Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

Вступительное слово - Этнология – антропология – культурология: новые водоразделы и взаимодействия

Этнология – антропология – культурология: новые водоразделы и взаимодействия
Материалы международной научной конференции, состоявшейся 3–5 апреля 2008 г.
2009 г.

Конференция, материалы которой предлагаются вниманию читателя, проходила в необычном для отечественных научных форумов формате: организаторы (в первую очередь Российский институт культурологии) постарались сделать все возможное, чтобы она стала не очередным «мероприятием», а профессиональным по сути и дружеским по форме интеллектуальным взаимодействием.

Эта конференция — первая из цикла конференций, которые мы планируем проводить раз в год и которые будут посвящены взаимодействию культурологии с различными научными дисциплинами, уже установившимися и уже имеющими определенную историю и методологическую базу. Две из них будут посвящены связи культурологии с историческими науками, коль скоро в нашей стране, в отличие от ряда стран мира, этнология рассматривается как составная часть исторической науки. В разных странах эта ситуация выглядит поразному, и мы надеемся, что в этих конференциях примут участие специалисты из многих стран.

Идея настоящей конференции зародилась, когда мы с Сергеем Александровичем Арутюновым оказались на Конгрессе этнологов и антропологов, проходившем в Саранске летом 2007 г. и начали обсуждать болезненную для меня и для многих моих коллег тему: существует ли культурология, что это такое, зачем она нужна? Выяснилось, что у нас к этой проблеме несколько разные подходы, и каждый из них представляет определенный интерес. Чтобы обсудить сложившуюся в науке о культуре ситуацию, я и решил собрать конференцию небольшую — человек тридцать. Работать она должна была не в обычном формате, когда люди читают свои доклады, их мало кто слушает, еще меньше можно что-то обсудить, потому что времени нет, а текстов много. Концепция была предложена противоположная: свести до минимума доклады, оставив только принципиальные установочные, и предоставить максимальную возможность для живого обмена мнениями.

Конечно, технология мозгового штурма применялась уже не раз. Но, как правило, делалось это небольшими группами по 5-7 человек. Интерес к конференции оказался значительно больше, чем я предполагал, но закрывать доступ к ней мне не хотелось. Мы с удовольствием пригласили тех, кто проявил интерес к этой проблематике. Коллектив участников мозгового штурма формировался таким образом, чтобы людям было интересно друг с другом, чтобы они представляли разные поколения, разные устремления, разные гендерные тенденции. Выражаясь научным языком, чтобы было некое внутреннее содержание, которое было бы интересно представлять друг другу.

Слово предоставляли каждому, кто хотел высказаться, при одном жестком правиле: выступление должно было длиться не более пяти минут, но зато каждый человек мог выступить любое количество раз. Эта трудная для ведущих заседания и круглые столы технология действительно позволила обменяться мнениями, живо реагировать на выступления. Поэтому те два дня, которые продолжалась конференция, оказались не только интересными, но и полезными.

Мне задавали вопрос, почему конференция проходила за городом, в пансионате Госфильмофонда России в г. Домодедово (микрорайон Белые Столбы). Причин две. Одна личная — это эпоха моей молодости. Я здесь проработал семь лет, когда был совсем еще юным, начинающим искусствоведом, а значит, по этим дорогам бродят воспоминания о том, как оно было.

Вторая причина — профессиональная. По сложившейся традиции, происходит обычно так: человек отчитывает свою бумажку, из вежливости сидит еще пять минут и уходит. Я понимал, что приглашенные на нашу конференцию влиятельные и крупные этнологи и антропологи, выступив на круглых столах, спокойно вернутся к своим занятиям в Москве, и когда дело дойдет до любимой мной культурологии, останутся уже одни культурологи, которым обмениваться мнениями нечего, потому что они все согласны друг с другом.

Поэтому пришло решение: по возможности, удалить всех от Москвы, а чтобы люди об этом не жалели, показать фильмы одновременно для развлечения и для стимуляции размышлений об аудиовизуальной антропологии.

Институт этнологии и антропологии РАН откликнулся на наш призыв, а директор института Валерий Александрович Тишков любезно согласился работать с нами, в том числе открыть вместе со мной пленарное заседание.

Разлогов Кирилл Эмильевич,
директор Российского института культурологии,
доктор искусствоведения, профессор


Для Института этнологии и антропологии РАН вопрос научного статуса и общественной роли нашей дисциплины является чрезвычайно значимым. Я полагаю, что мы многое упустили за последние 15-20 лет в переосмыслении предмета этнологии, или социально-культурной антропологии, в ее конституировании как самостоятельной отрасли знания в системе социальных и гуманитарных наук, и в утверждении на рынке трудовых профессий самой профессии антрополога, а также в деле подготовки кадров на уровне высшего образования.

Россия одна из очень немногих стран мира, где такой науки и такой специальности нет ни в каких перечнях и классификациях. Эта ситуация требует обсуждения. Нам нужно понять, где наша ниша, каково наше понимание границ социальной и культурной антропологии. Культурология конституирована как дисциплина, этнология — как поддисциплина исторической науки; антропология (физическая антропология) конституирована тоже как поддисциплина биологии. Однако нет антропологии и антропологов, как они сегодня есть в Индии, Японии, Франции или США. Я рад, что Российский институт культурологии, один из наиболее близких к нам в содержательном и в мировоззренческометодологическом смысле, инициировал эту конференцию.

Созданная организаторами конференции возможность живого обмена мнениями привлекла специалистов из разных учреждений Москвы, СанктПетербурга, Омска. Разговор состоялся плодотворный, полезный и, кроме того, крайне необходимый в связи с теми изменениями, которые происходят в российском образовании в целом и в новом перечне учебных дисциплин в частности. Их содержание, статус, государственные стандарты активно обсуждаются ученым и педагогическим сообществами. И если нам удастся консолидироваться, то это пойдет на пользу науке, образованию, всему обществу.

Тишков Валерий Александрович,
директор Института этнологии и антропологии РАН,
член-корреспондент РАН

Другие главы из этой книги
  • Международная научная конференция «Этнология — антропология — культурология: новые водоразделы и перспективы взаимодействия» была организована и проведена Российским институтом культурологии совместно с Институтом этнологии и антропологии РАН и Государственным фондом кинофильмов Российской...