Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
«День Финляндии» на Флаконе

Предисловие - Тайное станет явным. Шекспир без маски

Тайное станет явным. Шекспир без маски
Джеймс Б., Рубинстайн У.Д.
Пер. с англ.
2008 г.
250 Р
190 Р

Я натолкнулась на имя сэра Генри Невилла в ходе исследования предыстории шекспировских сонетов. В тот момент я понятия не имела, кем он был, но почувствовала настоятельную необходимость изучить туманную фигуру этого полузабытого аристократа и политического деятеля XVI века.

Лежавшие на поверхности исторические источники, способные пролить свет на личность и карьеру Невилла, очень быстро истощились, но их оказалось достаточно, чтобы предположить: этот человек вполне мог быть автором произведений, которые приписывают Шекспиру. Сэр Генри, друг графа Саутгемптона, покровителя Шекспира, принадлежал к окружению графа Эссекса; он был хорошо образован, осведомлен о жизни двора и причастен к внешней и внутренней политике, то есть владел качествами, необходимыми «настоящему Шекспиру».

И тогда я отправилась в путешествие по архивам страны в поисках документов и бумаг, оставленных сэром Генри. Один след приводил к другому, и мне, в конце концов, удалось выявить множество нитей, связывающих сэра Генри с произведениями, приписываемыми Шекспиру. Постепенно стала проясняться временнaя последовательность, и оказалось, что хронология пьес точно совпадает с событиями жизни сэра Генри. Например, в то время когда «Шекспир» писал «Генриха V», где многие сцены происходят во Франции, а некоторые и написаны на превосходном французском, Невилл как раз начинал посольскую карьеру- и именно во Франции. А когда «Шекспир» сочинял «Гамлета», первую из глубоких трагедий, на Невилла обрушился удар судьбы: после подавления мятежа Эссекса он был заточен в Тауэр. Этот список совпадений можно продолжать бесконечно.

Личные и дипломатические письма Невилла читать одно удовольствие — их живой слог и синтаксические конструкции напоминают шекспировский язык. Заключенные в пьесах и стихах знания перекликаются с интересами и знаниями, которые сэр Генри демонстрирует в своих письмах. Тайное авторство подтверждают также документальные свидетельства, сохранившиеся от эпохи, отделенной от нас четырьмя веками. Загадочная «Тауэрская тетрадь» содержит замечания к низложению Ричарда II и указания к сцене коронования в «Генрихе VIII» — пьесе, написанной спустя одиннадцать лет после пребывания Невилла в Тауэре. Или взять довольно известный «Нортумберлендский манускрипт», где на верхней части обложки стоит имя «Невилл», под ним родовой девиз и стих, а в нижней многократно повторена подпись «Шекспир», словно кто-то тренировался в ее написании. Есть и другой документ — принадлежащий Невиллу (и с его комментариями!), — где упоминается доселе неизвестный источник некоторых исторических пьес Шекспира. Кроме того, в этом документе содержится намек на то, что на характер Гамлета повлияла личность графа Эссекса, которым Невилл восхищался.

Собрав все эти материалы и написав на их основе работу о возможном авторстве Невилла, я обратилась к профессору Уильяму Рубинстайну, который давно изучает проблему авторства Шекспира. Он предоставил в мое распоряжение и другие источники, чисто академического происхождения, и мы вместе пришли к убеждению, что сэр Генри Невилл — автор пьес, поэм и сонетов, которые столетиями приписывались Уильяму Шекспиру. Профессор Рубинстайн сумел разобраться в моей слишком длинной рукописи, сократил ее и по-новому расставил акценты. Данная книга является результатом нашей совместной работы.

Наряду с профессором Рубинстайном, чья неустанная поддержка и помощь были для меня так важны, я хотела бы поблагодарить многих замечательных людей, помогавших мне в работе. В течение четырех первых лет я вела свой поиск в одиночку. Приняв трудное решение взяться за изучение жизни человека, скрывшегося под маской чужого имени, я на время оставила аспирантуру и преподавание в университете. Ведя независимое исследование, свои идеи я обсуждала только с семьей, и потому первое слово благодарности — моему дорогому мужу, детям и зятю. Не щадя времени и сил, они включились в мою работу и продолжали участвовать в ней до самого конца. Благодарю также Кристину Уипф-Перри и Бенджамена Робертса, моих редакторов в издательстве «Лонгмэн» за их скрупулезное внимание к деталям, а также Или Болл и других сотрудников «Лонгмэна», столько сделавших для подготовки этой книги к изданию.

Сердечно благодарю Гарета Хьюза из «Английского наследия», который служил моим проводником по дому потомков Невилла; он познакомил меня с библиотекой и сокровищами картинной галереи. Моя глубокая благодарность также д-ру Джеффри Парнеллу, хранителю «Истории Тауэра», находящейся в Королевской Оружейной палате лондонского Тауэра, который немало рассказал мне об истинной истории Тауэра и о жизни его узников. Он с большим энтузиазмом отнесся к моему стремлению проверять факты по первоисточникам.

Первым, кому я показала черновик рукописи, был мой друг и коллега Дэвид Дженкинс, магистр философии и преподаватель истории цивилизации. Его обширные познания в истории и эзотерической символике позволили нам обнаружить тайные связи между сочинениями «Шекспира» и сэром Генри. Я искренне благодарна ему за твердую веру в мою работу и за его преданность.

Я работала во многих информационных центрах. И мне хотелось бы отметить то понимание, которое много лет назад я встретила у сотрудников Мейденхедской библиотеки. Я благодарна кураторам Национального архива в Кью, которые делали для меня ксерокопии важнейших документов. Я также признательна за помощь работникам Архива Беркшира и Архива Линкольншира. Сотрудники Архива Эссекса терпеливо искали для меня документы, не зная их точного местонахождения. Я благодарю Архив Чичестера за разрешение рыться в его фондах.

И последнее по порядку, но не по значению. Я глубоко благодарна Робину Уэйду и Брю Догерти, моим литературным агентам. Без их постоянной дружеской поддержки, хлопот и мудрых советов эта книга никогда бы не увидела свет.

Бренда Джеймс
Уэст-Сассекс, август 2005 года

Другие главы из этой книги
  • Театральные актеры по-настоящему раскрываются, лишь когда надевают чужую личину. Чтобы высказаться, мы, актеры, используем опосредованную форму общения — говорим или пишем под маской героя, который находится в воображаемой ситуации. Сами при этом оказываемся будто бы в стороне, хотя и делим со своим...
  • Наше восприятие литературного наследия Уильяма Шекспира неразрывно связано с великой тайной, которую часто называют «проблемой авторства Шекспира». Вопрос — был ли действительно актер, родившийся в Стратфорде на Эйвоне в 1564 году и умерший там же в 1616 м, автором шекспировских пьес — вот уже более...
  • Маловероятно, что Шекспир из Стратфорда — истинный автор приписываемых ему пьес. Но почему же большинство людей до сих пор непоколебимо уверено в его авторстве? Этому можно дать несколько объяснений. Вопервых, имя Шекспира стоит на титульном листе произведений, ему приписываемых; вовторых, при жизни...