Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.

Заключение - Очерки евразийской интеграции

Очерки евразийской интеграции
Чуфрин Г.И.
2013 г.
150 Р

Итак, несмотря на многочисленные трудности политического, экономического и организационного характера, реальный процесс многостороннего экономического сотрудничества и интеграции на постсоветском пространстве успешно стартовал в середине первого десятилетия нового столетия. Инициаторами и наиболее твердыми и последовательными сторонниками становления и развития интеграционных мероприятий явились при этом Россия, Казахстан и Белоруссия.

Результатом предпринятых ими усилий стало создание в 2010 г. Таможенного союза, а затем и решение о формировании с 2012 г. Единого экономического пространства. Тем самым ими было сформировано экономическое интеграционное ядро на постсоветском пространстве. Принципиально важной частью продолжения процесса интеграции стало намерение этих стран перейти к следующему его этапу, создав к 2015 г. полноценный экономический союз.

Эти действия были дополнены принятием решения о создании зоны свободной торговли стран СНГ, явившейся еще одной формой укрепления их межгосударственного экономического сотрудничества. Соглашение о создании ЗСТ СНГ было подписано в октябре 2011 г. Россией, Украиной, Белоруссией, Казахстаном, Арменией, Киргизией, Молдавией и Таджикистаном. В феврале 2012 г. о своем намерении присоединиться к нему заявил также Узбекистан.

Иными словами, укрепление многостороннего экономического сотрудничества на постсоветском пространстве стало демонстрировать явную тенденцию к ускорению, хотя и в разных формах и с разным составом участников.

В этой связи важно подчеркнуть то, что на постсоветском пространстве спустя два десятилетия после гибели Советского Союза в целом сложилась политическая и экономическая атмосфера, в которой стало возможным активное формирование отношений тесного межгосударственного сотрудничества. Стержнем этих отношений явились экономические интеграционные процессы и связанные с ними проекты, венцом которых призван стать Евразийский экономический союз.

Создание этой новой, более высокой формы экономической интеграции на постсоветском пространстве в свою очередь ставит вопрос о завершении деятельности ЕврАзЭС как интеграционного объединения, созданного в 2000 г., и на которое возлагались задачи фактически первичного стимулирования многостороннего экономического сотрудничества между входившими в него странами. В течение первого десятилетия текущего столетия эти задачи в основном были выполнены, и мандат, выданный ЕврАзЭС, был практически исчерпан в новых политических и экономических условиях. Ведь трое из пяти учредителей ЕврАзЭС, а именно Россия, Белоруссия и Казахстан, развивая отношения тесного экономического сотрудничества и интеграции, смогли сформировать Таможенный союз и ЕЭП и планируют на их базе создание Евразийского экономического союза. Два других члена ЕврАзЭС — Киргизия и Таджикистан — свое экономическое будущее также связывают с участием в этих интеграционных объединениях.

В этих условиях завершение деятельности ЕврАзЭС и замена его Евразийским экономическим союзом — не просто смена названия ранее созданной организации многостороннего хозяйственного сотрудничества или ее бюрократическая реорганизация, а отражение начала более сложного этапа в постсоветской интеграции, на котором его участники намерены активно углублять взаимодействие во всех основных сферах производственной и инвестиционной деятельности, на рынках труда и капитала, расширяя обмен товарами и услугами и проводя в этих целях согласованную макроэкономическую политику с передачей все большего числа функций на наднациональный уровень.

Разумеется, отмечаемое усиление центростремительных тенденций в экономических связях постсоветских стран в последние годы отнюдь не означает беспроблемного формирования ими интеграционных структур, будь то Таможенный союз, Единое экономическое пространство или Евразийский экономический союз.

Было бы не только наивным, но и глубоко ошибочным отрицать либо преуменьшать многочисленные проблемы и трудности, которые стоят и, вполне вероятно, будут возникать в ходе функционирования Таможенного союза и ЕЭП, а затем и Евразийского экономического союза в предстоящие годы.

Следует также признать, что, несмотря на прогресс, достигнутый в начальный период деятельности Таможенного союза и при формировании ЕЭП, дальнейший успех в реализации интеграционных начинаний отнюдь не предопределен. Внутренние и внешние силы критиков и откровенных противников постсоветской экономической интеграции весьма значительны.

Так, нельзя недооценивать и тем более игнорировать сохраняющиеся противоречия в интересах различных деловых групп и объединений в самих странах ТС/ЕЭП. Более того, по мере интенсификации экономического взаимодействия между этими странами могут возникать и реально возникают новые противоречия, порождающие взаимные споры и претензии. Ясно, что в этих условиях любые задержки с формированием единой договорно-правовой базы ТС/ЕЭП, а также с активизацией деятельности суда ЕврАзЭС во имя объективного и своевременного разрешения подобных хозяйственных споров будут отрицательно сказываться на ходе интеграционных процессов, их темпах и эффективности.

Не приходится сомневаться, что решение этих и аналогичных им проблем и устранение имеющихся недостатков — непростой труд. Важно не только неуклонно и последовательно добиваться взаимовыгодного согласования позиций между его участниками и нахождения наиболее эффективных решений. Игнорирование объективных закономерностей развития и необходимости взаимных уступок и компромиссов, следование в русле узкокорыстных интересов различного рода бизнес-групп и их лобби, стремление получить немедленные хозяйственные выгоды, в том числе за счет интересов партнеров по интеграционным объединениям — не только близорукая и ошибочная политика. Следование ей неизбежно приведет к катастрофическим результатам.

Наряду с этими проблемами внутреннего характера успешному развитию постсоветской интеграции препятствует и то, что в политических и деловых кругах целого ряда постсоветских стран сохраняются и культивируются подозрения по поводу конечных целей интеграционных мероприятий на постсоветском пространстве и той роли, которую намерена играть в их проведении Россия, которой приписываются великодержавные и неоимперские планы.

В этой связи России необходимо не только не ослаблять, но всемерно активизировать информационно-пропагандистское обеспечение своих действий, акцентируя внимание на том, что развитие именно экономического сотрудничества в рамках ТС, с 2012 г. — в рамках ЕЭП, а затем в результате создания Евразийского экономического союза, является и будет оставаться на обозримую перспективу магистральным направлением ее взаимодействия с партнерами по интеграции. Следует подчеркивать также то, что при проведении интеграционных мероприятий Россия и ее партнеры намерены не только неуклонно и последовательно добиваться взаимовыгодного согласования позиций, но и стремиться находить при этом наиболее эффективные решения с тем, чтобы начатый процесс их взаимного сближения стал необратимым.

Возможность же трансформации Евразийского экономического союза в некую ассоциацию государств на конфедеративных началах, которую бы объединяли общие цели не только в экономической сфере, но и в вопросах внутренней и международной политики и безопасности, гуманитарной и культурной областях, по всей видимости, реально может рассматриваться лишь в отдаленном будущем, после того, как для этого сложатся достаточно благоприятные условия во всех государствах — членах Союза.

Проводя курс на расширение и углубление интеграционных инициатив, следует учитывать также то, что во многих постсоветских странах далеко не изжиты иллюзорные надежды на установление тесных партнерских отношений с промышленно развитыми государствами Запада, в частности с членами Евросоюза, и кардинальное решение с их помощью своих множащихся социальных и экономических проблем. При этом фактически игнорируется или замалчивается малоуспешный в целом опыт такого курса в первые два десятилетия после распада СССР.

Откровенно негативное отношение к планам экономической интеграции демонстрирует та часть деловых кругов в постсоветских странах, которая, установив свой контроль над высоко прибыльными отраслями национальной экономики, в первую очередь над добычей и экспортом энергосырьевых ресурсов, намерена и далее эксплуатировать их в целях личного либо группового обогащения, не считаясь с национальными интересами.

Продолжается активное противодействие планам постсоветской экономической интеграции и со стороны определенной части политических и деловых кругов в государствах дальнего зарубежья, в первую очередь в США и странах Евросоюза. Ими ведется активная кампания по дискредитации постсоветских интеграционных начинаний и одновременно выдвигаются и противопоставляются им различного рода альтернативные проекты экономического и политического сотрудничества (типа «Восточного партнерства» или зон свободной торговли с Евросоюзом). В основе этой политики лежат деловые интересы крупнейших мировых игроков, стремящихся не только сохранить, но и существенно расширить свои позиции в экономике постсоветских стран, установить свой контроль над наиболее выгодными и перспективными ее сегментами. Эти интересы подкрепляются и усиливаются также геополитическими соображениями, нескрываемым стремлением не допустить возрождения в любой форме крупного объединенного экономического и политического центра на постсоветском пространстве.

Наблюдается рост интереса к интеграционным начинаниям на постсоветском пространстве и со стороны Китая, вплоть до заявляемого

им — пока в неофициальном плане — желания получить статус наблюдателя в Таможенном союзе, Едином экономическом пространстве или в Евразийском экономическом союзе. В то же время Пекин не намерен отказываться и от планов создания зоны свободной торговли в рамках ШОС, в которой роль Китая, с учетом его экономического веса, была бы доминирующей. К тому же и сейчас Китай активно использует свое членство в ШОС при достижении своих стратегических целей в торгово-экономических и инвестиционных связях с сопредельными центрально-азиатскими государствами. Соответственно анализ реальных намерений Пекина и его политики в отношении постсоветской интеграции, несомненно, заслуживает самого внимательного анализа и взвешенного реагирования, ибо они могут оказать серьезное влияние на характер и перспективы отношений Китая и стран — членов ТС, ЕЭП и Евразийского экономического союза в самых различных аспектах.

На судьбы евразийской экономической интеграции оказывает, а в дальнейшем будет все сильнее оказывать, состояние международной безопасности, как на глобальном, так и на региональном уровнях. Уже в ближайшие годы, по всей видимости, будут усиливаться угрозы национальной безопасности участников постсоветских интеграционных проектов, особенно центрально-азиатских стран, со стороны сил исламского экстремизма. Неурегулированность афганского конфликта и растущая военная напряженность по поводу иранской ядерной программы будут все сильнее оказывать самое непосредственное влияние на интересы национальной безопасности, как России, так и ее партнеров в Центральной Азии. На судьбы постсоветских интеграционных проектов могут оказать негативное влияние также сохраняющиеся противоречия между Россией и США в сфере международной безопасности, включая планы США по закреплению и расширению своего военного присутствия в Центрально-Азиатском регионе.

Таким образом, становление и развитие евразийской экономической интеграции не может рассматриваться исключительно в категориях межгосударственных отношений бывших советских республик, а ныне суверенных государств Евразии. По своему значению это явление, вполне очевидно, носит даже не региональный, а глобальный характер, и его стратегические перспективы будут определяться сложным переплетением и взаимодействием многих внутренних и внешних факторов политического, военно-политического, экономического и социального характера.

Другие главы из этой книги
  • Всему свое время, и время всякой вещи под небом: ...время разбрасывать камни и время собирать камни... Екклесиаст. Гл. 3 На рубеже 1980х и 1990х гг. в результате длительного накопления в советском обществе большого количества серьезных экономических, социальных, национальных и политических...