Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
Летние скидки

Кризис Евро

Кризис евро и глобальные риски
Иришев Берлин К.
2014 г.
750 Р 563 Р
570 Р
Журнал «Современная Европа»
№4, 2014
д.э.н. Бажан А.И.

Вышла в свет книга Берлина Иришева «Кризис евро и глобальные риски» [1]. Более чем на 450 страницах автор системно, глубоко и всесторонне рассматривает роль европейской валюты в мировой валютно-финансовой системе, причины и содержание кризиса, охватившего еврозону и весь Евросоюз.

Автор совершенно верно отмечает в начале книги, что на примере единой европейской валюты мы имеем уникальный неизвестный доселе опыт применения наднациональных денег, наднационального органа денежно-кредитного регулирования. Причины возникновения этого феномена освещаются автором весьма традиционно: необходимость обеспечения беспрепятственного перемещения между странами ЕС товаров, услуг, капиталов и рабочей силы; устранение рисков валютного обмена; снижение торговых издержек; стремление к ограничению инфляции, высокий уровень которой наблюдался до введения евро в некоторых странах южной части объединённой Европы.

Кроме этих чисто экономических причин, считает Б. Иришев, были и причины политические. Одна из них представлена в оригинальной, но не бесспорной на наш взгляд трактовке автора. Он считает, что толчком к созданию евро стало объединение Германии. Это вызвало опасения у немецких партнёров по ЕС относительно участия ФРГ в европейской интеграции в связи погружением страны во внутренние проблемы. Чтобы преодолеть эту настороженность Европы, как считает Б. Иришев, правящие круги ФРГ во главе с канцлером Г. Колем поддержали проект создания единой европейской валюты, подтвердив тем самым заинтересованность в дальнейшем строительстве общего европейского дома (стр. 22–23).

Большую часть работы занимает анализ положения евро в мировой валютной системе. Весьма любопытна в этом отношении позиция автора, утверждающего, что кризиса евро как такового нет, поскольку его курс относительно стабилен и не наблюдается отказа агентов мировой экономики от платежей в этой валюте. Иными словами надо говорить не о кризисе евро, а о том, что евро является сильной валютой, конкурирующей с долларом США. И о том, что имеет место кризис государственных долгов стран-участниц еврозоны, связанный с их эффективным управлением и отсутствием финансовой солидарности, что мешает решать проблему бюджетных дефицитов. Существенным фактором является и то, что банковский кризис, затронувший в первую очередь страны валютного объединения, которые не способны эффективно конкурировать в рамках ЕС и на мировых рынках. Другими словами имеет место некий парадокс: евро является сильной валютой, которая в то же время сочетается со слабой, проблемной Европой.

В работе убедительно показано, что сильный евро является результатом проведения в еврозоне жёсткой антиинфляционной политики, прообразом которой послужили принципы денежно-кредитного регулирования, которых придерживается Бундесбанк Германии, в том числе и в период до введения единой европейской валюты. Эта политика не позволяет Европейскому центральному банку осуществлять девальвацию евро ради укрепления конкурентных позиций Европы на мировых товарных рынках. В совокупности с другими неблагоприятными условиями, это снижает возможности европейских производителей противостоять натиску конкурентов особенно из стран Азиатско-тихоокеанского региона. Как следствие доля Европы в мировом производстве товаров и услуг уменьшается. Её импорт, как правило, превышает экспорт. Пассивный баланс текущих счетов, который покрывается займами, становится её характерной чертой, что и обуславливает нарастание государственных и корпоративных долгов, а также подрывает платёжеспособность европейской банковской системы.

Конечно, современный кризис еврозоны в значительной мере связан также с мировым финансово-экономическим кризисом, влияние которого на еврозону и ЕС в целом было подвергнуто в книге весьма скрупулёзному анализу. При этом автор здесь выходит за рамки общепринятых взглядов на то, в каких формах глобальный кризис воздействовал на евро. Его позиция состоит в том, что это содержало в себе и некую интригу: американская политическая и финансовая элита стремилась использовать кризис для того, чтобы понизить роль евро в качестве естественного конкурента американскому доллару.

Гипотеза об англосаксонском заговоре обосновывается с помощью ряда аргументов. Во-первых, автор отмечает, что предвестником глобального кризиса был крах крупнейшего американского банка «Леман Бразес», который имел очень большие обязательства перед европейскими банками. Дефолт этого банка вместе с крушением ипотечной американской системы вызвал кризис ликвидности европейских банков, который заливался государственными средствами за счёт наращивания дефицитов бюджетов европейских стран, а, следовательно, и увеличения государственных долгов. Это и привело европейские финансы в кризисное состояние. Признаком сознательного управления этими процессами со стороны американцев автор видит в том, что именно банк «Леман Бразес», имевший тесные связи с Европой, намеренно не был включён в список крупнейших американских банков, которые были поддержаны и спасены Казначейством США.

Во-вторых, считает автор, крупнейшие американские банки постоянно используют на европейском финансовом рынке методы работы, которые усиливают кризис государственных долгов в Еврозоне. В качестве объекта такой деятельности они избрали самое слабое звено Еврозоны — Грецию. В частности, американский банк «Голдман Сакс» помог Греции получить кредит в 1 млрд долларов на условиях, которые позволяли не отражать его в отчётности как государственный долг. За счёт этих средств была покрыта часть ранее сделанных греческим правительством долгов. Вследствие этого Евросоюз вовремя не обнаружил наличие финансовой несостоятельности Греции и не принял соответствующих срочных мер. Когда кризис заявил о себе, он был уже полномасштабным. В результате потребовались трудные решения, финансовые вливания в Грецию, исчисляемые сотнями млрд долларов. Элементом американской политики автор книги считает и атаки американских банков на греческие облигации. Понижение их стоимости и рост доходности делали решение проблемы государственных долгов в еврозоне более трудной задачей, обостряли здесь кризисную ситуацию.

И, наконец, ещё одним свидетельством целенаправленной игры США против евро, по мнению автора, является позиция Великобритании. Её нежелание войти в зону евро, намерение провести референдум о выходе из Европейского Союза в случае его реализации способно дестабилизировать ситуацию, подтолкнуть к распаду Еврозоны, да и ЕС.

Специально рассматривается в книге проблема государственных долгов стран членов Еврозоны. Автор высказывает интересную мысль о том, что облигации, выпущенные членами монетарного союза, более уязвимы, нежели обязательства эмитированные государствами, полностью контролирующими свои суверенные валюты. Эта мысль обосновывается в исследовании сравнением стран Еврозоны с такими странами, не входящими в неё, как Великобритания, Швеция, Норвегия. Полностью суверенное государство, по мнению автора, имеющее собственную валюту, пользуется большим доверием у инвесторов, нежели те государственные образования, которые используют коллективную валюту и тем самым не несут полной ответственности за её устойчивость.

В книге подчёркивается, что государственный долг Еврозоны не является критическим. Он сравним и даже несколько меньше, чем госдолг США или Японии. Однако он несёт Еврозоне гораздо больше проблем, чем в этих странах в связи со следующими обстоятельствами. В Еврозоне принятие решений относительно мер исправления ситуации требует длительных согласований стран-членов. В валютном объединении существует глубокое неравенство уровней госдолга отдельных государств, которые не могут быть решены за счёт трансферта бюджетных средств, ибо зона состоит из совокупности суверенных государств, финансовые отношения между которыми строятся на возмездной основе. В США и Японии ФРС и центральный банк вправе приобретать облигации сразу же при их выпуске, что позволяет сокращать спекулятивные ситуации и снижает риск дефолта. В еврозоне эмиссия облигаций той или иной страны — члена объединения осуществляется путём их продажи корпорациям и частным лицам, и это в последующем может быть чревато спекулятивным ажиотажем и даже дефолтом в случае несостоятельности государства.

Риски для Еврозоны, связанные с государственным долгом, велики, считает автор, ещё по одной причине. Не просматриваются возможности уменьшения остроты этой проблемы. Одним из путей могла бы быть инфляция, которая обесценивает долг. Однако её поддержание на весьма низком уровне является приоритетом монетарной политики ЕЦБ. Другой путь — усиление налогообложения. Однако ставки налогов в ЕС и так находятся на предельном уровне. Одним из вариантов также является экономический рост, который может привести к росту бюджетных доходов. Но этому мешает старение населения и сужение мирового рынка сбыта для европейской продукции в результате торговой экспансии новых индустриальных стран. Не являются панацеей и меры бюджетной экономии ввиду социальных последствий и негативного влияния на экономический рост. Что касается вливаний международных финансовых организаций, то они не решают проблему долга, так как в результате долги одного вида заменяются долгами другого вида.

Дефолт государственных финансов и банковской системы не может быть широко использован, ибо он чреват бегством капиталов, массовым изъятием вкладов, скачкообразным ростом процентных ставок, крушением банковской и финансовой системы страны, осложнением финансового положения Еврозоны в целом. Именно с этим обстоятельством связаны решения о предотвращении дефолта Греции путём предоставления этой стране займов со стороны МВФ и Евросоюза. Частично эта мера была использована на Кипре, где крупнейшие банки стали неплатёжеспособными из-за невозврата кредитов, предоставленных греческим финансовым структурам. Для этой страны руководство ЕС и ЕЦБ разработали систему иерархии инвесторов, определённым категориям которых кипрские банки могут не возвращать всю сумму депозитов.

Таким образом, в условиях еврозоны, считает Б. Иришев, пока что не видим кардинальных способов и ясных перспектив выхода из долгового кризиса. Это значит, что судьба валютного объединения остаётся неопределённой. В результате возможными становятся варианты, когда те или иные страны, для того чтобы обрести эффективные инструменты ликвидации долгов путём манипуляций с курсом национальной валюты или за счёт усиления инфляции, предпочтут покинуть зону евро. Пока проблема суверенного долга не будет кардинальным образом разрешена, замечает автор, «…возможность выхода из валютного союза будет доминирующей: преимуществ оставаться членом Еврозоны будет меньше, нежели в случае выхода из неё, каким бы сложным и дорогим ни был этот путь» [2].

Весьма обстоятельно в работе проанализированы особенности монетарной политики, проводимой Европейским центральным банком. Как правильно отмечает автор, ЕЦБ в условиях долгового кризиса вынужден в последние годы фактически ослабить антиинфляционную составляющую своей политики и придерживаться обновлённой стратегии, учитывающей важность проблемы сохранения еврозоны и ЕС в целом. В соответствии с этой стратегией используется и определённый инструментарий денежно-кредитной политики. Речь прежде всего идёт о традиционном методе воздействия на денежную массу — ставке рефинансирования центрального банка, которая была существенно понижена с целью стимулирования экономического роста, финансовой поддержки банковской системы и для облегчения бремени государственного долга стран Еврозоны.

В том же направлении, как показывает автор, действуют и применяемые здесь нетрадиционные инструменты, к которым можно отнести операции ЕЦБ по прямому кредитованию коммерческих банков (в том числе и долгосрочному), а также реализация ряда программ по покупке долговых обязательств. Одна из таких программ, в частности, предполагает скупку государственных облигаций стран еврозоны, испытывающих финансовые затруднения, с целью недопущения скачкообразного роста процентных ставок по этим облигациям, что могло бы привести к усилению долгового кризиса. Согласно другой программе, коммерческим банкам предлагается для обмена на принадлежащие им государственные облигации казначейские бонды Центрального банка с привлекательными процентными ставками. Такой обмен имеет ряд благоприятных последствий: банки улучшают свой портфель ценных бумаг, что усиливает их устойчивость в условиях кризиса; снижается спекулятивный ажиотаж, связанный с долговыми проблемами соответствующих стран; обменные операции не сопровождаются увеличением денежной массы в обращении, то есть они имеют в определённой степени антиинфляционную направленность.

В работе подчеркивается, что проводимая денежно-кредитная политика, хотя и смягчает кризисную ситуацию, но пока не способна существенно улучшить обстановку, и, в частности, потому, что насыщение экономики деньгами не приводит к заметному экономическому росту из-за опасения инвесторов вкладывать деньги в развитие в условиях низкого спроса. В то же время остаются неясными отдалённые последствия сверхнасыщения денежного оборота ликвидностью: не породит ли оно в условиях грядущего выхода мировой экономики из кризиса и роста мирового потребительского спроса стремительный рост цен?

Автор, на наш взгляд, убедительно показал, что будущее Еврозоны и евро зависит не столько от совершенствования денежно-кредитной и финансовой политики, сколько от реформ по углублению интеграции, формированию системы более тесного взаимодействия и взаимопомощи в бюджетной и политической сфере стран-членов валютного объединения, что позволило бы трансформировать последнее в образование, функционирующее по типу федеративного государства.

Конечно, как и всякая значительная научная работа, книга Б. Иришева не свободна от некоторых недостатков. Так, неточно утверждение автора, что золотомонетный стандарт, оформленный в 1867 году на Парижской конференции, фактически означал появление первой мировой резервной валюты [3]. В это время мир перешёл к использованию золота в качестве единственного типа мировых денег, которые относятся к классу резервных валют. Однако это, на наш взгляд, не означает, что в предшествующий период не существовало мировых денег. В международных расчётах и ранее применялось не только золото, но и серебро. Следовательно, и то, и другое были тогда по существу резервными валютами.

Спорным является и положение о том, что для превращения национальных денег в международную резервную валюту необходимо, чтобы страна-эмитент, заняла «…позиции ведущего кредитора в мире» [4]. Всё-таки более важным условием этого превращения, как нам кажется, является способность страны быть ведущим мировым производителем и экспортёром товаров (а не являться мировым кредитором). Действительно, именно такое условие (при введении правила расчётов за поставки на экспорт в своей национальной валюте) позволяет обеспечивать высокий мировой спрос на эту валюту и стимулирует центральные банки других стран к её накоплению в государственных резервах.

Некоторым преувеличением, на наш взгляд, выглядит также замечание автора о том, что в известных межгосударственных организациях типа ОЭСР, «…сконцентрированы лучшие умы экономической науки планеты…». [5]

В целом же книга Б. Иришева является в высокой степени актуальным научным исследованием, где в доступной для широкого круга читателя форме сформулирован и обоснован ряд новых оригинальных теоретических положений, а также глубоко проанализирован опыт ЕС по использованию единой европейской валюты. Опыт, который, безусловно, следует учитывать, при решении проблем формирования и развития единого евразийского экономического пространства.

Бажан А.И., д.э.н.,
руководитель отдела экономических исследований Института Европы РАН.

Примечания

1. Москва, издательство «Весь мир», 2014.
2. Стр. 141.
3. Стр. 50.
4. Там же.
5. Стр. 300.

Другие рецензии на эту книгу