Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

Лишь бы не было войны... даже холодной

23.05.2016

К выходу книги Константина Блохина об американском неоконсерватизме.

На любые общественные невзгоды и неурядицы, советские люди, пережившие Великую Отечественную, часто реагировали стоически, приговаривая «лишь бы не было войны». Эта фраза для последующих, более счастливых поколений стала своего рода ироничным свидетельством индифферентности, покорности судьбе, готовности к лишениям. В возможность новой Большой войны никто не верил.

Прошло время, прошла и ирония. Возвращается понимание, что мир не избавлен от старых страхов и даже обретает новые. Вернулось, казалось, похороненное Горбачевым и его коллегами, глобальное, подспудно силовое, противостояние. И опять Россия, хоть и лишившаяся многого из мощи СССР, сталкивается со старыми вызовами.

Носителями идей самых радикальных средств, которые следует применять Соединенным Штатам в отношении России, традиционно считаются «неоконы», неоконсерваторы. Об этой не очень многочисленной, но влиятельной идеологической группировке в правящем классе США, написал свою книгу Константин Блохин.

О неоконах много сказано, много написано. Но эта книга, пожалуй, впервые рисует довольно тщательно выписанный коллективный портрет течения. Автору свойственен живой публицистический стиль изложения. Он стремится показать, что неоконсерватизм, несущий угрозу, довольно прочно укоренен в американском истеблишменте. В книге показаны и истоки неокосерватизма, который многому обязан псевдомарксистской теории мировой революции и «лично» Льву Троцкому.

Как это не покажется странным, книга Блохина перекликается с другой, недавно вышедшей в издательстве «Весь Мир», книгой американского историка Гордона Вуда «Идея Америки». В ее заключении автор пишет о том, что именно русская революция с ее мессианством впервые в истории США породила идейного конкурента «американской идее». И в этой конкуренции — истоки глобального противостоянии двух сверхдержав.

И здесь кроется загадка: почему Россия отказавшись от коммунистических идеалов, потеряв статус сверхдержавы, по-прежнему в глазах многих в американском политическом классе остается соперником и противником? Только ли в ядерном потенциале дело? Кроется ли причина в том, что ей приписывают имманентный авторитаризм, не совместимый с представлениями о свободе и демократии по-американски? Ведь в мире авторитарных стран и систем более чем достаточно.

Это вопросы, а нам нужны и ответы. Надо читать, надо думать, надо действовать. В интересах мира.

все новости