Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
«День Финляндии» на Флаконе

Предисловие - Сибирь — странная ностальгия. Автобиография

Сибирь — странная ностальгия. Автобиография
Лид Йонас
Пер. с норв.
2009 г.
150 Р

Эта книга была написана в Лондоне во время войны, когда я еще не знал, смогу ли снова увидеть Румсдал и что сейчас творится в моем поместье в Сольснесе. В эти тоскливые годы, когда мои мысли часто обращались к Норвегии, мне пришло в голову, что было бы неплохо записать все мои жизненные перипетии и дать выход таким эмоциям, как страх и тревога перед различными испытаниями, которые мне пришлось пережить в разных странах.

Теперь, когда я сижу в родном гнезде в Сольснесе и пишу эти строки, меня переполняет благодарность за то, что мой дом и этот кусочек норвежской земли были отвоеваны у врага, ведь все могло сложиться иначе.

Я покинул Сольснес в 1939 году после окончания летнего отпуска как раз перед началом войны и вернулся обратно в Лондон, к своей работе в качестве директора канадского алюминиевого концерна. Прошли годы — для меня в той или иной степени они были годами вынужденной эмиграции — достаточно беспокойные годы. Одной из важнейших задач английской оборонной промышленности стало производство и поставка огромного количества алюминия для военновоздушных сил. Алюминий был так необходим, что жители Лондона пожертвовали на эти цели свои кастрюли. «Битва за Британию», происходившая в наших головах, делала такие жертвы ненапрасными. Именно эти самолеты спасли Англию от той судьбы, что постигла Норвегию.

Они нас, правда, не спасли от серьезных воздушных атак, в основном ночных. То, что мы пережили на улицах Лондона, если и не поставило нас наравне с героями, но в любом случае стало для каждого большим личным испытанием.

Однажды в 1944 году я стоял и смотрел на зияющую воронку на одной из улиц и не мог поверить собственным глазам. Историческая церковь Уайтфилда, последователем которой являлся мой бывший коллега Дерри, в позапрошлый вечер была стерта с лица земли стратосферной ракетой. Зимой 1943 года в район Сент-Джеймс попало несколько бомб: Лондонская библиотека, основанная Карлайлом, загорелась, Дворец Сент-Джеймс едва уцелел, Театр Сент-Джеймс и клубы Вест-Энда получили серьезные повреждения. Я сам был сбит с ног взрывной волной при входе в собственный клуб. Мне повезло — я не стал жертвой, но когда я вышел наружу и попал в море битого стекла на Пэл Мэл, мне пришлось взвалить на спину раненого и тащить его в ближайший перевязочный пункт. Я был очень рад, когда попал домой и увидел, что там пострадали только окна и крыша.

Всем, кто жил в то время в Лондоне, пришлось испытать на себе ужасы войны. Лондон являлся частью фронта, хотя большие события, борьба не на жизнь, а на смерть, проходили на территории континентальной Европы. По поводу исхода военных действий у меня никогда не было сомнений. Но одно дело — победить, другое дело — правильно воспользоваться плодами этой победы. Развитие Норвегии в мирное время, отказ от почитания ложных богов и возвращение к скромному и стабильному состоянию, которое могло бы привести к счастью как всей нации, так и отдельных индивидов, волнуют меня теперь гораздо больше, чем война.

Сольснес, Несьесстранда,
Рождество 1945 года
Автор

Другие главы из этой книги
  • Имя Нансена, напечатанное крупными буквами, стояло на первых полосах всех газет Осло. Вот что встретило меня, когда я прибыл в Норвегию. Я читал о Нансене, о самом себе и о «Корректе» по пути на юг из Тромсё в Тронхейм на скоростной пароходной линии. Журналисты быстро поняли, что наша успешная...
  • У меня заболело сердце, когда в 1922 году я обнаружил, что транспортные перевозки из Енисея через Карское море возобновились без меня. Весной я отправил подробное изложение вопроса товарищу Брону во Внешторг, где было показано, какими знаниями и опытом по освоению Сибири я обладаю и как могу быть полезен...