Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
«День Финляндии» на Флаконе

Введение - Очерки евразийской интеграции

Очерки евразийской интеграции
Чуфрин Г.И.
2013 г.
150 Р

Всему свое время, и время всякой вещи под небом:
...время разбрасывать камни и время собирать камни...
Екклесиаст. Гл. 3

На рубеже 1980х и 1990х гг. в результате длительного накопления в советском обществе большого количества серьезных экономических, социальных, национальных и политических противоречий и проблем произошла, пользуясь определением В. Путина, «крупнейшая геополитическая катастрофа века» — распад Советского Союза.

На территории еще недавно единой державы возникло полтора десятка новых государств, перед которыми буквально на следующий день после провозглашения политической независимости во весь рост встали серьезные проблемы экономического выживания и развития, обеспечения социальных потребностей общества и недопущения политического хаоса.

При этом стартовые экономические условия вхождения в новую жизнь у бывших советских республик, а отныне суверенных государств, оказались весьма различными — и в отношении обеспеченности сырьевыми ресурсами, включая топливно-энергетические, и в отношении продовольственной базы, и в отношении степени развитости национальной обрабатывающей промышленности, и, наконец, относительно развитости хозяйственных связей с внешним миром. Оптимальным поэтому представлялось нахождение взаимоприемлемой и взаимовыгодной модели межгосударственных связей новых независимых государств, согласно которой наряду с признанием принципиально новых политических реальностей на постсоветском пространстве были бы максимально сохранены (а в дальнейшем — развиты) позитивные результаты длительного экономического взаимодействия и взаимодополняемости в рамках единого народнохозяйственного комплекса СССР.

Пытаясь выработать уже на начальном этапе своего постсоветского существования сколько-нибудь адекватные ответы на эти вызовы, большинство бывших советских республик объединились в Содружество Независимых Государств (СНГ), которое должно было стать формой сохранения единства в новых условиях, но будучи весьма аморфным в юридическом отношении, свое предназначение так и не выполнило.

Более того, как отмечал акад. Е. Примаков, те лица — Б. Ельцин, Л. Кравчук и С. Шушкевич, — которые подписали соглашение о создании СНГ в один день с Беловежским соглашением о ликвидации СССР (8 декабря 1991 г.), преследовали совершенно иные цели, а именно «с одной стороны, выработать цивилизованную форму развода, а с другой — притупить сопротивление тех, кто не хотел расторжения Договора 1922 года о создании СССР, — не просто, мол, ликвидировали Советский Союз, а нашли ему замену в виде СНГ» [1].

К тому же вслед за ликвидацией СССР существенно обострились проблемы сепаратизма и взаимные территориальные споры на постсоветском пространстве, что приводило к серьезным конфликтам вплоть до открытых вооруженных столкновений и даже войн в целом ряде постсоветских стран, в том числе и в России.

Поэтому вполне объяснима безуспешность в 1990-е гг. практически любых попыток поддержания тесных межгосударственных связей, включая экономические, на постсоветском пространстве. Так, не был выполнен подписанный в 1993 г. Договор о создании экономического союза, который предполагал последовательное прохождение через этапы создания зоны свободной торговли, таможенного, платежного и валютного союза и формирование общего рынка товаров, услуг и капиталов.

Не удалось согласовать вопрос образования Центрального совета экономического сотрудничества, не было выполнено соглашение, подписанное главами Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Молдавии, России и Узбекистана о сохранении рубля в качестве единой валюты и о принципах создания общего Центробанка. В военной области не удалось согласовать план создания общих вооруженных сил, и был упразднен пост главнокомандующего вооруженными силами [2].

Эффективность СНГ была минимальной уже при его создании, а с годами стала все более угасающей. Изначально не обладая наднациональными полномочиями, эта организация стала, по существу, всего лишь переговорной площадкой, да к тому же с фактически сужающимся составом участников. Так, Узбекистан заметно снизил свою заинтересованность в деятельности СНГ и в тех его проектах, к которым ранее проявлял интерес (как, например, Евразийское экономическое сообщество). Туркмения подчеркнуто ограничивала свое участие в СНГ статусом ассоциированного члена, а Грузия после событий на Кавказе в августе 2008 г. и вовсе из него вышла. Что же касается остальных участников СНГ, то принимаемые ими решения носили фактически характер не обязательных к исполнению рекомендаций, да и никаких механизмов по контролю за их исполнением не было предусмотрено.

Лишь в начале первого десятилетия нового столетия центробежные тенденции на постсоветском пространстве стали сменяться центростремительными. Начали восстанавливаться и укрепляться двусторонние связи между постсоветскими государствами в сферах экономики, политики, международной и региональной безопасности.

Начавшийся процесс восстановления связей первоначально в меньшей степени коснулся развития отношений между ними в многостороннем формате, хотя и здесь знаковыми событиями стали создание таких организаций, как Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) в 2000 г. в составе России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана (а также Узбекистана в 2006–2008 гг.) или Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в 2003 г., объединившей те же страны (Узбекистан — до 2012 г.) и Армению. Их появление означало, что наряду с дальнейшим развитием двусторонних связей между постсоветскими странами все большую актуальность стала приобретать задача становления и углубления реального многостороннего делового сотрудничества.

В частности, объективная потребность целого ряда новых независимых государств в укреплении межгосударственного экономического сотрудничества на многосторонней основе была в значительной степени продиктована сохранявшейся нестабильностью в мировой экономике, так и не преодолевшей разрушительные последствия глобального кризиса 2008–2009 гг., и необходимостью коллективными усилиями противостоять угрозе спада внутреннего производства и снижению экспортных доходов в результате возникновения новой волны мирового кризиса, в том числе в международной финансовой сфере. Международная финансовая ситуация стала к тому же серьезно усугубляться острейшим кризисом еврозоны, чреватым ее распадом.

На позицию постсоветских стран в Центрально-Азиатском регионе (ЦАР) помимо вышеуказанных причин явно оказывал влияние и меняющийся баланс сил в экономике ЦАР в пользу Китая, что создавало определенные угрозы и вызовы их национальному суверенитету. И не случайно вслед за Казахстаном, выступившим в пользу укрепления тесного экономического сотрудничества и интеграции между постсоветскими государствами еще в марте 1994 г., стали проявлять повышенный интерес к перспективам экономической интеграции на постсоветском пространстве и некоторые другие страны ЦАР (Киргизия, Таджикистан).

Стремление к укреплению многостороннего экономического сотрудничества вплоть до интеграции было обусловлено не только сугубо экономическими причинами. Имела значение вся совокупность факторов, в том числе политического характера, повлиявших на стратегический выбор ряда постсоветских стран. Речь, в частности, шла о необходимости проведения согласованной политики по вопросам миграции трудового населения, оказания содействия своим соседям по снижению уровня социальной напряженности, явно обострившейся в ряде постсоветских стран, и преодолению ее последствий. Все более актуальной становилась необходимость координации действий и укрепления сотрудничества на межгосударственном уровне при решении таких транснациональных проблем, как контроль над водными ресурсами и их использование или борьба с ухудшением состояния окружающей среды.

Анализируя ход этих процессов в статье, опубликованной 3 октября 2011 г. в газете «Известия», В. Путин, занимавший тогда пост председателя правительства Российской Федерации, не только дал оценку уже проделанной работе по осуществлению многоуровневой и разноскоростной интеграции на постсоветском пространстве в предыдущие годы, но и изложил основные стратегические принципы дальнейшего развития этого проекта, который, по его словам, должен быть понятным и привлекательным для граждан и бизнеса, устойчивым и долгосрочным, не зависящим от перепадов текущей политической и любой иной конъюнктуры [3]. Начало формирования отношений тесного экономического сотрудничества между Россией, Белоруссией и Казахстаном, напомнил он, было положено в 2010 г. созданием Таможенного союза (ТС) и должно быть продолжено образованием Единого экономического пространства (ЕЭП) между этими странами. Следующим, более высоким уровнем интеграции между ними должно стать, подчеркивал В. Путин, создание Евразийского союза — «мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной „связки“ между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом». «В том числе это означает, — писал он, — что на базе Таможенного союза и ЕЭП необходимо перейти к более тесной координации экономической и валютной политики, создать полноценный экономический союз. Сложение природных ресурсов, капиталов, сильного человеческого потенциала позволит Евразийскому союзу быть конкурентоспособным в индустриальной и технологической гонке, в соревновании за инвесторов, за создание новых рабочих мест и передовых производств. И наряду с другими ключевыми игроками и региональными структурами — такими как ЕС, США, Китай, АТЭС — обеспечить устойчивость глобального развития» [4].

Статья В. Путина была опубликована вскоре после объявления о его планах баллотироваться на очередных выборах на должность Президента России. И несомненно, идеи, высказанные в этой статье, явились частью его предвыборной платформы. Однако гораздо более важное значение упомянутой статьи В. Путина состояло в том, что в ней, по существу, фиксировалось достижение водораздела между политикой и практикой размежевания на постсоветском пространстве на протяжении первых двух десятилетий после распада СССР и указывалось на переход к активизации межгосударственного сотрудничества между заинтересованными странами.

Разумеется, позиция, которую заняла Россия в этой связи, была сформирована в соответствии с долгосрочными, стратегическими задачами ее собственного национального развития, как экономического, так и политического характера. Однако при этом подчеркивалось, что хотя достижение успеха на этом направлении отвечало национальным интересам самой России, она, выступая за экономическую интеграцию на постсоветском пространстве, была намерена руководствоваться не только своими интересами, но и выразила готовность максимально учитывать заинтересованность своих потенциальных партнеров из числа постсоветских государств в развитии отношений хозяйственного сотрудничества и интеграции.

Активным сторонником интеграционных процессов на постсоветском пространстве в тесной кооперации с Россией, несомненно, является Казахстан, который свой стратегический выбор как суверенного, независимого государства видит в дальнейшем развитии и углублении взаимодействия с ней, в том числе и по вопросам хозяйственного сотрудничества. Более того, на протяжении всего постсоветского периода Президент Казахстана Н. Назарбаев неоднократно выступал в пользу развития тесного экономического сотрудничества между постсоветскими государствами, предлагая для этих целей различные проекты. В частности, еще в марте 1994 г. он выступил с идеей создания Евразийского союза на базе государств СНГ. Его авторству принадлежит целый ряд и других интеграционных инициатив — от проекта полномасштабного Договора о едином экономическом пространстве СНГ (1998) до создания единой валюты для расчетов между участниками Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в состав которой, как известно, наряду с рядом постсоветских государств (Россией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Узбекистаном) входит также Китай (2009).

В октябре 2011 г. Н. Назарбаев вслед за В. Путиным выступил на страницах газеты «Известия» со статьей, в которой подтвердил свою верность идеалам интеграции на постсоветском пространстве, продолжив развитие и конкретизацию ряда аспектов ранее уже выдвигавшихся им предложений по этим вопросам [5].

При этом он акцентировал внимание на необходимости в центр интеграционной активности на постсоветском пространстве поставить задачи экономического сотрудничества и экономического прагматизма. Интеграционные объединения постсоветских стран — ТС, ЕЭП, Евразийский союз — должны базироваться на принципах равенства, невмешательства во внутренние дела друг друга, уважения суверенитета и неприкосновенности государственных границ. Создаваемые наднациональные органы управления этими объединениями должны действовать на основе консенсуса, с учетом интересов каждой страны-участницы, обладая четкими и реальными полномочиями. Но это никоим образом, подчеркивал Н. Назарбаев, не предполагает передачу политического суверенитета.

В пользу интенсивного развития многосторонних торгово-экономических и инвестиционных отношений с Россией, носящих интеграционный характер, выступила и Белоруссия, являющаяся крупнейшим (вслед за Украиной) торгово-экономическим партнером России на постсоветском пространстве и, кроме того, соучредителем Союзного государства с Россией.

Мотивируя свою поддержку идее экономической интеграции с Россией, а также с Казахстаном, в частности, путем создания с ними Таможенного союза, Президент Белоруссии А. Лукашенко заявил еще в конце ноября 2009 г., что участие в ТС должно обеспечить его членам повышение эффективности и конкурентоспособности национальных экономик и в конечном счете привести к улучшению благосостояния населения. Он отметил также, что «сложная экономическая ситуация, вызванная мировым кризисом, является не только испытанием для экономик каждого из государств — членов ТС, но должна стать стимулом для углубления сотрудничества внутри ЕврАзЭС. Конкретным проявлением этого и является создаваемый Таможенный союз» [6].

В октябре 2011 г. А. Лукашенко развил свои взгляды на перспективы экономической интеграции с Россией и Казахстаном, опубликовав, так же как это сделали В. Путин и Н. Назарбаев, статью по этой тематике в газете «Известия».

Основные тезисы его позиции сводились, во-первых, к безусловному признанию того, что для Белоруссии необходимость проведения «глубокой и продуктивной» интеграции «с наиболее близкими соседями была, есть и будет естественным путем развития» [7]. Во-вторых, им подчеркивалось, что курс на такую интеграцию был одобрен абсолютным большинством населения страны в результате двух референдумов, состоявшихся еще в первой половине 1990х гг. В свою очередь, это открыло путь к созданию Союзного государства Белоруссии и России, ставшего, по мнению А. Лукашенко, «катализатором и масштабной лабораторией глубокой интеграции». В частности, это позволило России и Белоруссии «расширить рамки интеграции от экономики до социальных и даже отчасти политических вопросов» [8], а также использовать интеграционные наработки в рамках Союзного государства в более широком масштабе, в том числе при создании договорно-правовой базы Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. В-третьих, в своей статье А. Лукашенко одновременно обратился и к проблематике соблюдения принципов равноправия и взаимной выгоды в создаваемых этими странами интеграционных объединениях, подчеркнув, что «только равенство партнеров, в том числе равенство условий хозяйствования с равным доступом к единой энергетической и транспортной системе, позволит создать надежную основу для нашего союза» [9].

* * *

В задачи данного исследования процессов экономической интеграции, идущих на постсоветском пространстве, входит рассмотрение: (а) объективных причин и мотивов, вызвавших их активизацию в последние годы; (б) проблем и трудностей, стоящих на путях реализации интеграционных инициатив; (в) ожидаемых и реальных результатов интеграционных проектов, а также (г) дальнейших перспектив постсоветской интеграции.

В российской и зарубежной литературе этим вопросам уделяется все возрастающее внимание, что не удивительно, ибо успех либо провал предпринимаемых ныне Россией, Белоруссией и Казахстаном интеграционных проектов, несомненно, будет иметь самые серьезные геополитические и геоэкономические последствия. Поэтому идущая полемика между отечественными и зарубежными исследователями этой проблематики вполне ожидаемо носит предельно острый характер и нередко подвержена явным идеологическим влияниям и предпочтениям.

Со своей стороны автор данной монографии стремился к максимально объективному и взвешенному анализу исследуемых им интеграционных процессов и явлений, опираясь при этом на достоверную информацию и данные, фиксируемые в официальных документах, национальной и международной статистике. Вместе с тем в проведенном им исследовании приводятся и анализируются самые различные взгляды на ход экономической интеграции на постсоветском пространстве и оценки ее эффективности не только сторонниками интеграции, но также и критиками, скептиками и откровенными противниками.

В ходе работы над монографией были широко использованы официальные правительственные документы России, Белоруссии и Казахстана, решения ЕврАзЭС, материалы заседаний Комиссии Таможенного союза и Евразийской экономической комиссии, обзоры и исследования, проводившиеся Евразийским банком развития, а также материалы национальной и международной статистики.

В своем анализе автор опирался на монографические труды отечественных и зарубежных ученых, посвященные изучению различных аспектов становления и развития экономической интеграции на постсоветском пространстве. Особое место в этих работах заняли исследования ученых Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН и Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при Президенте Республики Казахстан, в том числе те, что осуществлялись в рамках совместных научных конференций и проектов.

Сказанное не снимает, однако, личной ответственности автора как за общий анализ процессов и явлений, рассмотренных в монографии, так и за конкретные оценки, сделанные им в ходе этого анализа.

Искреннюю благодарность автор выражает Е. Густилиной, оказавшей ему большую помощь в научно-техническом оформлении рукописи и подготовке ее к печати.

1. Примаков Е. Мысли вслух. М., 2011. С. 75.
2. Там же. С. 76–77.
3. Путин В. Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня // Известия. 03.10.2011.
4. Там же.
5. См.: Назарбаев Н. Евразийский Союз: от идеи к истории будущего // Известия. 25.10.2011.
6. http:// www.president.gov.by/press80160.html#doc
7. Лукашенко А. О судьбах нашей интеграции // Известия. 17.10.2011.
8. Там же.
9. Там же.

Другие главы из этой книги
  • Итак, несмотря на многочисленные трудности политического, экономического и организационного характера, реальный процесс многостороннего экономического сотрудничества и интеграции на постсоветском пространстве успешно стартовал в середине первого десятилетия нового столетия. Инициаторами...