Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
«День Финляндии» на Флаконе

Что пошло не так?

Умом Россию понимать
Лукин А.В., Лукин П.В.
2015 г.
270 Р
«Литературная газета»
№ 3–4 (6494), 28.01.15
Дмитрий Макаров

Авторы этой книги – историк-медиевист и политолог – объединили свои усилия в попытке «вернуть политологию истории». Поэтому они рассматривают процесс складывания политической культуры российского общества в исторических реалиях, подробно разбирают и критикуют мифы и стереотипы «об извечном российском авторитаризме», «слабости само­управления», о принципиальном отличии «европейско-ориентированного» домонгольского общества от «авторитарной» Московской Руси, о том, что монголы принесли на Русь авторитаризм и централизацию власти, об уникальной роли в России сельской общины, о том, что Россия всегда принадлежала «Востоку», а не «Западу» или была где-то посередине между ними...

Особое внимание уделено современности – анализу политической системы России, сложившейся в 90-е годы, не скрывая, что для неё характерна система кланов и клик, что в экономической политике постсоветской России парадоксальным образом обнаруживается гораздо больше вполне традиционных черт, чем новизны. Отдельный вопрос – соотношение политических идеалов и отечественных политических реальностей. Книге предпослано предисловие одного из крупнейших зарубежных историков и политологов Арчи Брауна. Он, в частности, отмечает: «Нации и государства включают в себя различные субкультуры, что часто связано с религиозными, а иногда и партийными различиями. Однако в целом политическая культура имеет отношение к более глубинным политическим убеждениям, ценностям и политическим представлениям, чем те, что обуславливают поддержку той или иной политической партии... Характер политических культур обусловлен историческими обстоятельствами, но особенно важным является исторический опыт ныне живущих людей. При этом их интерпретация собственного опыта, скорее всего, будет сильно зависеть от ценностей и убеждений, которые они усвоили в детстве и юности».

Авторы прекрасно отдают себе отчёт в том, сколь серьёзна и необъятна тема, к которой они обратились: «Тема России похожа на тему любви, по крайней мере в нашей стране она не уступает ей по популярности. Ведь, пожалуй, ни в одном государстве мира людей так не беспокоит собственная история, которая часто рассматривается с точки зрения «вечных вопросов»: что и когда пошло не так, «кто виноват?» и «что делать?».

Работа над книгой началась ещё в середине 90-х годов прошлого века, в то время, когда рушилась старая социально-политическая система страны и на её развалинах зарождалась новая. В такую эпоху естественно желание заглянуть в историю, чтобы лучше разобраться, что происходит и к чему может привести столь глубокий кризис. А разобраться необходимо, ибо великое множество тех, кто по-новому называл себя «политологами» (такой профессии в СССР официально не было), властители умов из числа публицистов слишком часто оперируют давно устаревшими, стереотипными, мифологическими представлениями о своей стране. А достижения российской исторической школы, которая, хотя и серьёзно пострадала в результате идеологического давления советского времени и в период разрушения науки в 90-е годы, всё же выжила, были сим исследователям попросту неизвестны.

Современное российское общество авторами анализируется не с точки зрения привычных противопоставлений «Восток – Запад» или «демократия»–«авторитаризм», но как общество, непосредственно выросшее из политической культуры и политической системы позднесоветского времени, позаимствовавшее и развившее его систему, но уже без централизованной власти компартии и государственной идеологии. На основе анализа данных многочисленных интервью и опросов общественного мнения делается вывод о преемственности политического идеала россиян начала ХХI века и позднесоветского периода, а также о том, что характер нынешнего российского политического режима во многом этому идеалу соответствует.

В заключение авторы приходят к выводу, что идея о невозможности понимать Россию умом, возможно, и верная в трансцендентальном смысле, не должна превращаться в девиз российской политологии.

Другие рецензии на эту книгу