Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
«День Финляндии» на Флаконе

Введение - Умом Россию понимать

Умом Россию понимать
Лукин А.В., Лукин П.В.
2015 г.
270 Р

Есть анекдот. Пришел молодой поэт в издательство и говорит: «Ночью написал стихи о любви — закрыл тему!» Тема России похожа на тему любви, по крайней мере, в нашей стране она не уступает ей по популярности. Что в этих условиях может дать нам еще одна книга о России, ее истории и политической культуре? Что нового можно сказать, когда обсуждение судьбы страны на протяжении столетий является любимым занятием и времяпрепровождением ее интеллектуальной элиты? Ведь, пожалуй, ни в одном государстве мира людей так не беспокоит собственная история, которая часто рассматривается с точки зрения «вечных вопросов»: что и когда пошло не так, «кто виноват?» и «что делать?»

Конечно, авторы этой книги не надеются «закрыть» тему России. Напротив, мы хотим лишь поставить некоторые вопросы и наметить пути их возможного решения.

Работу над отдельными темами, результаты которой в конечном итоге составили эту книгу, мы начали еще в середине 90-х годов прошлого века, в то время, когда рушилась старая социально-политическая система страны и на ее развалинах зарождалась новая. В такую эпоху естественным было желание заглянуть в историю, чтобы лучше разобраться, что происходит и к чему может привести столь глубокий кризис. Читая литературу о политической культуре России и СССР, как отечественную, так и зарубежную, мы обнаружили полное отсутствие новых подходов, удивительную поверхностность и склонность как тех, кто по-новому называл себя «политологами» (ведь такой профессии в СССР официально не было), так и властителей умов — публицистов — оперировать давно устаревшими, стереотипными, а часто — чисто мифологическими представлениями о своей стране. При этом достижения российской исторической школы, которая, хотя и серьезно пострадала в результате идеологического давления советского времени и разрушения науки в 90-е годы ХХ в., все же выжила, не говоря уже о работах серьезных зарубежных историков, были им фактически неизвестны.

Так возникла идея — вернуть политологию к истории, обратить внимание всех, кто интересуется российским настоящим и будущим и строит по этому поводу далекоидущие концепции, на то, что простое повторение устаревших теорий XIX-го или подходов публицистов начала ХХ в. малопродуктивно, а порой выглядит курьезно в глазах серьезных исследователей.

В результате книга была нами построена следующим образом. В первой главе в популярной форме излагаются некоторые результаты исследований автора, посвященных политической жизни и системы управления средневекового Новгорода. Образ Новгорода как колыбели российской демократии, растоптанной «московским тоталитаризмом», и сегодня гуляет из статьи в статью. Поэтому важно было показать реальное положение дел в этом действительно уникальном городе, система самоуправления которого имела много общих черт с близлежащими славянскими и германскими городами, вошедшими в состав других государств. Этот последний вывод делается на основе привлечения широкого круга новых для российской науки источников на различных европейских языках. В то же время показано, что новгородское самоуправление ничего общего с современной демократией не имело.

Если первая глава — своего рода позитивный пример того, как можно серьезно изучать политическую культуру даже в условиях, когда имеющихся источников крайне мало, то во второй скорее говорится о том, как этого делать не следует. В ней подробно разбираются популярные мифы и стереотипы относительно российской истории: об «извечном российском авторитаризме» и «слабости самоуправления», о принципиальном отличии «европейско-ориентированного» домонгольского общества от «авторитарной» Московской Руси, о том, что монголы принесли на Русь авторитаризм и централизацию власти, об отсутствии феодализма и городского самоуправления, об уникальной роли в России сельской общины, о том, что Россия всегда принадлежала «Востоку», а не «Западу» или была где-то посередине между ними, и о многом другом. Все эти представления анализируются с точки зрения имеющихся на сегодня исторических данных, и на этом основании оценивается степень их близости к реальности. В заключение даются рекомендации: как, на наш взгляд, необходимо строить реальное изучение политической культуры России, не основываясь при этом на мифологемах и стереотипах.

В третьей главе предпринята попытка по-новому взглянуть на политическую систему России, сложившуюся в 90-е годы ХХ в. Она анализируется не с точки зрения привычных противопоставлений «Восток—Запад» или «демократия»—«авторитаризм», но как общество, непосредственно выросшее из политической культуры и политической системы позднесоветского времени, позаимствовавшее и развившее его систему кланов и клик, но уже без централизованной власти компартии и государственной идеологии.

Четвертая глава посвящена проблеме соотношения политического идеала и политического режима в постсоветской России. На основе анализа данных многочисленных интервью и опросов общественного мнения делается вывод о преемственности политического идеала россиян начала ХХI в. и позднесоветского периода, а также о том, что характер нынешнего российского политического режима во многом этому идеалу соответствует.

Пятая глава рассматривает экономическую политику постсоветского периода через призму истории российской экономики. В ней на многочисленных примерах ясно показано, что реформы так называемых «либералов-западников» в действительности представляли весьма традиционную для России политику. Ее результаты, а именно — господство в экономике «олигархических» структур, возглавляемых людьми, приближенными к власти, для тех, кто знаком с экономической историей России, не были неожиданными, их вполне можно было предсказать, поскольку такое происходило уже неоднократно.

Наконец, «Заключение» содержит некоторые выводы и обобщения, а также рекомендации по возможной методологии и направлению дальнейших исследований. Основной наш вывод сформулирован в самом названии книги, взятом из ироничного двустишья И. М. Губермана, написанного как бы в ответ на знаменитое стихотворение Ф. И. Тютчева. Ничуть не преуменьшая эстетического и романтического значения стихов великого поэта, мы все же считаем, что идея о невозможности понимать Россию умом, возможно, и верная в трансцендентальном смысле (как, впрочем, и то, что человеческий ум вообще может постичь лишь очень немногое), не должна превращаться в девиз российской политологии. Для тех, кто посвятил себя не поэзии, касающейся неведомых глубин бытия, но строгим и рациональным исследованиям, строки нашего современника И. М. Губермана гораздо более подходят в качестве призыва к научному анализу.

Работе над книгой в значительной степени способствовало то, что авторы, хотя и братья и носят одну фамилию, в своей повседневной жизни специализируются на совершенно разных проблемах. Один из нас — историк-медиевист, другой — в большей степени политолог, специалист по новейшему времени и международным отношениям. Один специализируется на

«Западе» и владеет европейскими языками, другой — на «Востоке». Один много работал в Германии и Восточной Европе, другой — в Великобритании, США и Китае. Знание разных языков, возможность работы с различными источниками и литературой, знакомство с совершенно непохожими историческими и культурными традициями помогало нам дополнять друг друга в желании взглянуть на Россию как можно более объективно, с разных сторон, что, конечно, нисколько не устранило личностного, заинтересованного взгляда. В результате книга представляет собой синтез различных подходов. Насколько он интересен и верен — судить читателю.

Отдельные части этой книги в сокращенном виде или некоторые высказанные в ней идеи появлялись в разные годы в российских и зарубежных изданиях: сборниках «Споры о новгородском вече: междисциплинарный диалог»[1] и «Образы прошлого»[2], журналах «Политические исследования» («Полис»), «Pro et Contra», «США — экономика, политика, идеология», «Post-Soviet Affairs» (США), «Democratizatsia» (США), «Problems of Post-Communism» (США), «Journal of Democracy» (США), а также в «Независимой газете» и газете «The Moscow Times». Концепция кланового характера постсоветского российского общества была апробирована в учебном курсе «Кланы в политическом процессе России в конце ХХ — начале XXI вв.», который читался одним из авторов на факультете политологии МГИМО(У) МИД России в начале первого десятилетия этого века.

Мы признательны всем, кто сделал эти публикации возможными. Мы также благодарны И. Л. Бендерскому и О. В. Пузановой за вдумчивую редактуру и ценные замечания по тексту.

А. В. Лукин, П. В. Лукин
Москва, май 2013

Примечания

1. Споры о новгородском вече. Междисциплинарный диалог. Материалы круглого стола. Европейский университет в Санкт-Петербурге, 20 сентября 2010 г. [Res Publica]. Вып. 6. СПб., 2012.

2. Образы прошлого. Сборник памяти А. Я. Гуревича. М., 2011.

Другие главы из этой книги
  • Политические культуры в современных обществах никогда не бывают гомогенными. Большинство государств, к которым, со всей очевидностью, относится и Россия, являются многонациональными. В них живут люди, принадлежащие к разным конфессиям и не принадлежащие ни к одной...