Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
Летние скидки

Восстание с четверенек. Pan или пропал: обезьяна и Апокалипсис

«Независимая газета» EX LIBRIS
№30, 12 августа 2004 г.
Анна Козлова

Если человек — общественное животное, то для какой же полосы эта рецензия, коли не для «Политики»?

Кто-то верит в Бога, сотворившего мир и всех зверей, кто-то гоняется за инопланетянами, а старая добрая макака стала банальной. Усмехнувшемуся: «Вы верите, что мы произошли от обезьяны?», отплатят тоже усмешкой. Как ни отрицай невыразимую близость с обезьянкой, как ни отбрыкивайся, есть она, и еще античный поэт Энний сетовал: похожа на нас эта безобразнейшая тварь!

Эволюция, увы, не поезд, идущий по расписанию и со всеми остановками, а лабиринт, где большая часть путей — тупики. Человек, по пессимистичному мнению кандидата исторических наук Л. Б. Вишняцкого, вовсе не венец творения, но резервная модель, по неизвестной причине уже несколько тысяч лет господствующая над природой.

Ведь даже посмотреть на человека: сколько лишнего, какое вопиющее несовершенство внутренних органов, какая уязвимость! И кажется временами, будто стоял он, необструганный, нелюбимый памятник в великой эволюционной мастерской, и кто-то вдруг украл его в темноте и вдохнул жизнь.

Термин «готовый человек» обронил Энгельс и был, как выясняется, не прав, потому что никакой человек не готовый, а всего лишь звено в цепи: отряд — приматы, подотряд обезьяны, секция — узконосые, надсемейство — гоминоиды, семейство — гоминиды, род человек, вид — разумный. Скакал он, а рядом — пещерный лев и Pan (так изящно звучит по-латыни шимпанзе), занимался брахиацией — висел в ветвях, и вдруг встал на ноги. До сих пор не вполне прояснена роль труда в процессе распрямления, но большинство современных биологов полагают, что само по себе хождение на двух ногах невыгодно! Самое ужасное в том, что восстание с четверенек ничего в лабиринте эволюции не проясняет, а только добавляет тумана. Почему одни обезьяны восстали, а другие нет, почему не развиваются шимпанзе, почему вымерли неандертальцы?

«Они, несомненно, обладали значительной физической силой, но красавцами их… назвать было бы трудно. Впрочем, иной неандерталец, одетый в современный костюм, побритый и подстриженный (лучше наголо), пожалуй, вполне органично смотрелся бы где-нибудь на Невском проспекте или на Бродвее в Нью-Йорке, и его появление там не вызвало бы особого ажиотажа». Здесь автора можно упрекнуть в пристрастности — уж слишком он подсуживает неандертальцам, которые, кстати, освоили Европу раньше самих гомо сапиенс, пришедших из Центральной Африки. Известно даже, что некоторое время люди сосуществовали с неандертальцами на европейской равнине и даже вступали в любовные отношения, отчего на свет появлялись так называемые «прогрессивные неандертальцы».

Возникает новый вопрос: а как же цепочка, ступени, поступательное шествие? Разве не считалось существо, чьи останки были обнаружены в Германии в месте Неандер, прачеловеком? Ученым удалось извлечь из неандертальских костей фрагменты ДНК. Их сопоставление с ДНК современных людей показало, что генетическая дистанция между неандертальцами и гомо сапиенс более чем в три раза превышает разницу между ныне существующими расами. А был ли предок?

Самый щекотливый момент теории эволюции обычно формулируют так: почему человек не меняется последние 40 тысяч лет?

Л. Б. Вишняцкий отвечает вполне иронично. Во-первых, история других видов гоминид знает и более длительные периоды стагнации, во-вторых, есть вероятность, что некоторые эволюционные факторы учеными попросту упущены, а в-третьих, не стоит беспокоиться. Грозящие человечеству в будущем экологические и технотронные катастрофы не оставляют времени для маневра…

Хотя подождем. Шанс на восстание остается всегда.

Другие рецензии на эту книгу