Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

В интересах Отечества - «Лучше десять лет переговоров, чем один день войны». Воспоминания об Андрее Андреевиче Громыко

Андрей Андреевич Громыко с 1939 г. находился на дипломатической работе. С 1957 по 1985 г. — министр иностранных дел Советского Союза. А. А. Громыко долгие годы являлся членом ЦК и членом Политбюро ЦК КПСС. За этими скупыми данными кроется огромный, почти полувековой период большой и ответственной работы на внешнеполитическом поприще.

По продолжительности времени работы А. А. Громыко во главе Министерства иностранных дел такого огромного государства, как Советский Союз можно сравнить, пожалуй, лишь с министром иностранных дел царской России Александром Михайловичем Горчаковым (1798-1883). Жизнь и деятельность этих двух замечательных людей разделяет целый век. Однако в их дипломатической службе на благо нашей Родины можно найти немало схожих черт.

В годы, когда жил и работал А. М. Горчаков, произошли такие важные события, как Крымская война, Парижский конгресс, на котором подводились итоги войны, Русско-турецкая война 1877-1878 гг. А.М. Горчаков без устали трудился над тем, чтобы смягчить условия для России, установленные Берлинским конгрессом. Он приложил немало сил, чтобы добиться отмены ряда статей договора, которые ограничивали деятельность России на Черном море. Александр Михайлович много сделал для того, чтобы нейтрализовать действия западных держав в период подготовки к войне и во время Русско-турецкой войны, которая привела к освобождению народов Балканских стран от турецкого ига.

У Андрея Андреевича Громыко задачи были посложнее.

Не раз А. А. Громыко являлся представителем нашей страны на международных конференциях и совещаниях. И 28 лет был министром иностранных дел Советского Союза. Его деятельность началась накануне и в годы Второй мировой войны. В июле 1945 г. он от имени нашей страны подписал в Сан-Франциско Устав Организации Объединенных Наций. Затем Громыко принимал активное участие в работе ООН, где решались вопросы послевоенного мирного урегулирования. А еще были Карибский кризис 1962 г., ввод войск стран Варшавского договора в Чехословакию, вступление советских войск в Афганистан, участие в сложных, очень тяжелых переговорах по атомной проблеме, разоружению и другим острым вопросам.

Андрей Андреевич участвовал почти во всех сложных переговорах с американскими дипломатами и дипломатами западных держав, на которых решительно и последовательно отстаивал интересы Родины, проявляя большой такт, выдержку и упорство.

Я не был лично знаком с Андреем Андреевичем, но его внешнеполитическая деятельность оставила большой след в моем сознании и памяти.

Впервые я услышал об Андрее Андреевиче летом 1944 г., будучи сержантом Красной Армии. Громыко в качестве руководителя нашей делегации прибыл в Соединенные Штаты для подготовки Устава Организации Объединенных Наций. С тех пор почти все важнейшие события, связанные со внешнеполитической деятельностью нашего государства, так или иначе, были связаны с его именем. Позднее я окончил МГИМО и занимался внешнеполитическими вопросами и историей международных отношений. С годами у меня складывалось мнение об Андрее Андреевиче как о человеке, на которого может положиться страна, который не подведет, порядочном, выдержанном и очень тактичном. Вспоминается случай, происшедший во время моей работы в ТАССе. Весной 1951 г. я принимал сообщение нашего корреспондента, работавшего на одной из встреч дипломатов по разоружению. Когда корреспондент зачитывал сообщение, кто-то вдруг очень вежливо остановил запись и сказал, что такую-то фразу лучше бы построить по-другому и прочитал свой вариант. Это был Андрей Андреевич. Извинившись, что прервал передачу, он отметил: «Кажется, получилось лучше».

Запомнились его интервью и прессконференции, проходившие в разные годы, на которых Андрей Андреевич доводил до наших людей точку зрения руководителей Советского Союза по наиболее сложным вопросам, нуждавшимся в разъяснении и уточнении. О работе на дипломатическом поприще Громыко подробно рассказал в своих мемуарах.

С тех пор имя Андрея Андреевича Громыко у меня было постоянно на слуху. Во время учебы в МГИМО, работы в ТАССе, обучения в аспирантуре, научно-исследовательской работы, преподавания, а также участия в совещаниях, конференциях и симпозиумах я был внимательным соучастником происходящих международных событий. Действительно, жизнь и деятельность Андрея Андреевича — это этапы большого и сложного пути служения Отечеству. После назначения его в 1957 г. на должность министра иностранных дел Советского Союза не было ни одного мероприятия на международной арене, в котором Громыко не принимал бы самого активного участия. А события происходили разные: мирное урегулирование англо-франко-израильской агрессии против Египта, переговоры по разоружению, использованию атомной энергии в мирных целях и др.

Много сил и энергии Андрей Андреевич отдавал урегулированию атомной проблемы с момента ее возникновения и до середины 80х годов. В своих воспоминаниях «Памятное» Громыко писал о парадоксе XX в., когда человечество получило возможность использовать энергию атома и проникнуть в космос, но вместе с тем создало угрозу для своего дальнейшего существования. Этот парадокс можно устранить только одним путем — снять угрозу, нависшую над человечеством. Это требует не только нового мышления, о котором уже много написано и сказано в наши дни, но и перевода его в практические дела, в политику государств, прежде всего ядерных, в первую очередь крупнейших ядерных.

Имя Андрея Андреевича неразрывно связано с борьбой за предотвращение ядерной угрозы. С первых сессий Генеральной Ассамблеи ООН он принимал самое активное участие в деятельности различных комитетов и комиссий, последовательно и настойчиво добиваясь принятия таких решений, которые способствовали бы прекращению гонки ядерных вооружений. Он внес неоценимый вклад в разработку важных Договора о запрещении ядерных испытаний в трех сферах, Договора о нераспространении ядерного оружия и др.

В 1985 г. Громыко был избран Председателем Президиума Верховного Совета СССР. Поговаривали тогда, а позднее это стало совершенно очевидно, что М. С. Горбачев специально добился его перехода на работу в Верховный Совет, а министром иностранных дел назначил Э. А. Шеварнадзе. Горбачеву нужен был такой человек, как Шеварнадзе, чтобы принимать решения на международной арене, идущие подчас вразрез с интересами нашей страны. Горбачев понимал, что Громыко был бы против той политики, которая осуществлялась после его ухода из МИДа.

В наши дни, по завершении «эпохи» М. С. Горбачева, а затем и Б.Н. Ельцина, все лучше понимаешь значение деятельности А. А. Громыко на посту министра иностранных дел.

Раздумывая над жизненным путем и кипучей внешнеполитической деятельностью А. А. Громыко, невольно размышляешь над историей Советского государства и его внешней политикой во второй половине ХХ в. Конечно, были сложности, иногда большие трудности, но всякий раз наша внешняя политика умела находить правильные решения. Неоднозначно воспринимался ввод войск в Чехословакию и Афганистан, но МИД СССР почти всегда находил развязки сложных ситуаций.

Андрей Андреевич всегда действовал в интересах Отечества, патриотом которого он был. Таким он и остался в памяти нашего народа.

Протопопов Анатолий Сергеевич,
доктор исторических наук, почетный профессор РУДН.

Другие главы из этой книги
  • Предлагаемая вниманию читателей книга представляет собой сборник статей, подготовленных в связи со 100-летием со дня рождения Андрея Андреевича Громыко. Их авторы — дипломаты, занимавшие высокие посты в Министерстве иностранных дел, и люди, работавшие за его пределами. Все они, как правило, лично...