Научное издательство по общественным и гуманитарным наукам
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

Стратегическая стабильность – оружие и дипломатия

Александр Моисеев

Как отмечают издатели, монография Алексея Арбатова посвящена самым важным вопросам нашей жизни – предотвращению ядерной войны, обеспечению международной безопасности, договорам по ограничению ядерных вооружений. Научная и практическая деятельность автора в этой сфере насчитывает почти полвека. В книгу вошли наиболее актуальные авторские статьи, главы и интервью последнего десятилетия, затрагивающие важнейшие и взаимосвязанные ракурсы указанной тематики, а также воспоминания о своих родных и близких.

В качестве эпиграфа к своей книге, или точнее, научной монографии с элементами воспоминаний, Алексей Арбатов взял две строки поэта Андрея Вознесенского:

«Всё возвращается на круги свои.
Только вращаются круги сии…»

Если говорить конкретнее, книга Алексея Арбатова состоит из Предисловия и шести крупным частей: «Ядерное сдерживание и гонка вооружений», «Сокращение и ограничение вооружений», «Нераспространение ядерного оружия», «Внутренние истоки внешней безопасности», «Между тем… (избранные интервью)», «Немного о личном» и Заключения.

Все части разбиты почти на 40 подглавок, каждая из которых читается с интересом. Конечно, как и можно было предположить, большая часть содержания книги посвящена темам гонке вооружений, ядерной безопасности и ядерного сдерживания, а также его трансформации, ограничения вооружений, ядерного разоружения, мифам о выживании в ядерной войне и необходимости срочно приступить к переговорам о новом СНВ, (что, к счастью, при президенте США Джо Байдене и происходит в последнее время в интересах всего человечества. И скорее всего Москва и Вашингтон готовы продлить Договор СНВ-3 еще на пять лет. Предстоят переговоры — А.М.)…

«У меня всю жизнь в основном был один и тот же жанр, признается Арбатов, это — научные исследования в сфере международной безопасности, гонки вооружений и их ограничения, — кстати, отмечает автор в части шестой своей работы «Немного о личном». Там же можно прочитать его сокровенные воспоминания «Лучший отец и лучший друг» и «Мой старший брат»…

Что ещё можно сказать об авторе книги? Алексей Георгиевич Арбатов — действительный член Российской академии наук (РАН), доктор исторических наук, член Научного совета при МИД России. Родился 17 января 1951 года в Москве. В 1973 он закончил МГИМО МИД СССР. С 1976 года по настоящее время работает Национальном исследовательском Институте мировой экономики и международных отношений им. Е. М. Примакова (ИМЭМО). Руководит там Центром международной безопасности. Алексей Арбатов имеет широкое признание в России и за рубежом как один из ведущих специалистов в области международной безопасности и контроля над вооружениями, говорят о нём коллеги.

А еще, утверждают коллеги, Арбатов «разоружение в науку превратил». Алексей Георгиевич — автор 8 книг и сотен статей, изданных в нашей стране и за ее рубежами, он ответственный редактор и автор глав многих коллективных монографий.

Академик РАН, президент ИМЭМО РАН, доктор экономических наук Александр Дынкин назвал Алексея Арбатова одним из лучших, если не лучшим в России гражданским специалистом в области контроля над вооружениями…

В свою очередь, директор ИМЭМО РАН Фёдор Войтоловский сказал об Арбатове еще точнее: «Академик Арбатов не только глубокий аналитик, но и человек с гражданской позицией, которая основана на двух составляющих — на его искреннем патриотизме и на глубокой убежденности в ценности поддержания международного мира, в первую очередь, между ядерными державами»…

Как пишет автор монографии Арбатов, его труд посвящен самому важному вопросу нашей жизни: предотвращению ядерной войны, обеспечению международной безопасности, договорам по ограничению. Для большинства людей такие проблемы не присутствуют в обыденной жизни, что естественно и вполне объяснимо. И хорошо, когда так (лишь бы государственные деятели и специалисты не забывали о делах такого рода). Ибо когда эти сюжеты вторгаются в центр всеобщего внимания, значит — дело плохо. При всей важности других забот в жизни отдельного человека, каждого народа и всего человечества, ни одна из них в такой же мере, столь же стремительно и непоправимо не может решить судьбу современной цивилизации, как угроза. Подспудно эти вопросы влияют и на повседневную жизнь людей. …Современные вооружения, отмечает Алексей Георгиевич, стоят огромных денег, которых простой человек не только не способен заработать за всю свою жизнь, но даже не может вообразить. Почти каждый день в теленовостях показывают грозные боевые корабли, ракеты, самолеты и масштабные военные учения. А буквально в следующей передаче обращаются к телезрителям с просьбой помочь деньгами (кто сколько может) на лечение за рубежом несчастных больных детей, которым не в силах помочь отечественная медицина. Трудно отделаться от мысли, что всех этих малышей можно было бы спасти, отменив строительство хотя бы одного ракетного крейсера или сверхзвукового бомбардировщика…

Понятно, что в современном мире не обойтись без надежной обороны, размышляет Арбатов. Но также несомненно, что, помимо военной мощи, есть и другие измерения статуса современной великой державы. В поисках патриотических традиционных ценностей не слишком вдумчивые политики и пропагандисты любят цитировать поговорку государя Александра Третьего о том, что у России есть только два союзника: армия и флот. Но в силу избирательной исторической памяти они забывают, что пару десятилетий спустя в условиях общенационального коллапса именно эти два «союзника» смели с лица земли российскую монархию, империю и православную церковь…

По мнению автора, затронутые в книге темы исключительно сложны и находятся на стыке внешней политики, стратегической науки, военной техники и международного права, да к тому же обращены как в историю, так и в обозримое будущее. Подчас восприятие таких сюжетов требует определенной профессиональной подготовки, поскольку в книге не излагаются азбучные технические истины и не используются пропагандистские клише. Поэтому в монографию включен раздел избранных авторских интервью с блестящими российскими журналистами, которые сумели популярно осветить непростые военно-политические материи.

Как отмечает сам автор, он никогда не писал мемуаров и, видимо, (по его признанию) уже не напишет, в связи с чем в книгу включен небольшой раздел личного характера. В нем содержатся воспоминания о самых близких и, увы, уже ушедших людях, с которыми связаны незабываемые эпизоды жизни самого автора. Представленный в книге анализ Алексея Арбатова опирается на работы последнего десятилетия, специальные примечания содержат некоторые поправки цифр, фактов и названий организаций и систем оружия. Однако существо проблем за это время практически не изменилось, а главные идеи и положения автора не потребовали пересмотра. Дело в том, что в сфере контроля над вооружениями после заключения в 2010 года Договора СНВ-3 имел место глубокий и небывало долгий застой.

Исследование вопросов стратегической стабильности и контроля над вооружениями представляет собой сферу общественной науки, более других приближенную к точным и естественным знаниям, поскольку должна обязательно включать их в свои предпосылки и выводы.

Как всегда, наличие науки дает стимул развитию теорий лженауки как в России, так и за рубежом. К таковым относятся популярные в последнее время концепции упразднения контроля над вооружениями и замены его суррогатами в виде многосторонних дискуссий общего характера о стратегической стабильности и предсказуемости. Другое направление — полный отказ от договоров с целью беспрепятственного развития средств и планов ведения ядерной войны в качестве более надежной основы безопасности своего государства. Критический анализ обоих направлений занимает изрядное место в данной монографии.

Международные дискуссии на официальных и экспертных форумах по проблемам стратегической стабильности, военным доктринам, созданию для процесса разоружения благоприятной политической среды весьма полезны. Главное, чтобы они не служили самообману и не считались альтернативой практическим межгосударственным переговорам по ограничению, сокращению и запрещению конкретных вооружений. Такой процесс, как и в прошлом, может в будущем позаимствовать немало ценных идей и предложений от неофициальных экспертных контактов. В этом плане позиция автора вполне согласуется с мнением ответственного за дела разоружения замминистра иностранных дел Сергея Рябкова, который призывает к заключению предметных соглашений в данной области.

Как утверждает автор, термин «гонка вооружений» — это не научное понятие, а скорее художественный образ, хотя, как и в годы холодной войны, в последние несколько лет он все чаще используется в политическом дискурсе в России и за рубежом. При этом на Западе он исключительно означает «соперничество, соревнование» («arms race»), а в России, помимо этого, еще со времен советской пропаганды используется в смысле одностороннего наращивания вооружений со стороны США/НАТО (т. е. «гонка» по аналогии, скажем, с производством самогона). Так или иначе ключевой элемент официальной позиции Москвы по этому поводу состоит в том, что, принимая ответные меры по нейтрализации внешних угроз, Россия не будет втягиваться в гонку вооружений. Эта идея с тех пор высказывалась неоднократно, и уже в январе 2019 года Владимир Путин говорил: «Разумеется, мы не собираемся закрывать глаза на развертывание американских ракет, которые представляют прямую угрозу для нашей безопасности. Вынуждены будем принимать эффективные ответные меры. Однако Россия, как ответственная и здравомыслящая страна, не заинтересована в новой гонке вооружений».

…Последний кризис холодной войны произошел осенью 1983 г., причем тоже из-за динамики ядерного сдерживания: развертывания новых ракет средней дальности России, а в ответ и аналогичных ракет США и провала переговоров по ограничению ядерных вооружений. Вывод очевиден: международные конфликты на фоне неограниченной гонки ядерных вооружений периодически подводят мир к грани ядерного Армагеддона. А в условиях процесса и режимов контроля над вооружениями — нет.

После 2010 года (заключение Пражского Договора СНВ) в процессе и системе разоружения происходила явная стагнация, а затем начался распад. Ныне впервые за более чем полвека переговоров и соглашений по ядерному оружию (после Договора 1963 года) мир оказался перед перспективой потери уже в ближайшее время договорно правового контроля над этим самым разрушительным оружием в истории человечества.

Таким образом, США и Россия стоят на пороге новой масштабной гонки вооружений, причем, в отличие от периода холодной войны, эта ракетно-ядерная гонка будет дополнена соперничеством по наступательным и оборонительным стратегическим вооружениям в неядерном оснащении, а также развитием космического оружия и средств кибервойны. США впервые в их истории забили тревогу по поводу своей возникшей уязвимости для ударов высокоточного обычного оружия из-за океанов, о чем было однозначно сказано в их новой ядерной доктрине. В известном смысле такой же поворот может произойти с новейшими гиперзвуковыми ракетно-планирующими системами. Выдвинув концепцию «Быстрого конвенционального глобального удара», США поначалу (в 2010—2011 гг.) как будто опередили Россию. Но уже в 2017—2018 гг. Россия вырвалась вперед на этом треке военно- технического соперничества. Впрочем, объективности ради, нужно отметить, что и Советский Союз имел опыт такого рода. Запуск первого искусственного спутника Земли в 1957 году продемонстрировал советское первенство в создании межконтинентальных ракет, лишил США традиционной неуязвимости и сделал первый шаг к достижению стратегического паритета полтора десятилетия спустя. Но безудержная бравада советского лидера Никиты Хрущева (в том числе с трибуны ООН) в духе: «Мы печем ракеты, как сосиски» и «Мы вас закопаем» — возымела обратный эффект. Широкая кампания о «ракетном отставании» от СССР побудила пришедшую к власти администрацию президента Джона Кеннеди начать форсированное наращивание ракетно-ядерных сил. А Советскому Союзу с огромными затратами удалось выровнять стратегический баланс лишь в начале 1970 х годов…

Но так уж устроен человек со всеми своими недостатками и слабостями. Как только почувствует некое преимущество над противником, сразу начинает бахвалиться и посылать сигналы о своем превосходстве, подстегивая тем самым к наращиванию сил противодействующей стороны. Однако, бахвальство никогда ни к чему хорошему не приводило. А всякое действие всегда равно противодействию.

Лишь последовательные и поэтапные меры разоружения параллельно с позитивными изменениями международной политической и стратегической среды способны укрепить всеобщую безопасность. А сформулировать обновленные принципы стабильности можно только в контексте предметных переговоров об ограничении, сокращении и запрещении относящихся к делу вооружений. Прежде всего нужно, чтобы спасение контроля над вооружениями было признано приоритетом международных отношений, а не просто одним из вопросов, обсуждаемых на полях саммитов. Как считает автор книги, первоочередные задачи — спасение Договора РСМД все еще возможно — на основе новых мер проверки, которые устранят взаимные подозрения. Затем — соглашение о продлении Договора СНВ-3 после 2021 года и срочное возобновление переговоров по следующему договору СНВ. Возможно, когда-нибудь великие державы построят для своей безопасности более достойный фундамент, нежели готовность за несколько часов убить сотни миллионов граждан друг друга и разрушить все построенное за последнее тысячелетие. Но до тех пор — спасение и модернизация системы контроля над ядерным оружием должно придать взаимному ядерному сдерживанию четкий и ясный регламент и устойчивость в качестве одной из опор международной безопасности. Это позволит хотя бы отодвинуть стрелку «часов судного дня» на несколько делений от наступления ночи нашей цивилизации.

Самый главный урок истории разоружения, убеждает Алексей Арботов, — создавать договоры по разоружению очень трудно, а ломать легко. Но отказ от договоров в этой сфере никогда не укреплял безопасность государств, но всегда ослаблял ее. Во втором десятилетии XXI века в силу внутри и внешнеполитических причин Россия и Запад вступили в этап беспрецедентного с худших времен холодной войны обострения напряженности и вступили в новый цикл гонки вооружений.

К этому этапу конфронтации стороны пришли в условиях изменившегося миропорядка, инновационных военных технологий и с новым поколением политиков и специалистов.

Необходим глубокий пересмотр отношений России с США и их союзниками, заключает Арбатов. А это требует непредвзятого учета прежних ошибок и существенного изменения внешней политики обеих сторон. Все это выходит далеко за рамки противоракетных отношений Москвы и Вашингтона — при всем их значении и сложности. И в конечном итоге это имеет гораздо большую важность для судеб России и всего остального мира.