов, объединяет вокруг себя правои леворадикальных популистов и евроскептиков, чтобы дискредитировать демократию. Нагнетание «российской угрозы» иногда загоняет западных политиков и СМИ в идеологические шаблоны.

Так, активизируется противостояние двух идейных подходов к международным отношениям, предложенными США и Россией. Если к этому добавить конкуренцию двух политических систем — государственного капитализма российского образца и демократию по американской модели, то Москва и Вашингтон постепенно приближаются к тому идеологическому противостоянию, которое констатировал академик Г. А. Арбатов в 1970 г. В XX веке произошел «раскол мира на две системы», между социализмом и капитализмом шла борьба на международном уровне со всеми вытекающими последствиями, что в результате привело к «идеологизации» международных отношений, а «внешнеполитическая пропаганда достигла масштабов, которые еще недавно показались бы фантастическими», отмечал Арбатов. В XXI веке политические системы преобразуются, и на геополитический ринг выходят авторитарный капитализм и либеральная демократия. Проявлением этой борьбы становится регулярный словесный спарринг о будущем либерализма между российским президентом и его западными коллегами. В июне 2019 г. Путин заявил в интервью «Файнэншл таймс», что либеральная идея «себя просто изжила окончательно». В полемику с ним вступили союзники США — европейские политики. Глава Европейского совета Дональд Туск заявил, что изжили себя не свободы, верховенство закона и права человека, а авторитаризм, культ личности и власть олигархов, «даже если иногда они могут показаться эффективными». Британский политик Борис Джонсон и вовсе назвал слова Путина о неэффективности либерализма «полнейшим вздором».

Со стороны весь этот спор выглядит стремлением привлечь внимание своих политических оппонентов, но, тем не менее, такая риторика приводит к всплеску государственной пропаганды с обеих сторон, как и во времена советско-американского противостояния. «Холодная война была войной идеологий: капиталистическая система против советской коммунистической идеологии или, если хотите, научного социализма, — отмечает глава Французского института международных отношений (IFRI) Тьерри де Монбриаль. — Распад СССР был воспринят в западных странах как поражение социалистической идеологии и как победа идеологии рыночной экономики и большей демократии. Но если говорить о холодной войне как о противостоянии двух идеологий, то она не закончена».

«Российская карта»

Наконец, седьмая причина, побудившая автора написать эту книгу, — десятикратный рост интереса к России со стороны американских журналистов с 2010 по 2017 г. Именно поэтому в данной монграфии автор представляет количественный и качественный анализ более тысячи колонок «НьюЙорк таймс» о России.

Рост количества упоминаний России в американской прессе можно объяснить тем, что за эти восемь лет произошли важные события на постсоветском пространстве: крупномасштабные протесты в Москве в 2011—2012 гг., вступление России во Всемирную торговую организацию, Олимпиада в Сочи, российско-американская «перезагрузка», присоединение Крыма и война на Донбассе. Кроме того, Россия активизировала свою внешнюю политику на Ближнем Востоке и, в частности, начала военную кампанию в Сирии на стороне президента Башара Асада осенью 2015 г. Победа Дональда Трампа на американских президентских выборах в 2016 г. и начало расследования о предполагаемом вмешательстве Кремля во внутренние дела США тоже привлекали внимание газеты к России в силу своей внешнеполитической и внутриполитической актуальности.

Столь длительный восьмилетний период — с 1 января 2010 по 31 декабря 2017 г. — позволил проследить, как менялся тон колонок по отношению к России за это время. Редакторы, штатные и внештатные авторы «Нью-Йорк таймс» красноречиво и недвусмысленно выражали позицию по отношению к Кремлю, тем самым разыгрывая «российскую карту». Поскольку среди них были и представители западных политических и интеллектуальных элит, принимавшие решения или влиявшие на государственные дела, именно рубрика «Мнения» стала предметом контент-анализа — научного метода, основанного на подсчетах характеристик статей и лексических единиц в тексте: слов, словосочетаний, оценочных и экспрессивных выражений, а также частоты их употребления. Данная методология помогла заменить личные предпочтения автора стандартизированными измерительными процедурами. В частности, автор классифицировал материалы газеты на положительные, негативные и сбалансированные по тональности. Во-вторых, автор провел критический дискурс-анализ, который помог понять специфику дискуссии о России в колонках «Нью-Йорк таймс». Этот научный метод выявляет качественные характеристики текста.

В монографии также задействованы специализированные приемы, такие как глубинное неформализованное интервью с девятью экспертами на тему колумнистики «Нью-Йорк таймс» и редакционных подходов этого издания к России. Собеседники автора, как правило, обладают глубокими знаниями общественно-политических реалий в России и за рубежом, влияют на общественное мнение, имеют опыт работы в американской или российской журналистике и понимают специфику полосы «Мнения». Среди них редактор «Нью-Йорк таймс» Серж Шмеман и внештатные авторы этой газеты — российский журналист Максим Трудолюбов, британский политолог Марк Галеотти, редактор международного отдела газеты «Коммерсант» Елена Черненко, директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин. Глава московского бюро газеты «Гардиан» Эндрю Рот, журналист Грегори Файфер, их российские коллеги Андрей Колесников и Андрей Золотов тоже приняли участие в интервью. Беседы с профессионалами помогли верифицировать результаты данного исследования и сформулировать способы решения проблем, поднятых в данной работе.

Нужны ли сегодня мнения в СМИ?

Таким образом, представленная книга — это результат авторского исследования, а также рефлексии и анализа экспертов, исследователей и журналистов, которые обсуждают актуальные проблемы современной американской прессы. Эта монография — попытка осмыслить роль жанра колонки во времена постправды и определить, существует ли в современных СМИ объективность, нужны ли сегодня мнения, могут ли они быть сбалансированными или же вредят журналистике, основанной на фактах.

Одна из ключевых задач автора — понять, когда колумнистика является преимуществом современной газеты на медиарынке, когда — недостатком; когда мнения становятся орудием пропаганды, а когда — средством борьбы с фальшивыми новостями и релятивизмом постправды; наконец, когда авторские колонки вовлекают аудиторию в поиск истины, когда они развивают критическое мышление, а когда — притупляют его, превращаясь в источник политической или корпоративной пропаганды?

Автор надеется, что читатель после прочтения этой книги сможет сформулировать собственные выводы и самостоятельно ответить на эти вопросы.

Другие главы из этой книги
  • The first chapter “Journalism at a crossroads: The post-truth world and fake news” deals with the current challenges of U.S. journalism such as post-truth and fake news. They are seen through the lens of history, with the author arguing that these problems are not new. Forgeries and conspiracy theories...