Научное издательство по общественным и гуманитарным наукам
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

Предисловие к российскому читателю - Густав Маннергейм. Аристократ в суконном мундире

Густав Маннергейм. Аристократ в суконном мундире
Новинка
Мейнандер Хенрик
пер. со швед.
2020 г.
600 Р
450 Р

У каждой книги своя история. И, конечно, она есть и у этой книги.

Все началось осенью 2015 г., в клубе Хельсинкской биржи за обедом с патриархом финского книгоиздания профессором Хейкки А. Реенпяя (р. 1922). Не успели мы перейти к основному блюду, как Хейкки предложил мне написать новую биографию Густава Маннергейма — для широкой читательской аудитории. Идея показалась мне заманчивой, ведь я уже почти три десятилетия изучал биографию Маннергейма, писал о нем, читал лекции, но тогда мне еще казалось, что я не готов приступить к решению столь амбициозной задачи. Ведь историки, которые дорожат научными принципами, не потворствуют культам личностей, как бы ни были велики их заслуги, а напротив, пытаются сделать все возможное, чтобы десакрализовать и деконструировать их.

Наверное, я так никогда и не рискнул бы написать биографию Маннергейма, если бы это предложение не исходило от самого Хейкки А. Реенпяя, которому принадлежит заслуга первой финской публикации мемуаров маршала в издательстве «Отава» еще в начале 1950-х гг. Реенпяя стал крестным отцом множества книг, написанных самим Маннергеймом и другими авторами — о нем. Книги эти также вышли в издательстве «Отава».

Искушение присоединиться к впечатляющей плеяде биографов Маннергейма, первым из которых был не кто иной, как сам маршал, оказалось для меня непреодолимым — я не устоял. И решил, что моя задача — написать биографию, главным героем которой станет Маннергейм — и как русский генерал, и как финский маршал. Я видел свою цель и в том, чтобы, проанализировав огромное количество монографий, статей и биографий, шаг за шагом развенчать стереотипы и мифы, связанные с многогранной личностью Маннергейма. Будучи историком и преподавателем, я провел бесчисленное множество семинаров и коллоквиумов на тему: жизнь Маннергейма как исторический нарратив. И вот теперь я приступил к новой очередной его биографии.

Отдавая должное своим коллегам — историкам-исследователям, хочу сразу предупредить, что мой взгляд на жизнь и судьбу Маннергейма, конечно, во многом продиктован моим собственным опытом и работой (а как иначе?). Будучи шведоязычным уроженцем Хельсинки, в 1980-е и 1990-е гг. я сначала проводил экскурсии по Музею Маннергейма в Хельсинки, а затем и стал его директором. Кстати, именно во время работы в музее я убедился, насколько имя и биография маршала связаны с самыми разными мифами, бытующими как среди самой широкой публики, финской и зарубежной, так и среди профессионалов-историков.

Опыт и интуиция подсказали мне, что объективная и достоверная биография Маннергейма не может быть написана в контексте военной и политической истории одной лишь Финляндии. Чтобы по-настоящему понять, что он чувствовал, как мыслил и действовал, и разобраться в том, как его воспринимали современники, важно не упустить из поля зрения самые разные геополитические, культурные и социальные обстоятельства восьмидесяти трех лет его жизни. Об этом я постоянно помнил, работая над биографией. Вместе с тем законы жанра требовали определенных жертв: чтобы биография получилась популярной, относительно краткой и в то же время вписанной в социально-исторический контекст, мне пришлось опустить те детали и эпизоды из жизни маршала, которым уделялось много внимания в предыдущих биографиях.

Представляя эту книгу на суд читателей, хотел бы заметить, что, разумеется, я предлагаю свою личную интерпретацию жизни Маннергейма и его эпохи. При этом важно учесть, что я работал не в рамках научно документированной монографии, а в жанре энциклопедического обзора.

К сожалению, я не владею русским языком, и меня могут упрекнуть в том, что я ссылаюсь лишь на те русскоязычные жизнеописания Маннергейма, которые были переведены на доступные мне языки. Прошу своих русскоязычных читателей учесть это обстоятельство и буду очень признателен за любую конструктивную критику. Заранее приношу свои извинения за чересчур субъективные представления об истории России.

Я рад и горд, что моя биография Маннергейма издается в русском переводе. До этого она публиковалась на шведском и финском языках, а в 2017 г. — на эстонском (издательство «Argos»).

Хотел бы выразить искреннюю признательность директору российского издательства «Весь Мир» Олегу Зимарину за неизменный интерес к моему творчеству и многолетнее плодотворное сотрудничество. И, конечно, моя особая благодарность — переводчику Катарине Мурадян. Она не только перевела мою книгу, но и терпеливо вносила исправления и дополнения, которые я ей посылал. Как известно, ценность переводческой работы измеряется мерой вложенного труда и уважения к автору и интерпретируемому тексту.

Наконец, несколько слов о заголовке и подзаголовке книги: «Густав Маннергейм. Аристократ в суконном мундире». Как ни парадоксально, мои финские и шведские читатели восприняли этот подзаголовок с некоторой иронией и скепсисом, поскольку знают, что у Маннергейма была репутация денди и сноба. Но другое дело — русскоязычные читатели с их культурой, для которой столь характерны метафоры и ассоциации. Им не придется объяснять, что я имел в виду.

Из-за революции в России галантный кавалергард и светский лев Карл Густав Эмиль Маннергейм на самом пике своей военной карьеры вынужден был попрощаться с космополитическим образом жизни, с императорской армией и царским двором, где его высоко ценили и где ему доверяли. Он вернулся в родные пенаты, в Финляндию, и жизнь показалась ему гораздо более монотонной и периферийной. Образно выражаясь, европейский аристократ и бонвиван снял парадную форму генерала свиты и облачился в суконный мундир, который так и не снимал до конца жизни.

Хенрик Мейнандер,
Хельсинки,
дождливое ноябрьское утро 2019 г.