Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

Страна на воде. Особый голландский путь: газеты, биржа, обменный банк, Рембрандт и Гюйгенс.

«Независимая газета» EX LIBRIS / 21.03.2013
Максим Артемьев

Книга «Нидерланды. Каприз истории» названа так не случайно. Перед читателем не стандартная история страны, а весьма неформальный рассказ о Нидерландах, в котором история тесно переплетена с географией, а влияние климата ничуть не менее важно, чем вторжение неприятеля или классовая борьба. Названия некоторых глав в книге соответствующие — «Ветер», «Вода и город». Историк и журналист Геерт Мак написал повествование о маленьком народе, живущем вроде бы и в центре Европы, но одновременно и в ее глухом углу, на клочке земли, отвоеванном у моря. По мысли автора природные условия сыграли важнейшую роль в формировании характера жителей Нидерландов. Книга также является своего рода развернутым ответом на естественный вопрос — как люди, обитающие в таких неблагоприятных условиях, стали еще в XVI веке богатейшей нацией мира и до сих пор ею остаются?

История Нидерландов — это история гидротехники, эпопея осушения участков моря и создания польдеров — плодородных полей на месте бывшего морского дна. Как показывает автор, одновременно нарастали и всякого рода экологические угрозы. Чем больше дамб возводилось, тем больше и больше территорий страны становились уязвимыми перед лицом природных бедствий. Наводнения стали бичом нидерландской истории на протяжении столетий. Когда огромные площади находятся ниже уровня моря, а реки — подобно Хуанхэ в Китае — текут порой в руслах выше поверхности земли, хрупкость подобной цивилизации осознается всеми живущими там. Впрочем, Геерт Мак выделяет не столько всем известную рекультивацию участков моря, но в первую очередь осушение торфяных болот. Эти процессы освоения новых земель имели не только сельскохозяйственный и экологический аспекты, но и экономический и политический — возникали территории плодородной почвы, не попадавшие под юрисдикцию кого-то из феодалов, что обусловливало особый голландский путь.

Звездным часом нидерландской истории стало восстание в XVI столетии против испанского владычества. Тогда маленькая страна привлекла внимание всей Европы, победив величайшую империю тогдашнего мира и, в свою очередь, став на короткое время крупнейшей морской и торговой державой. Геерт Мак подробно рассказывает об этой славной странице в жизни своей страны. Как известно, Южные Нидерланды (современная Бельгия) так и остались под властью испанцев, и автор показывает последствия этого разделения страны — массовая миграция на север искусных мастеров, зажиточных торговцев, других знающих людей, что способствовало экономическому расцвету Соединенных Провинций. Одновременно Амстердам сменил захиревший Антверпен как основной торговый центр Европы.

Нидерланды в то время (начало XVII столетия), по словам Мака, «стремительно развивались, превращаясь в белую ворону Европы». Он цитирует британского исследователя Прайса, который сравнивал рассказы иностранцев, «посетивших молодую республику, с впечатлениями молодых европейцев, впервые увидевших Америку... В некоторых вещах республика была традиционной, но в развитии экономических и социальных структур Нидерланды намного опередили Европу. Это был маленький, опередивший свое время форпост капитализма в Европе, которая на остальной своей территории в основном оставалась еще средневековой...».

В 1602 году из компаний, отправлявших корабли в Ост-Индию, образовалась Объединенная ост-индская компания (ООК) — «первый в мире мультинациональный концерн». В 1621 году была образована Вест-Индская компания (ВИК). Доход от одного плавания доходил до 400%. Как пишет Мак, «Сюда пришел дух авантюры, а возможно, даже эйфории. ...Практически все слои нидерландского общества пользовались плодами этих успехов и связанного с ними благосостояния. В списках акционеров ООК и ВИК — тысячи имен: бургомистров и купцов, но также пасторов, школьных учителей и даже прислуги... Амстердам стал финансовым центром Европы с такими новинками, как газеты, отлично организованная торговая биржа и городской обменный банк». На фоне такого процветания возникает и расцвет голландской культуры и науки XVII века — Рембрандт, Вермеер, Левенгук, Гюйгенс.

Но успехи не повлияли дурно на национальный характер голландцев. Возник феномен gedoge (терпимость, вплоть до попустительства). Как поясняет Мак, «гибкая система неписаных правил, основанная на понятиях „давать“ и „брать“, используемая согражданами между собой, но характерная также для отношений между гражданином и государством, система, существование которой возможно при условии признания всеми лежащих глубже ценностей. ...Нидерландское уголовное право признает терпимость к нарушениям правил в форе так называемого принципа целесообразности: государство имеет право преследовать нарушение закона, но... не обязано это делать, особенно если средство преследования сочтут хуже преступления». Отсюда и удивляющее до сих пор многих отношение к проституции или к употреблению легких наркотиков. Мак пишет, например, что в Средние века содержательниц борделей надлежало живьем закапывать в землю, но никто этого не делал, ограничиваясь штрафами, а то и просто закрывали глаза на их занятия. Также автор выделяет такую национальную черту, которая многое объясняет, как нарочитая скромность и умеренность, неприятие самонадеянности. «В Нидерландах господствовала система ценностей, в которой на первом месте стояли не честь, происхождение, манеры или престиж, а деньги».

Однако, как пишет цитируемый Маком Прайс, «бремя золотого века оказалось тяжелым». Нидерланды проиграли в концу XVII века конкуренцию нового капиталистическому хищнику — Англии, а политически их очень ослабили войны с Францией (на одной из которых и погиб знаменитый Д’Артаньян). На смену былому великодержавию пришел нейтралитет — «слабость есть нечто благородное, а у силы всегда грязные руки. Таким образом, эта страна миллионов учителей, пасторов, пророков, публицистов и других высокоморальных спорщиков снова медленно находила свой собственный путь».

Однако внешне тихое нейтральное прозябание последних двух веков было насыщено интересными внутриполитическими событиями, о которых окружающий мир мало осведомлен. И Геерт Мак предлагает рассказ о них, особенно интересный после 1945 года, когда окончательно сложилась современная модель цивилизации этой маленькой, но процветающей страны, которая то огорошивает убийством Пима Фортайна, то убийством Тео ван Гога.

Нидерланды. Каприз истории
Мак Геерт
Пер. с нидерл.
2013 г.
270 Р