Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

Сталин и судьба Суоми. Финский взгляд

Александр Моисеев

Свою новую книгу известный финский историк, доктор политических наук, профессор современной истории в Университете Хельсинки Киммо Рентола посвятил исследованию роли, которую советский политический лидер И. В. Сталин сыграл в принятии решений правительства Советского Союза в отношении Финляндии. По признанию самого автора, в своей работе он прочно опирался на архивные документы и достижения современной исторической науки. Нужно отметить, что книга написана автором живым, ярким языком, талантливо переданным переводчиком на русский, что сделало ее интересной и доступной для самого широкого круга читателей. Ученый попытался по возможности максимально объективно, на основании документов и свидетельств оценить роль руководителя Советского государства в истории своей страны.

«Принадлежит ли Сталину рекорд по значимости решений, принимаемых одним человеком, для истории независимой Финляндии?» — задаётся вопросом Киммо Рентола. И сам же отвечает, что мало кого еще можно поставить с советским вождём в один ряд, кто бы нёс ответственность за аналогичную серию поступков, имевших столь же судьбоносные последствия: Сталин начал Зимнюю войну и закончил её; в 1944 году он решил заключить перемирие в «Войне-продолжении»; когда же в 1948 году пришло время выбирать, станет ли Финляндия одной из стран народной демократии или нет, он сначала решительно двинулся по этому пути, а потом притормозил, размышляет автор. Можно утверждать, что именно тогда и решалась судьба Финляндии: речь шла о характере всего общества, независимости государства, жизни и смерти его граждан. И это не какое-то красочное преувеличение, но суровая голая правда. В 1950–1951 годах на кону стояли серьёзные вещи, вопрос о войне и мире, но обсуждавшиеся тогда меры так и остались сценариями, которые не были опробованы в реальности.

Книга финского историка состоит из Введения и четырех глав: «1939–1940. Зимняя война», «1944. Мир», «1948. Захват?» и «1950–1951. Движение маятника». Кроме того, работа Киммо Рентолы содержит выражение признательности (всем, кто ему помогал и содействовал) и список использованной литературы.

Книга, действительно, ценна, прежде всего, тем, что базируется на множестве архивных материалов и на основе персональных свидетельств самих участников исследуемых автором исторических событий. Это видно и по длинному списку использованной литературы и источников.

В начале большой войны, пишет автор, Москва по идеологическим причинам серьезно недооценила прочность и силу как Запада, так и Германии, и переоценила эффективность собственной пропаганды, тогда как заграница даже не подозревала, что за государство возникнет из этих революционных устремлений. По словам Киммо Рентала, от разведки Сталин ожидал сырых материалов, чтобы анализировать их исключительно самому. «Не рассказывайте мне, что вы думаете, — повторял он, как говорят, своим разведчикам (используя явно сомнительный источник — А.М.), — дайте мне факты и источник!». Главным вопросом был вопрос о доверии к человеку, который стал источником информации. Требовалось знать имя агента и его куратора, поэтому их указывали на полях представлявшихся Сталину донесений.

Хотя степень доверия к источнику является важнейшим фактором, неразумно оценивать информацию лишь на ее основе. Так считает Киммо Рентола. И продолжает: надежность и обоснованность обычно оценивают по отдельности. Если исходить только из того, насколько можно доверять источнику, и при определении этого полагаться на мнение лишь одного человека, то что-нибудь легко оказывается вне поля зрения, и когда события развиваются в неблагоприятном направлении, риски растут. В свете донесений разведчиков и дипломатов риски на финском направлении казались незначительными. В Москве утверждали, что Советский Союз не стремится к войне с северным соседом. Сталин вряд ли придавал значение точным оценкам готовности финнов к обороне. По утверждению автора книги (у которого, возможно, найдутся оппоненты среди российских историков), предполагалось максимально быстро занять территорию всей страны и привести к власти правительство Отто Куусинена, провозглашенное в Териоках.

Сталину удалось осуществить не все из задуманного. Конечно, война завершилась подписанием мирного договора в Москве, в ночь на 13 марта 1940 года. Помимо потери части своей территории, Финляндию обязали построить железную дорогу до границы. Тем не менее, как отмечает К.Рентола, победа была неполной, горькой и досталась дорогой ценой — и с точки зрения репутационных, и с точки зрения людских потерь. В изданном в 1990-х годах официальном отчете говорится, что наиболее правдоподобная оценка советских потерь в живой силе — 126 875 человек, то есть, за 105 дней войны намного больше, чем за десять лет в Афганистане (Рентола цитирует статистическое исследование российского автора Г. Ф. Кривошеева о потерях вооруженных сил, опубликованное Воениздатом в 1993 году. — А.М). Финнов погибло 26 662 человека. Возможно, единственной пропагандистской победой советской стороны в Зимней войне стало то, что обнародованная Молотовым в апреле оценка потерь финнов (48 тысяч), часто приводится в иностранных исследованиях как реальная. «С учетом общей численности населения потери Финляндии, разумеется, были значительно тяжелее», — делает вывод Киммо Рентола.

Какие выводы после войны с Финляндии сделал Сталин? Автор книги цитирует слова «отца народов» по дневниковой записи Генерального секретаря Исполкома Коминтерна Георгий Димитрова: «Мировая революция как единый акт — глупость. Она происходит в различное время в различных странах. Действия Красной Армии — это также дело мировой революции… Мы не хотим территории Финляндии. Единственное, что требуется от Финляндии, — чтобы она была дружественной Советскому Союзу державой».

Как отмечает К.Рентола, Молотов, подписавший мирный договор с Финляндией, до конца жизни помнил о войне, которая увековечила его имя в названии инновационного боеприпаса в виде бутылки («коктейль Молотова»). По мнению бывшего советского наркома иностранных дел, отказ от подчинения Финляндии и присоединения её к Советскому Союзу был «разумным» поступком, позволившим избежать дополнительных проблем.

Много строк в книге автор уделяет политике ведущих западных стран, прежде всего, — Англии и Франции, которые, как известно, в начале 1940-х годов делали всё возможное, чтобы направить агрессию гитлеровской Германии против СССР. В первых числах марта 1940 года правительство Финляндии на мгновение вышло на сцену истории, полагает К.Рентола. И если бы оно официально попросило Запад о помощи, тем более, если бы западные державы начали масштабные боевые действия против Советского Союза, история мира могла пойти иным путем. Здесь есть повод для размышления каждому, кто задумывается о роли случайности и сиюминутных обстоятельств в международных отношениях и во всемирной истории, считает историк. Однако руководители Финляндии предпочли ограничиться выходом из войны, поскольку этот вариант стал возможен благодаря вооруженному сопротивлению их народа. Один из базовых мифов нынешней Финляндии — борьба один на один против великой державы. Но борьба велась не в одиночку. К.Рентола утверждает, что угроза со стороны Запада оказала решающее влияние на Сталина, да и материальная помощь Швеции была значительной, убежден автор книги.

Ведущий шведский эксперт по Финляндии Кристер Вальбек в своей книге, ставшей последней, наметил всемирно-историческую кривую долговременных последствий Зимней войны, отмечает Киммо Рентола. Без Зимней войны и без западных планов помощи не произошло бы внезапного вторжения Германии в Данию и Норвегию 9 апреля 1940 года. А без опыта немецкой оккупации и пяти лет борьбы Норвегии за свободу в союзе с Западом эти две страны не получили бы западной поддержки весной 1948 года, когда они были напуганы действиями СССР и опасались новых неожиданностей с его стороны. Это было началом процесса, который годом позднее привел к созданию НАТО. В дополнение к людским и прочим потерям «Сталину пришлось заплатить высокую цену за Выборг и Карелию». Таков вывод финского историка с ссылкой на шведского эксперта.

С другой стороны, по мнению Рентолы Сталин умел слушать и учить уроки. После Зимней войны укрепилось положение профессиональных военных. Тех, кто получил повышение благодаря политической преданности, убрали подальше от военного руководства. Сталин осознал, что его многолетняя опора, Ворошилов, — «хороший человек, но воевать не умеет». И он был лишен своего поста наркома обороны, а вместо него был назначен маршал Тимошенко. Подобной же оценки удостоился и Мехлис, лишившийся должности начальника политуправления Красной Армии. Так, ссылаясь на «Воспоминания» Н. С. Хрущева, Рентола отмечает, что однажды у себя на даче Сталин настолько язвительно критиковал Ворошилова за Зимнюю войну, что, в конце концов тот вскочил с красным лицом, разбил вдребезги тарелку и крикнул: «Ты виноват в этом. Ты истребил военные кадры». Хрущёв никогда не видел ничего подобного.

Опыт Зимней войны решительным образом повлиял на отношения Финляндии с СССР как в ближайшей, так и в достаточно отдалённой перспективе, считает автор книги. Ясно, что гладкое и по большей части одобрявшееся общественным мнением следование Финляндии в русле политики Германии и присоединение к нападению последней на Советский Союз летом 1941 года определялись, прежде всего, итогами военных действий 1939–1940 годов. Это отражено уже в финских названиях нового конфликта: сначала «Летняя», а потом, когда справиться за лето не получилось, — «Война-продолжение». Влияние Зимней войны продолжало долго сказываться и после 1944 года. У финнов от неё осталась вера в себя, помогавшая иметь дело с более сильным соседом.

С советской стороны, продолжает размышлять финский историк, военное руководство пришло к выводу, что упорное сопротивление Финляндии явилось своеобразной аномалией, исключением, и такая оценка сохранилась надолго. Важнее был взгляд политического руководства. Как ни парадоксально, modus vivendi, сложившийся в послевоенных советско-финляндских отношениях, во многом основывался на уважении, которое финны заслужили в ходе Зимней войны. В процессе этих взаимоотношений о ней едва ли упоминали, но всегда помнили. Проявленная в дни войны стойкость стала надёжным фундаментом дружбы, делает вывод историк.

Впервые встретившись после войны с представителем Финляндии в октябре 1945 года, Сталин вспомнил о том, что он в молодости видел из окна поезда, когда проезжал по Финляндии — один раз в ноябре и один раз в декабре. Вспомнил и об опыте Зимней войны, хотя и не без обиды: «…вы живёте чёрт знает где… Живёте на болотах и в лесах и, несмотря на это, построили своё государство. Вы упорно сражались за ваше государство»…

Киммо Рентола считает, что последние пятнадцать «сталинских» лет были эпохой крайностей в отношениях между Финляндией и Советским Союзом. Этот опыт как таковой нельзя примерить к иным временам и обстоятельствам. Но он оставил глубокий след, который заметен до сих пор.

Конечно, в книге финского автора есть и свои противоречия, и некоторые сомнительные ссылки на ненадёжных авторов. Однако, книга написана опытным и искренним ученым. И во многом она выражает довольно объективную позицию на историю отношений наших двух государств. Эту позицию нам полезно знать, чтобы укреплять взаимное доверие и дружественные, добрососедские отношения между Москвой и Хельсинки.

В конце своей работы Киммо Рентола отмечает: «Выход в свет книги „Сталин и судьба Финляндии“ на русском языке имеет для меня очень большое значение, и я с нетерпением стану ждать откликов читателей». Что ж, будем считать эти заметки о книге финского историка первым откликом на его книгу.

Справка

Несколько слов об авторе. Киммо Рентола родился в 1953 году в Финляндии. Он доктор политических наук, с 2014 года — профессор современной истории в Университете Хельсинки, а до этого работал профессором Университета в Турку (2006–2014). Рентола специализируется на изучении истории холодной войны, отношений между Финляндией и Советским Союзом, а также занимается проблематикой коммунистического движения в Финляндии и Скандинавии. Он автор четырех монографий и большого количества статей в научных журналах, соавтор ряда коллективных работ, составитель нескольких сборников архивных документов, в том числе совместно с российскими учеными. Книга «Сталин и судьба Финляндии» вышла на финском языке в 2016 году, а в 2017 получила престижную премию фонда Лаури Янти как лучшая книга в области литературы нон-фикшн. Киммо Рентола — один из учредителей международной неправительственной организации «Историки без границ», созданной в 2015 году, активно участвует в диалоге с российскими исследователями.

Сталин и судьба Финляндии
Новинка
Киммо Рентола
Пер. с фин.
2019 г.
500 Р
375 Р
Другие рецензии на эту книгу