Соиздатель и дистрибьютор ООН и других междуна­родных организаций
Личный кабинет
Ваша корзина пуста.
Летние скидки

Климатические изменения в мире социальных контрастов

Журнал «Экология и жизнь»
№8, 2008 г.
Клюев Н.Н., доктор геогр. наук, ведущий научный сотрудник Института географии РАН

Вышел в свет на русском языке новый тематический Доклад о развитии человека. Основная часть книги посвящена вопросам изменения климата. Статистические приложения — серия таблиц, характеризующих по странам мира различные аспекты, прежде всего социально-экономической сферы, по состоянию преимущественно на 2005 г. Блок экологических характеристик представлен данными о выбросах и поглощении диоксида углерода.

В настоящее время изменение климата — научно установленный факт. Глобальное потепление угрожает благополучию и благосостоянию людей. Но наш мир неоднороден: велики различия в доходах, а изменения климата по-разному сказываются на разных регионах. Климатические изменения начинают влиять на самые бедные и наиболее уязвимые слои общества по всему миру. Уже при жизни нашего поколения такое воздействие (усиление засух, экстремальные климатические явления, подъем уровня моря) затронет значительную часть Африки и множество островных стран и прибрежных территорий. В показателях мирового ВВП эти ближайшие во времени ущербы, возможно, не будут значительными, но их последствия для наиболее бедных людей мира могут быть апокалипсическими. Борьба с бедностью и борьба с изменением климата — взаимосвязанные усилия. К успеху надо стремиться на двух фронтах одновременно.

Реагируя на этот вызов и откликнувшись на призывы лидеров стран (особенно Африки к югу от Сахары), Программа развития ООН (ПРООН) и Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) в 2006 г. договорились о партнерстве. Обе организации обязались содействовать уменьшению уязвимости и укреплению потенциала развивающихся стран в таких областях, как разработка более чистых и возобновимых источников энергии, защита от неблагоприятных воздействий климата. Необходимо помочь этим странам модернизировать инфраструктуру, чтобы справиться с усиливающимися наводнениями, вывести сельскохозяйственные культуры, устойчивые к неблагоприятным климатическим явлениям.

Реализация этих задач потребует значительных затрат, которые придется нести задолго до того, как можно будет пожинать плоды успехов. От лидеров потребуется умение заглядывать далеко за пределы электоральных циклов. Людям придется отказаться от кратковременного удовольствия ради благоденствия в долгосрочной перспективе.

Проблема распределения затрат на борьбу с изменениями климата особенно сложна, так как те, кто наиболее ответственен за возникновение проблем — богатые страны, не будут первыми пострадавшими. Наиболее уязвимы те страны, которые не вносили и не вносят значительного вклада в выбросы парниковых газов. Надлежит отыскать этически и политически приемлемый путь смягчения разногласий о распределении бремени и выгод.

В богатых странах указывают на опасность роста выбросов в развивающихся странах. В 1980 г. на развивающиеся страны приходилось лишь 20% выбросов СО2 от энергетических источников, а в 2004 г. — уже 42%. Но если все будут выбрасывать столько парниковых газов, сколько лидеры, то для естественной нейтрализации этих выбросов нам потребуется 9 таких планет, как Земля.

В 2004 г. первая десятка стран по выбросам диоксида углерода выглядела так (в скобках — доля в общемировом объеме выбросов, %): США (21,2), Китай (17,3), Россия (5,3), Индия (4,6), Япония (4,3), Германия (2,8), Канада (2,2), Великобритания (2,0), Южная Корея (1,6), Италия (1,6). Полезна статистика накопленных (кумулятивных) выбросов, показывающая историческую ответственность разных стран за глобальные климатические изменения. По доле выбросов СО2 за 1840—2004 гг. лидерство США еще более выразительно — почти 30%. По 6—8% приходится на Россию, Китай, Германию, Великобританию; по 2—4% — на Японию, Францию, Индию, Канаду и Польшу.

Климатические изменения справедливо связывают не только с выбросами энергетики, промышленности, транспорта, сельского хозяйства, но и с изменениями землепользования (сведением лесов, распашкой территории и т. п.). Учет фактора обезлесения меняет распределение глобальных выбросов. Если учитывать только обезлесение, то Индонезия занимала бы 3-е место как источник ежегодных выбросов СО2, а Бразилия — 5-е место.

Российская доля в общих выбросах за 1990—2004 гг. сократилась существенно — с 8,8 до 5,3%, в то время как глобальные выбросы за этот период выросли почти на треть (в США — на 25%, в Индии — вдвое, в Китае — вдвое, а в Лаосе — в 6,5 раз). Кризисная деиндустриализация России и перемещение «мировой фабрики» в Азию легко прослеживается по экологическим параметрам.

По душевым выбросам СО2 (10,6 т в год) Россия вдвое превышает среднемировой уровень, но лишь немного уступает таким развитым странам, как Германия, Великобритания и Япония (по 10 т). По этому показателю нас заметно опережают США и Канада (соответственно 21 и 20), не говоря уже об ОАЭ (34) и Катаре (80 т).

Благодаря огромным запасам лесной биомассы в России (11% мировой), положительным оказывается российский баланс «выбросы—поглощение» (+72 млн т СО2 в год). Правда, положительный баланс Бразилии на порядок выше, чем российский. В Японии, например, этот баланс сильно отрицательный (—119 млн т СО2 в год), а в США — беспрецедентно отрицательный (—500 млн т СО2 в год).

Методика расчета такого рода баланса (как и оценка содержания углерода в лесной биомассе) в докладе не приводится. Подобным оценкам в рамках определения ответственности стран за глобальный экологический кризис в последнее время уделяется все больше внимания, в частности в газете «География».

Богатым странам угрожают экологические проблемы в будущем. Но уже сегодня реальные климатические изменения ощущают на себе сельские жители в дельтах Меконга, Ганга, Нила, обитатели городских трущоб по всему миру. Вследствие климатической и экологической взаимосвязанности мира, проблемы сельских общин Бангладеш, крестьян Эфиопии и трущоб Гаити можно связать с работой кондиционеров и автомобилей в Северной Америке и Западной Европе.

Общее число климатических бедствий растет. За период с 2000 по 2004 г. от них пострадали 262 млн человек — в 2 раза больше, чем в первой половине 1980-х годов. В 2000—2004 гг. в наиболее богатых странах, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития, климатическими бедствиями был затронут 1 из 1500 человек, а в развивающихся странах — 1 из 19, разница в 79 раз.

Выделяются наиболее важные последствия изменений климата:

1. Угроза продовольственной безопасности вследствие усиления засух (правильнее ставить вопрос шире — об адаптации сельского хозяйства к меняющимся гидроклиматическим условиям, ведь наряду с засухами возможно противоположное явление — рост увлажнения).

2. Угроза водной безопасности. Прогнозируется, что к 2080 г. число людей, живущих в условиях водного дефицита, возрастет на 1,7 млрд.

3. Повышение уровня моря угрожает затоплением территории. Усилится и мощь тропических ураганов.

4. Угроза экосистемам и биоразнообразию (рост температуры на 3 градуса приведет к вымиранию 20—30% видов).

5. Прямые угрозы здоровью человека из-за роста эпидемий — таких, как малярия, тропическая лихорадка.

Богатые страны уже начали адаптироваться к климатическим изменениям. В Великобритании выделено 1,2 млрд долл. на борьбу с наводнениями, в Нидерландах строят плавающие дома, в Швейцарии разрабатывается техника по производству искусственного льда.

Адаптация в бедных странах — это нечто иное. На Африканском Роге требуется преодолевать всё большие расстояния в поисках воды. В дельте Ганга сооружают бамбуковые убежища на сваях, а в дельте Меконга учат плавать женщин и детей. Налицо, как выражаются авторы, «адаптационный апартеид».

Необходимо сократить выбросы парниковых газов на 50% к 2050 г. по отношению к уровню 1990 г. Промышленно развитые страны должны выполнить обязательства в рамках нынешней редакции Киотского протокола и договориться о сокращении выбросов парниковых газов по меньшей мере на 80% к 2050 г. и на 20—30% к 2020 г. Важнейшее направление сотрудничества — расширение доступа к современным энерготехнологиям.

Но даже самые жесткие меры не способны предотвратить повышения глобальной температуры. В связи с этим главным мировым приоритетом следует считать адаптацию к климатическим изменениям. Необходимо включить адаптационные меры в стратегии сокращения бедности в развивающихся странах, учитывая, что проблема бедности в этих странах усилена имущественным и гендерным неравенством.

Поставленная в центр внимания проблема потепления климата — важная, но не единственная глобальная экологическая проблема и, возможно, не самая острая из них. Не имеет, на мой взгляд, пока убедительных доказательств и «парниковая» гипотеза современных изменений климата. Но независимо от влияния выбросов СО2 в атмосферу на климатическую систему, бороться с ними, снижая энергопотребление, — дело экологически полезное.

Верно вскрыт генезис современной экологической обстановки. Основным фактором ее формирования является расточительное потребление богатых стран и богатых людей. Поэтому невозможно не согласиться с тезисом авторов о необходимости принять немедленные меры, чтобы устранить угрозу для двух категорий людей, обладающих слабым политическим весом: для бедных современного мира и для будущих поколений. Отсюда вытекает и верная стратегия «лечения» нашей планеты. Экологический императив надо поставить в центр мировой экономики. Но начать нужно сегодня, и с развитых стран.

Другие рецензии на эту книгу