Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
«День Финляндии» на Флаконе

Социофилия и социопатии

Журнал «Эксперт»
№34 (864), 26.08.2013
Георгий Любарский

Книга будет особенно интересна тем, кто читал замечательные труды Бориса Миронова «Социальная история России» и «Благосостояние населения и революции в имперской России». В книге собраны статьи автора с ответом на критику, и читатель может узнать, как историки аргументируют свои взгляды. Сейчас многие думают, что историки — это трепачи и фантасты, никаких доказательств у них нет. Автор демонстрирует, что историк — это статистик, он обосновывает свои выводы таблицами данных, как экспериментатор.

Миронов собрал много фактов, доказывающих, что перед революцией 1917-го Россия не находилась в кризисе. Реформы медленно, но верно работали, уровень благосостояния населения рос. И тут — война, пропаганда интеллигенции и взрыв народного возмущения снесли монархию, вслед за чем, после некоторых перипетий, появились мы, читатели этой книги, как закономерный итог происходящего.

Раздражение противников автора направлено именно на тезис о благополучии поздней империи. Привычнее считать, что революция произошла по объективным причинам, под влиянием обнищания народных масс.

В спорах по работам Миронова сталкиваются ученые, мыслящие на марксистской парадигме, и сторонники иных концепций. Спор нешуточный. Историки только что за волосы друг друга не таскают. Родится ли там истина, поверить сложно, но сторонний читатель может, понаблюдав за аргументацией, понять, что в историческом исследовании оспаривать можно, а что вполне достоверно.

Друг другу противостоят оптимисты и пессимисты. Сталкиваются социофилическая история Миронова, где говорится о разумных реформах и постепенных успехах человеческого общежития, и социопатическая история Владимира Булдакова, где говорится о неразумии, истерии, непримиримости и антисоциальных инстинктах.