Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

От редакторов - Новые международные отношения в Большой Евразии. Российская стратегия в меняющейся геополитической динамике

Представленная монография — плод коллективных усилий научных сотрудников и преподавателей факультета мировой экономики и мировой политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), а также их коллег из других научных и образовательных учреждений, уже много лет занимающихся изучением проблем международного развития и сотрудничества на евразийском континентальном пространстве. В основе монографии — убежденность в том, что в нынешних исторических реалиях это пространство стало уже трудно-, а возможно, и вовсе неразделимо, обладает огромным центростремительным потенциалом, который и ведет к созданию единой Большой Евразии «от Лиссабона до Сингапура». Кажущееся чрезвычайно амбициозным, его формирование столь же возможно, сколь и необходимо для России и других евразийских государств.

Само введение термина Большая Евразия в оборот внешнеполитических понятий и концепций современной России можно считать определенной интеллектуальной революцией. Еще десятилетие назад понятие Евразии и евразийства как школы политического мышления понимались узко, главным образом как течение мысли, противостоящее атлантизму — превалирующей ориентации на Запад как источник ресурсов, идей, технологий и социальных практик. Евразийцы 90-х гг. представлялись их критиками из условного «прозападного» лагеря как экстравагантное, если не экстремистское течение политической мысли, очередное несоответствующее реалиям обоснование «особого пути» России. Они черпали вдохновение в трудах мыслителей-эмигрантов, основателей русского евразийства Н. С. Трубецкого, П. Н. Савицкого, Г. В. Флоровского, историка Г. В. Вернадского, а также оставшегося в СССР Л. Н. Гумилева. Эти дебаты являлись отражением исторически сложившейся и оформившейся еще в XIX в. фрагментированности российского внешнеполитического сознания, подчас контрпродуктивного противостояния между различными геостратегическими и цивилизационными направлениями. Глобальные, сверхдержавные устремления советского времени и стоящая за ними универсалистская идеология отодвинули эту геополитическую дилемму, хотя и внутри господствовавшего в СССР марксизма противостояние теорий особости России или ее всеобщности, «западности» или «восточности» также проявлялось, например, в дискуссиях вокруг концепции так называемого «азиатского способа производства». С падением же Советского Союза эти дискуссии вновь вернулись в повестку дня, в очередной раз остро поставив вопрос, кто мы и с кем мы.

Концепция Большой Евразии является попыткой преодолеть вековую традицию дебатов о «европейской», «азиатской» или «особой» политической, экономической и цивилизационной ориентации нашей страны — как несоответствующую объективным реалиям и потребностям современной России. Евразия, понимаемая как единая и географически широкая целостность, сама по себе предполагает отказ от дилеммы Запад-Восток, признание того, что в масштабах континента его восточная и западная части должны составить единое целое. России же не нужно примыкать к одной из частей и делать геополитический выбор — напротив, ее роль должна состоять в том, чтобы служить экономическим, логистическим, политическим и культурным мостом и посредником между различными частями евразийского континентального массива. В некотором смысле можно сказать, что построение Большой Евразии — это «глобалистская» концепция, ведь именно глобализация мировой политики и экономики создала предпосылки для преодоления разделения Евразии на Запад и Восток, ее постепенного превращения из чисто географической категории в геоэкономически и геополитически взаимозависимую общность. В то же время Большая Евразия — это определенный вызов и альтернатива глобализации, которая разворачивалась под эгидой победившего в холодной войне Запада в последние три десятилетия — с ее призывом к культурной и политической унификации в условиях глобального лидерства одного полюса. Эта альтернатива — формирование пространства безопасности и соразвития Большой Евразии — представляется предпочтительной и для России, и для других стран континента.

Авторы данной книги не претендуют на то, чтобы покрыть все многообразие проблем, связанных с реализацией идеи Большой Евразии, — это задача многих научных статей и монографий, которые уже были написаны и, по-видимому, еще будут. Вместе с тем объединение в одном сборнике исследований различных частных и региональных проблем, характеризующих динамику международной жизни в пространстве евразийского континента представляется важным с точки зрения формирования общей картины. Долгое время Евразия даже не мыслилась как единое целое, а проблемы входящих в нее субрегионов и пространств рассматривались и анализировались изолированно, вне общеконтинентального геополитического и геоэкономического контекста.

Книга разделена на четыре смысловых раздела. Первая часть посвящена структурным предпосылкам появления Большой Евразии — как идеи и как формирующейся реальности международной жизни. Глава А. В. Лукина и Д. П. Новикова посвящена геополитическим предпосылкам Большой Евразии и представляет собой попытку комплексного анализа тех структурных факторов развития постбиполярной системы международных отношений, которые привели к геополитической консолидации Евразии. Т. В. Бордачев анализирует текущую и потенциальную роль России в Большой Евразии и возможности реализации этого проекта с точки зрения российских национальных интересов.

Три остальные части построены по географическому принципу и призваны сфокусировать читателя на основных проблемах, которые существуют в трех основных географических областях Большой Евразии: двух ее флангах — азиатском и европейском и центре Евразии, включающем в себя значительную часть ближнего зарубежья России.

Азиатский флаг Евразии является источником экономического роста для России, а во многом и всего мира, при этом являясь одновременно и источником политических и стратегических рисков. Здесь разворачивается противостояние между Китаем и США, заново выступают застарелые конфликты между многими другими игроками, а Россия пытается найти свою роль в этом полном противоречий и возможностей мегарегионе. М. В. Братерский и Г. И. Кутырев размышляют о том, что значит поворот в Азию для российской внешней политики и какие возможности он несет для ее регионального и глобального позиционирования. Т. Л. Шаумян анализирует во многом недооцененный аспект формирования Большой Евразии — роль Индии как участника этого процесса и партнера России.

В главе Д. В. Cуслова анализу подвергаются российско-американские отношения в регионе и то, как глобальное противостояние между Москвой и Вашингтоном может повлиять на их отношения в Азии — своего рода tabula rasa для отношений России и США. А. В. Лукин анализирует перспективы и противоречия российско-китайских отношений, в том числе в контексте инициатив по созданию Большой Евразии аналогичный анализ применительно к политике Японии в Евразии проводят О. Г. Парамонов и О. В. Пузанова. Наконец, Е. А. Канаев и А. C. Королев проводят сравнительный анализ между Большой Евразией и основным идейным конкурентом этой концепции — продвигаемым США Индо-Тихоокеанским партнерством и того, что эта конкуренция означает для отношений России и стран Азии.

На европейском фланге Евразии Россия и другие страны региона сталкиваются с политическими вызовами, связанными с российско-западной конфронтацией, но в еще большей степени вытекающими из неопределенности относительно будущего ЕС и российско-европейских отношений. В. А. Рыжков анализирует возможности для перезапуска сотрудничества между Россией и ЕС в тех сферах, в которых оно политически возможно и целесообразно, и пытается наметить контуры для возврата к стратегическому диалогу. И. Г. Кутырев обращается к проблеме реформы европейской системы безопасности и ее трансформации в более автономную и менее завязанную на трансатлантическую солидарность, задаваясь вопросом, будет ли она более инклюзивной для России. Анализ И. Г. Ковалева сфокусирован на отношениях между Великобританий и ЕС и, том, что это означает для будущего европейского интеграционного проекта, а также интересов России. Наконец, А. C. Скриба и Н. В. Бодиштяну обращаются к традиционной проблеме российско-европейских отношений — вопросу геополитической и экономической ориентации постсоветских государств Восточной Европы: как эволюционирует их внешнеполитическое поведение и что это будет означать для России, ЕС и их самих?

Анализ ситуации в центре Евразии направлен главным образом на вопросы развития институциональной и экономической базы для развития этого региона. Глава А. И. Суздальцева посвящена переосмыслению российской внешней политики на постсоветском пространстве и задает основные параметры ее вероятной эволюции в новых геополитических условиях. В статье А. Б. Лихачевой и И. А. Макарова проводится исследование потенциала инфраструктурного развития региона и его превращения в логистический и экономический мост между азиатским и европейским флангами Евразии. А. Б. Лихачева также анализирует возможности для продвижения внешних интеграционных инициатив ЕАЭС как источника либерализации торговли и правил экономической деятельности для центра континента и Большой Евразии в целом. Д. П. Новиков и А. С. Королев обращаются к проблеме преодоления дефицита институтов в Центральной Евразии и той роли, которую Евразийский экономический союз может сыграть в этом процессе.

Хотя между оценками отдельных авторов можно увидеть некоторые различия, излагаемые ими в книге взгляды, идеи и концепции во многом базируются на общем понимании современного мира и проблем, с которыми он сталкивается на современном этапе своего развития. Их можно отнести к научной школе, которая сформировалась на факультете мировой экономики и мировой политики НИУ «Высшая школа экономики» в сотрудничестве с рядом партнерских организаций (Международный дискуссионный клуб «Валдай», Совет по внешней и оборонной политике, журнал «Россия в глобальной политике» и др.).

Составляющие данную книгу исследования являются результатом деятельности этой научной школы, одним из центральных объектов исследований которой как раз и является Большая Евразия, ее формирование и перспективы развития. В то же время они приглашают к дискуссии как по тем частным проблемам, которые в них затрагиваются, так и по более общим вопросам развития России, ее внешнеполитических приоритетов, ее роли в меняющемся и противоречивом мире.

А. В. Лукин, Д. П. Новиков

Другие главы из этой книги
  • Термин «Большая Евразия» — экономическое, политическое и культурное пространство от Владивостока (Шанхая) до Лиссабона — впервые был выдвинут в 2013 г. в ходе работы консорциума институтов и университетов из России, Китая, Сингапура, Японии, Республики...